«Траги»Комедия общества с ограниченной… совестью

Культура
«Траги»Комедия общества с ограниченной… совестью

В бытность руководителем Белорусского Национального академического драмтеатра имени Якуба Коласа Виталия Барковского называли «отцом отечественного театрального авангарда». Спектакли, которые Барковский ставил в Белоруссии, были действительно «под завязку» наполнены провокационными смыслами. И в Смоленске он по-прежнему стремится создавать удивительно тонкие художественные произведения и говорит на современном театральным языке.

Ищет в простом сложное, вскрывая особенности природы отношений между людьми. Заостряет внимание на губительных процессах, протекающих в обществе. Именно поэтому весьма любопытно познакомиться с режиссерским видением смысловых массивов, таящихся за нагромождением слов, сценических образов и вольных ассоциаций, возникающих при «прочтении» его спектаклей.

Беседовать с Барковским интересно. Диалог постепенно превращается в его монолог, и порой кажется, что в какие-то моменты Виталий Михайлович подключается к творческому космосу, который у каждого человека свой, и ты уходишь вместе с ним в космическое пространство парадоксальных размышлений Художника о себе, театре, мире.

В постановке по пьесе израильского драматурга Аркадия Крумера «Люби меня люби» Виталий Барковский пытается помочь зрителю увидеть причины нравственного распада и, возможно, предотвратить грозящую обществу духовную катастрофу. Заметьте: режиссер ставит… комедию!

В 2012 году я впервые поставил в Смоленске спектакль по пьесе собственного сочинения. Речь идет о танце потерянных душ «Нас поцелует рассвет» - постановке, в аллегорической форме раскрывающей историю болезни нашего общества. Зритель не был готов к серьезному разговору - спектакль сошел с дистанции как невостребованный.

После у нас уже не было столь острых событий в плане формы и содержания, и мы в силу сложившихся обстоятельств не предъявляли счет той деформации, которая постоянно присутствует в отношениях человека (и творца в особенности) с социумом.

Я намеренно не касаюсь тем, поднятых в спектакле «Нас поцелует рассвет», взяв за основу разговора со зрителем историю повеселее - пьесу Аркадия Крумера «Люби меня люби».

История эта затрагивает исключительно темы семьи и пространства, которое сформировало взаимоотношения в семье. Постановка будет небезынтересной, поскольку в ней не напрямую, а опосредованно пойдет разговор об акте распада души и отсутствии возможности строить разумные взаимоотношения, надеясь на будущее. Когда отношения неразумны, катастрофа неизбежна! Однако я стараюсь вглядываться в эти процессы с позиции всепрощения и даю зрителю надежду на благоприятный исход.

В спектакле нет места жестокости, которую обычно предлагает жизнь при анализе подобных не вызывающих сочувствия человеческих поступков. Нет смысла издеваться над теми, над кем поставлен эксперимент. Заслуживает кары тот, кто руководит этим экспериментом...

В центре пьесы - «общество с ограниченной ответственностью». Предприимчивый человек организовывает эдакий мистический кооператив, оказывающий услуги всем желающим заглянуть в недалекое будущее. Ограниченная ответственность предполагает что?

Делай, что хочешь, и за это тебе ничего не будет. Ограниченная… совесть. Потому-то и главный герой - типичный сладострастник во всех своих начинаниях, ориентированный на бесконечное потребление, но без стремления отдавать. Ловец душ человеческих и знаток слабостей своих клиентов, без труда находящий нужные ему сведения в информационном потоке. Тем временем вопросы совести остаются в стороне…

Я хочу поговорить о проблеме человеческой мутации. О перерождении современного человека в его отношении к морали и духовности, когда целый свод выработанных человечеством нравственных ориентиров остается за бортом. И церковь ничего не может с этим поделать. В храм Божий приходят те, кто боится Бога. Замолить грехи. Приходят, как в магазин, чтобы купить индульгенцию…

Меня волнует вопрос, почему люди, спасая самое себя, совершают гнусные и подлые поступки, думают: Бог простит. Потому и совесть молчит: «Сегодня все так живут, а я чем хуже?» Что-то произошло в обществе, равновесие нарушилось. Деформация звуков, деформация отношений.

Надеюсь, найдутся люди, которые посмотрят на все это безобразие со стороны и поймут: мы ведем бессовестное существование, преступное по отношению к своему будущему! Стать человеком - большой труд, изначально «человеками» становятся в семье. И только впоследствии общество, потребляя качественный продукт, благодарит нас за это. Но сегодня на практике получается так, что некачественный продукт… более востребован социумом. Есть газ-нефть, зачем еще о чем-то задумываться? Сеять, пахать - зачем? Но когда-нибудь нефтяные реки высохнут - и человек будет не в силах защитить себя и спастись, ибо разучился это делать. Разве что перехитрить соплеменников? Прокормить тело сомнительной пищей, но не душу. Все, что производится сегодня, это некачественный продукт!

Единственное, что мы можем сделать, - найти способ говорить об этом через иносказание и улыбку. Показать зрителю сомнительный путь, по которому идут наши женщины и мужчины, прожигающие свои живые жизни, потому что уже были рождены калеками, унаследовав генетические дефекты предков.

Я искренне радуюсь, когда вижу молодых людей, способных вызывать к себе уважение. Быть может, именно это и держит нас на плаву? Сложно воспитывать детей в нынешних условиях… Да, мы будем учить их добру, приобщать к законам нравственности. Но ведь когда-нибудь дети вырастут и увидят, что в деформированном социуме, где знак «минус» заменен на «плюс», все обстоит иначе! Возникнет неизбежный когнитивный диссонанс.

Куда ни кинь, всюду клин. Даже в самом названии постановки «Люби меня, люби» заложена ирония! Секс стало принято называть любовью. Люди перестали понимать, что любовь - это нечто другое. Но я не имею права относиться к ним с сарказмом – сегодня злиться на человека, мне кажется, не представляется возможным.

Может быть, через ироничную улыбку легче подвести зрителя к осознанию глубинных истин? Помочь увидеть ему причины нравственного распада? Трагедию в чистом виде уставший от катаклизмов собственной жизни зритель смотреть не хочет, и поэтому даже самые лучшие спектакли сходят с дистанции. Приходится… имитировать, заменяя одни выразительные средства на другие. Постоянный поиск компромиссов!

По всей видимости, Анатолий Ледуховский учитывал эти нюансы, отдавая себе полный отчет в том, что если попробует углубиться, усложнив ткань постановки, то возникнет диссонанс. Материал, который транслируется в спектакле, будет не из этого пространства! Значит, нужно каким-то образом становиться на «технический» уровень «приемника». Если волна будет длиннее обычной, «приемник» принять ее не сможет, и зритель уйдет.

Я тоже столкнулся с необходимостью соотносить найденные мной выразительные средства с возможностями «приемника». И находить слова для разговора о важном.

К сожалению, мы и сегодня воспринимаем декорацию как украшательство, а ведь в ней необходимости нет. Пустое пространство порой лучше срабатывает! Именно Ледуховский обращал особое внимание на подчинение пустоты смыслу, акцентируя внимание на сценическом действе.

Возглавив смоленскую труппу, я не раз задумывался: «Как соединить два таких непохожих театра - Войтулевича и Ледуховского? Найти идеальную пропорцию, меру?» Не удалось, потому что пришлось идти потребителю на уступки. Не исключено, что и сам потребитель хотел большего, но пришлось уступать ему уже по причине имеющихся у нас возможностей. Современный театр, как организм, поставлен перед дилеммой: ему нужно не только высказаться, но и сохраниться как предприятие. Впрочем, можно и увеселениями заниматься, но мне кажется, что здание на тысячу человек было создано для других целей.

Для таких городов, как Смоленск, нужно минимум 10 - 15 театров. Смоленску необходимо гораздо большее количество очагов культуры, где собираются люди, испытывающие потребность изменить свою жизнь и сознание. Которые хотят не только зарабатывать, но и жить духовно. Человека нельзя ставить в положение раба, вечно озабоченного тем, дадут ему похлебки или он опять уснет голодным!..

Все эти тайные смыслы присутствуют в спектакле «Люби меня люби», существуя на уровне подсознания, воздействуя на зрителя через полные очарования диалоги, поступки, сомнения и мелкие радости до слез. Через ту среду, которая сформировала человеческий организм, который постепенно удаляется от истинных ценностей.

Замена ценностей приведет к количественным и качественным изменениям в человеке и обществе, и нужно предотвратить этот разрушительный процесс, пока еще проявляющийся как треск в наушниках в момент трансляции пагубной информации.

Театр должен иметь возможность поделиться со зрителем сомнениями насчет дороги, на которой мы сделали вынужденную остановку. У многих, кто сегодня ступил на эту дорогу, есть огромнейшие перспективы перехитрить остальных и сбросить их в канаву.

Возникает закономерный вопрос: кому продавать продукт, если большинство лежит в канаве? Завтра этому большинству газ с нефтью не нужны будут! Обществу нужен качественный человек, иначе жизнь в России закончится.

Как выбраться из тупика, куда мы сами себя загнали? Тут никакая Америка не поможет, я там бывал. Дай мне полмиллиона долларов, не поеду жить в Штаты. Там еще хуже, одни потребители вокруг и мотивированная желанием потреблять агрессия. Что же нам делать - переселяться на другие планеты? Не поможет и это. Господь не позволит. Он с нами и на Земле разберется.

Когда-то в молодости у меня было желание завоевать Бродвей. Но вскоре я пришел к выводу: да, бродвейские постановки сделаны хорошо! Но они рассчитаны на чистой воды потребителя, хоть иногда и в этих шоу проскальзывают очень серьезные, глубинные вещи. А художнику, если он настоящий художник и творец, не хочется создавать дешевые, удовлетворяющие массы вещи. С другой стороны, все, что так или иначе связано с созидательными мотивами, не очень… удобно. Слишком много людей не хотят, чтобы мы открывали глаза.

Анатолий Эфрос сказал однажды: «Одному открыть глаза. Одному!..». Один - уже много. А потом за гробом пойдут 10 - 20 человек, которые будут сожалеть о том, что на свете больше нет Эфроса...

Если на спектакле найдутся люди, которым будет не стыдно жить, которые хотя бы начнут стремиться к этому, значит, и мы будем уважать себя. Когда так редко удается сделать то, чего тебе действительно хочется, очень трудно себя уважать.

«Спасение мира - единственное бесполезное занятие, которым стоит заняться…»

Аркадий Крумер - член Союза писателей Израиля, официальный представитель в Израиле Международного фестиваля искусств «Славянский базар в Витебске». Публиковался в «Литературной газете», «Литературной России», журналах «Юность», «Москва», «Урал». Автор шести книг, изданных в Москве, Санкт-Петербурге и Тель-Авиве. В соавторстве с Михаилом Михайловым им написаны две пьесы, которые были поставлены в Белорусском Национальном академическом драматическом театре имени Якуба Коласа. В интервью Инне Шейхатович драматург, философ и юморист признается: «Мне жутко приятно, что 22 февраля в Смоленском драмтеатре состоится премьера спектакля по пьесе, которая в авторском варианте называлась «Четверо в кровати, не считая пятого». … Лично я люблю жизнь, даже когда она становится невыносимой. Этот мир уже спасти нельзя. Но спасать все равно нужно. Возможно, это единственное бесполезное занятие, которым стоит заняться».


Автор: Анастасия Петракова


Добавьте «Рабочий путь» в ваши источники в Яндекс.Новостях




Загрузка комментариев...
Читайте также
33 минуты назад
сегодня, 13:30
Завтра, 25 марта, на территории Смоленской области ожидается...
сегодня, 12:40
сегодня, 12:10
Двадцатилетний парень может сесть на 20 лет.

Опрос

Вы доверяете народной медицине?


   Ответили: 160