Людмила Гурченко: «Ради съемок пришлось пожертвовать подарком Чубайса»

Культура
Зрители «Золотого Феникса» до последнего дня не верили, что в Смоленск приедет сама Гурченко. Она появилась  в последний день кинофестиваля - немного скованная от внимания прессы, вспышек фотоаппаратов и вопросов журналистов. Но стоило только заговорить о картине, которую она привезла, и ее голос стал сладким, как рахат-лукум, щеки порозовели, а глаза стали счастливыми. «Пестрые сумерки» - детище Людмилы Марковны, которое стало не только ее режиссерским дебютом, но и шансом выжить в лихие 90-е.
Русский Моцарт

Людмила Гурченко: Шли 90-е годы – время уничтожения того, что так долго создавалось годами. Кино тоже было уничтожено. Пылью и мхом покрылся «Мосфильм», страшно и больно было идти по тем местам. Все умерло. Мне еще повезло - я имела возможность выходить на эстраду, а у других и этого не было. А время шло, уходили несыгранные роли… Ведь годы – это твоя внешность.
Однажды мы очутились на юбилее у Эльдара Александровича Рязанова. Был чудесный вечер – вс гуляли, веселились, танцевали… Ко мне подошел Михаил Ефимович Швыдкой: «Люся, вы должны сниматься!». Я ему: «Где? Кого играть? Маму киллера?» «Пишите, Люся, сценарий… подавайте заявку, я могу вам помочь…» Мы поговорили, но я не спешила – привыкла, что сначала пообещают, а потом забывают. Но Швыдкой продолжал требовать: «Люся, пишите». Так появилось два сценария, но оба не прошли.
А потом наш большой друг, изумительный джазовый музыкант Михаил Окунь как-то мне сказал: «Хочу познакомить тебя со своим учеником - Олегом Аккуратовым. Только он слепой». Сначала Миша показал видеозаписи, где мальчик у рояля творил чудеса – его техника ошеломляла. Кстати, фрагмент этой записи вошел в фильм. Мне рассказывали, что в три года он первый раз подполз к роялю и на слух сыграл первый концерт Чайковского! В тринадцать он записал целую пластинку: играл Дебюсси,  Равеля, Брамса, Шопена, Глинку, Чайковского – все то, что слышал по радио… В 16 лет - пел американский джаз, русские народные песни, классику, романсы, импровизировал…
Мне так захотелось, чтобы о нем узнали люди! Первая возможность вывести Олега на «большой экран» представилась несколько лет назад - это был концерт со звездами в «Современнике», организованный для детей, больных раком крови. Когда Олег с сопровождающими ехал из Армавира в поезде, нам сказали: «Не надо выступать! У нас будут только рок-музыканты». Как унизительно это было слышать! В конце концов, разрешили спеть что-то небольшое. Но мы схитрили: сделали два номера – не дав времени на аплодисменты, и Олег запел по-английски. Потом зал взревел от восторга. Этого выступления по телевизору ждал весь Армавир. И мы тоже очень ждали, когда начнется трансляция этого концерта. Показали. Только наш номер вырезали. Это было очень больно. Я тогда схватилась за голову: «Люся, вот про кого нужно снимать фильм!»
Сергей Сенин (продюсер, муж Людмилы Гурченко): Олег Аккуратов родился в деревне под Ейском. Его маме тогда было всего 15 лет, и забеременела она случайно – по пьяной лавочке. Ребенок родился с целым «букетом» заболеваний -  слепым да еще с церебральным параличом. Он был не нужен родителям и его отдали на воспитание бабушке с дедушкой. А у них в доме стояло пианино. Когда дед слушал свои любимые пластинки, мальчик переставал плакать и буквально замирал, а потом стал подползать к пианино и играть!
У нас хорошие друзья – они, как и все, тут же «сошли с ума», едва увидев видеозаписи Олега. Они подарили ему шикарный концертный рояль и увезли в Америку, в школу для слепых музыкантов – там, где учились легендарные Стив Уандер и Рэй Чарльз - точно такие же слепые и одаренные дети, но только американские. Там он произвел фурор –  с ним хотели заключить контракт, но он вернулся в Россию.
 У героя фильма все заканчивается хорошо: он едет учиться в Канаду. А в жизни вмешались другие силы – когда запахло большими деньгами, на горизонте появился «счастливый» отец.
Людмила Гурченко: Он окончил в Ейске интернат, выиграл международный конкурс, по значимости равный конкурсу Чайковского… Лето кончилось и отец забрал его к себе – теперь он живет на его пенсию!
Сергей Сенин: Едва Олегу исполнилось двадцать, как он подписал пожизненное опекунство для своего отца. Мальчик живет в деревне под Ейском, для него сколотили безобразную джаз-банду и он играет в кабаках. А папа получает за него пять тысяч рублей. Хотя нам недавно звонили из Америки люди и кричали в трубку: «Что же вы наделали? Он бы у нас через год миллионером стал!» Но Олега не интересуют деньги и на самом деле вопрос не в деньгах, а в таланте, который так бездарно пропадает.
«От чего так пусто стало?»
Людмила Гурченко: Название фильма родилось сразу. У меня в книге есть глава: «Сиреневые сумерки». И я стала размышлять: «Интересно, какие сумерки были у  моего отца? Наверное, пестрые…». Изначально у фильма должен был быть другой режиссер, но за неделю до начала съемок он таинственным образом исчез. Пришлось все брать на себя. Пока писали сценарий, я параллельно работала с музыкой и текстами – был уникальный случай и колоссальная работа, картина снималась на музыкальной сетке, а стихи дарили мне после концертов поклонники или присылали домой. Стопочка тоненьких книг – самиздатовские сборники из Ижевска, Хабаровска, Нижнего Новгорода… Девятнадцатилетняя девочка из Ижевска написала: «Когда судьба бросает шанс, хватай ее, лови!». Для людей моего поколения важны уже другие строчки: «От чего так пусто стало? Память, дай былую славу! Время, возврати удачу, - может, все пойдет иначе!». Так и создавалась музыка к фильму - из текстов, мелодий и мыслей.
Сергей Сенин: Когда мы собрали всех этих молодых поэтов на вечере, они не узнали своих стихов, из которых Людмила Марковна сотворила «винегрет». Два года мы писали сценарий и полтора месяца снимали фильм.
- В каких экономических условиях создавался фильм?
Людмила Гурченко: Очень интересный вопрос. Сереж, ответь…
Сергей Сенин: У нас не было спонсоров, не было никого кроме Госкино, которое, как известно, дает только начальный капитал…
Мы начали снимать в конце октября 2008 года – тогда, когда разверзся кризис, и все надежды на спонсоров рухнули в одночасье… В итоге мы отсняли картину на собственные средства и взяли деньги в долг, которые до сих пор еще не вернули.
Наша картина малобюджетная, зато в фильме качественная музыка и дорогие джазовые и симфонические музыканты.
- Как долги будете отдавать?
Людмила Гурченко (смеется): Отработаем…
Сергей Сенин: Квартира главной героини находилась на Ленинских горах. А вся утварь была наша: машина, посуда, мебель, одежда… Мы опустошили всю свою квартиру! Через несколько дней к нам домой пришла домработница, которую мы об этом забыли предупредить. Она увидела полупустое жилище и бросилась мне звонить: «Сергей Михайлович, вас обокрали!».
Людмила Гурченко (наигранно): А главное, что в этой суматохе разбили мою вазочку, которую подарил мне на день рождения сам Чубайс…
Как Гурченко в ванной Ленина плавала
- Ширвиндт, как режиссер, не внес в вашу картину что-то новое?
Людмила Гурченко: Шура? Он такой милый! Пришел на съемки и говорит: «Покажи мне, где я тут должен спать?». А потом еще долго бурчал: «Когда же все закончится? Не пойму, зачем я тут лежу как дрова?».
Сергей Сенин: Одну сцену мы снимали в музыкальной школе ночью. Анна - главная героиня - приходит знакомиться с мальчиком. Съемки были с 6 утра и до 12 ночи. Приехал наш аранжировщик, чтобы  «поймать» Ширвиндта – он должен был записать несколько фраз.
Итак, четыре утра. Шура храпит в кресле. Я с микрофоном на тонкой ножке подхожу к нему, пытаюсь разбудить. Он продирает глаза и спросонья заявляет: «Вы хотите взять у  меня урологический анализ?».
- Ася, а чем вам, молодой актрисе, запомнились съемки?
Ася Дубровская: Хорошим настроением. Работать с Людмилой Марковной - счастье
Людмила Гурченко: Я лично отказалась от боа и брильянтов в пользу Аси – они должны быть у молодой артистки…
Сергей Сенин (вздыхая): В картине было немало шикарных моментов. Но нам, к сожалению, пришлось вырезать сцену, где Людмила Марковна принимает ванную, о которой плавал сам Владимир Ильич Ленин…
Аслан Ахмадов: Людмила Марковна приходила в шесть утра, заходила, здоровалась со всеми… Помню, съемочный павильон был абсолютно задымлен – дышать было нечем. Гурченко выплывала из этого тумана и говорила: «Рай!». «Людмила Марковна да здесь дышать нечем! Какой рай?». «Ты не понимаешь в этом запахе опилок и клея - вся жизнь!».
Она подходила к каждому. Как-то забежала в маленькую комнатку, где сидели «светики» (светоосветители) гастербайтерской внешности и проронила: «Всех взасос!». Вы бы видели их лица!
В фильме я играю инспектора ГИБДД.  И чтобы рассмотреть во мне гаишника  нужно быть Людмилой Гурченко! Эпизод, где главная героиня дает мне взятку – реальный эпизод из ее жизни! Людмилу Марковну действительно остановил инспектор, потребовал взятку, а  после этого… попросил автограф.
Сергей Сенин: Только в действительности это было не 50 рублей, а 500 долларов
Людмила Гурченко: Да, это был самый дорогой автограф в моей жизни. А потом я улыбнулась голливудской улыбкой и сказала: «Спасибо!».


Добавьте «Рабочий путь» в ваши источники в Яндекс.Новостях




Загрузка комментариев...
Читайте также
50 минут назад
Сообщение об их пропаже появилось на форуме ПСО «Сальвар» се...
12 минут назад
Мужчина не стал жаловаться, но решил донести до земляков «ин...
сегодня, 20:37
Такова официальная статистика обращений за медицинской помощ...
сегодня, 20:00
Судебные приставы «поймали» должника с помощью спецоборудова...

Опрос

Как вы относитесь к бесконтактной оплате проезда в транспорте?


   Ответили: 691