«Кому война, а кому - мать родна». Нужен ли зрителю такой «Праздник»?

Культура
«Кому война, а кому - мать родна». Нужен ли зрителю такой «Праздник»?

20 января видеохостинг You Tube удалил «черную комедию» Алексея Красовского «Праздник» про блокадный Ленинград. Как заявил сам режиссер ТАСС, «причины удаления картины ему неизвестны». Впрочем, догадаться несложно. 27 января 2019 года Россия отметила 75-летие снятия блокады…

Создатели фильма, по понятным причинам, не намеревавшиеся обращаться за прокатным удостоверением в Министерство культуры РФ, выложили фильм на You Tube 3 января 2019 года. И за две с лишним недели только ленивый отказал себе в сомнительном удовольствии посмаковать, какой он на вкус, этот скандальный «Праздник» Красовского.

Но насколько «Праздник» действительно был скандальным и кощунственным? Крамольным настолько, что еще до выхода картины не на экран, так в You Tube вокруг нее (как в случае с «Матильдой» Алексея Учителя), развернулись нешуточные баталии? Попробуем разобраться.

Фильм Алексея Красовского лично я ждала. Катализатором вспышки интереса к камерной работе режиссера, в прямом смысле слова снятой «на коленке» - бюджет «Праздника» составил 3,5 млн рублей, послужило мнение генерального секретаря «Единой России» Андрея Турчака. Турчак обратился к министру культуры Владимиру Мединскому с просьбой «ни при каких обстоятельствах» не выдавать оскорбляющей чувства сограждан «комедии» прокатного удостоверения. Основание: «есть темы, над которыми нельзя шутить».

Прецедент был создан, о «Празднике», находившемся на стадии монтажа, заговорили. Взахлеб, перебивая друг друга, с праведным гневом.

Человеку, который интересуется историей и современным кинематографом, хочется самому понять, до каких высот цинизма дошел Алексей Красовский, не так давно снявший психологическую драму «Коллектор» с Константином Хабенским в главной роли, единогласно названную кинокритиками «Лучшим российским фильмом 2017 года». Картина завоевала призы доброго десятка фестивалей, получив первую награду на «Кинотавре».

Талантливый режиссер, препарирующий человеческую душу, глумится над святынями, устраивает циничные пляски на костях? В последнее верить не хотелось. К тому же возникший вокруг фильма «Праздник» интригующий ажиотаж как раз свидетельствовал об обратном. Особенно если вспомнить свистопляску вокруг невинной мелодрамы Алексея Учителя, возникшую на пустом месте.

«Матильда» удостоилась прокатного удостоверения и хоть и со скрипом, но все-таки вышла в октябре 2017 года на большой экран в большинстве российских регионов. Последовавший поджог экстремистами кинотеатров в Москве, Санкт-Петербурге и Екатеринбурге – это уже совсем другая история.

Однако эпоха идеологических войн в новейшем российском кино началась еще раньше – в 2009-м, когда первой жертвой околохудожественных распрей пала драма Павла Бардина «Россия-88», рассказывающая о субкультуре ультраправых. После прокурорского иска Роскомнадзор признал фильм экстремистским, и картина, завоевавшая премию «Ника» в номинации «Открытие года», специальный приз фестиваля «Дух огня» в Ханты-Мансийске и с успехом показанная на Берлинском кинофестивале, так и не добралась до российских кинотеатров.

В 2014 году был наложен запрет на ленту Хусейна Эркенова «Приказано забыть», повествующую о насильственной депортации чеченцев и ингушей в 1944 году. Министерство культуры сочло эту драму «экстремистской и разжигающей межнациональную рознь».

Третий громкий инцидент произошел в 2015 году и был связан с «Левиафаном» Андрея Звягинцева, которого обвинили в осквернении духовных скреп и необоснованных нападках на власть и церковь. Утопить «Левиафан» не удалось - драма Звягинцева получила общественный резонанс за рубежом, а также «Золотой Глобус» и номинацию на «Оскар».

Гораздо хуже дело обстояло с комедией Армандо Ианнуччи «Смерть Сталина», снятой с проката в 2018 году. Тут все понятно - разве допустимо смеяться над творцами истории? Итак, над чем столь цинично и гнусно смеется «черный гробокопатель» Алексей Красовский, затронувший болезненную для всех россиян тему? Фабула проста: безбедно живущая в задыхающемся от голода блокадном Ленинграде семья ученого-микробиолога Воскресенского (Ян Цапник) собирается встретить Новый год и сервирует праздничный стол. Его женушка (Алена Бабенко) в истерике - ей нужно САМОЙ общипать и приготовить курицу. А тут еще и младший сын Денис (Павел Табаков) нагрянул на секретную дачу с истощенной до предела девушкой Машей (Анастасия Чистякова), с которой только что познакомился в бомбоубежище и по доброте душевной решил ее накормить. Он ведь не знал, что ленинградцы ТАК бедствуют! У Дениса свой мир - стерильный, обеспеченный, благополучный.

К компании присоединится избалованная дочка профессора со своим новым претендентом на руку и сердце - «самострельщиком»-дезертиром (Тимофей Трибунцев). Кстати, прежний избранник капризной барышни Лизы в дорогих мехах (Анфиса Черных) – немецкий шпион. Терроризирующая семейство бабушка за кадром - не в счет. В конечном итоге за столом, на котором вдоволь хлеба и «Селедки под шубой» найдется место, окажутся шесть человек. Шесть судеб, шесть активно борющихся с совестью персонажей, два из которых явно лишние на этом инфернальном празднике жизни и смерти. Как и слово «жрать» из лексикона умеющей резать хлеб, собирая все до последней крошечки, Маши, чью агонию на несколько суток отодвинул ворвавшийся в ее блокадный быт чужой праздник: «Пожру хоть напоследок…»

Все персонажи, без исключения, в той или иной степени по-своему отвратительны. Еще бы, пока разворачивается возня вокруг неощипанной курицы, где-то совсем рядом гибнут от голода и бомбежек люди…

За этим столом, покрытым белоснежной скатертью, о блокаде напоминают лишь несколько реплик. Советский ученый сетует на дочку, что та привлекает к себе излишнее внимание простых смертных, лишенных партийного, сталинского, спецпайка: «Сколько раз тебе говорил - сними шубу!» Но та не понимает, о чем печется папенька, уж слишком далека она от народа. Кому война, а кому мать родна!

Я смотрела эту фантасмагорию, к которой приложили руку оператор Алексея Балабанова Сергей Астахов и выступившая в роли сопродюсера Марина Зудина, вдова Олега Табакова, без прогнозируемого, ожидаемого отвращения и гадливости.

Бюджет фильма скудный - история Красовского напоминает склеенный наспех дешевый телеспектакль. Актерская игра ходульная, плоская и невыразительная. Гротескная – какой-то нелепый цирковой аттракцион страстей человеческих! Это совершенно справедливо заметил блогер Дмитрий Лесной, назвавший «Праздник» «фильмом уровня дипломной короткометражки не самого талантливого студента, зачем-то растянутой на час с лишним…».

Фильм о пире во время чумы провальный, о чем вполне справедливо высказался публицист Сергей Митрофанов: «Должен сказать, если уж замахиваешься на «святое», то нужно это делать более аккуратно. О том, что происходит на экране, можно сказать словами Станиславского: «Не верю!» Нет, не потому что в блокадном Ленинграде не было номенклатуры, - опубликован дневник Рибовского, в котором все это прекрасно показано, а потому что фальшиво само описание социальных трат… Девушке Маше и в голову не могло прийти, что «заслуженные люди» не имели права на спецобслуживание, а «заслуженные люди», в свою очередь, никак не вели бы себя, как будто они что-то мелко тырили у народа. Так было нужно, и конец разговору. Фильм неудачный. Отчасти оттого, что забываются реалии НАСТОЯЩЕГО времени. За попытку - спасибо...»

Немаловажный плюс – картина Алексея Красовского воспринимается как иносказание. Как метафора, и вправду абсолютно далекая от реальных исторических событий, не связанная с ними хронологически. И метафора эта, скорее всего, соотносится с нынешним временем, а никак не с блокадой.

«Праздник» - проекция на современную жизнь, разделившую социум на классы. Проекция, наложенная на Россию в целом, не имеющую общих точек соприкосновения с Москвой, которая не уверена: «А есть ли жизнь за МКАДом?»

Вообразите аналогичную гротескную ситуацию: на праздничный ужин к Ксении Собчак нежданно-негаданно сваливается провинциалка из смоленской глубинки, сроду не лакомившаяся устрицами-белон и прочими невозможными в сельской глуши яствами. Абсурд!

Только, в отличие от скромного и пугливого семейства Воскресенских, не желающего выставлять напоказ свой достаток, российская элита придерживается иных принципов. Выставляет. Шокирует. Вот так и появляются на свет чумные «Праздники». Ошибка режиссера лишь в том, что он выбрал бестактный инструментарий выразительных средств, который может действительно травмировать душу.

На вопрос: «Зачем вы решились на подобный эксперимент?» - Алексей Красовский ответил: «Очень богатые люди делают вид, что они очень бедны, и очень много врут. Параллели с современными депутатами и чиновниками, наверное, понятны. Это, как мне кажется, и объясняет, почему нас сейчас так активно хотят запретить».

У каждого человека своя точка зрения. Истина - посередине. Правы все - и те, кто требует запретить комедию Красовского к показу, и те, кто придерживается диаметрально противоположных взглядов. Смотреть или не смотреть «Праздник», решать вам – 21 января фильм был снова разрешен к просмотру на You Tube. Надолго ли? В декабре 2018-го прокуратурой Санкт-Петербурга видеоматериалы и сценарий этого фильма были запрошены для проведения проверки.


Автор: Анастасия Петракова


Добавьте «Рабочий путь» в ваши источники в Яндекс.Новостях




Загрузка комментариев...
Читайте также
27 минут назад
Инспекторы ДПС ГИБДД в ходе проведения мероприятий по обеспе...
57 минут назад
20 апреля в Смоленске в одном из домов на улице Генерала Лук...
вчера, 21:20
Второй месяц весны-2019 оказывается невероятно засушливым дл...
вчера, 19:42
Сведения о доходах опубликованы на официальном сайте региона...

Опрос

Сколько вы можете продержаться на том, что откладываете на "черный день"?


   Ответили: 429