Новая реальность

Коронавирус
Новая реальность

Уже больше года мы существуем в условиях неотступающей пандемии. Пора вспомнить, как всё начиналось и как под давлением обстоятельств постепенно менялась наша повседневность.

В январе 2020-го информацию об очередной инфекции из Китая мы воспринимали как не касающиеся нас новости из далекой страны.
В начале февраля больных китайцев обнаружили на территории нашей страны. Они благополучно выздоровели, но стало немного тревожно.
1 марта турист, вернувшийся из Италии, явился «нулевым пациентом», с которого началось распространение коронавируса по России. Через три недели было уже 100 заразившихся. Инфекция приближалась к границам нашего региона: Москва, Псков, Тверь, Калуга, Витебск, Брянск… Стало понятно - «отсидеться в окопах» не получится.
18 марта губернатор Алексей Островский подписал указ о введении режима повышенной готовности из-за угрозы распространения коронавируса.
Главное - запрещалось проведение всех публичных массовых мероприятий, приостанавливался допуск родителей в учебные заведения, работодателям предписывалось следить за состоянием здоровья работников. В Смоленске школьников отправили на досрочные каникулы. Одновременно больницы готовили к приему коронавирусных пациентов. В Смоленске перепрофилировали Клиническую больницу №1, по области - Вяземскую, Сафоновскую, Демидовскую, Рославльскую, Ярцевскую ЦРБ.

Первый пошел...
28 марта стало известно, что коронавирус впервые выявлен на территории Смоленской области. Его привезла вернувшаяся из Турции туристка. Она выздоровела за неделю, и мы выдохнули: «Может, все не так страшно?»
К 8 апреля в регионе зарегистрировано всего семь случаев заражения, по сообщению Роспотребнадзора, состояние здоровья у всех удовлетворительное.
И вдруг 11 апреля - первая смерть. Мужчина приехал из Москвы уже в тяжелом состоянии, был госпитализирован в Смоленске, но из-за обострения хронических заболеваний его организм не справился.
Еще какое-то время мы пытались отслеживать судьбу каждого заболевшего, но вскоре стало не до этого. В день регистрировалось по нескольку десятков новых случаев.
В это время одноразовые медицинские маски в аптеках уже стали дефицитом и подорожали в разы: с 10 рублей в среднем до сразу 50, а потом и до 70. Вскоре они исчезли совсем. Люди делились выкройками тканевых многоразовых масок, охотились за ними в магазинах. Все узнали, что нужно постоянно обрабатывать руки антисептиком, и рекомендованных препаратов тоже стало не достать.
Впрочем, власти региона быстро сориентировались в ситуации и наладили производство дефицитных товаров на местных фабриках, заодно экономически поддержав предприятия в условиях наступившего локдауна.

В голове не укладывалось
25 марта президент Владимир Путин объявляет, что с 1 апреля в России начинается режим нерабочих дней. Из чисто медицинской проблемы коронавирус становится социальной и экономической.
3 апреля в указ губернатора Смоленской области о режиме повышенной готовности вносятся изменения, в соответствии с которыми закрываются учреждения общепита, большая часть непродовольственных магазинов, фитнес-центры, бассейны, салоны красоты, сауны, кинотеатры, игровые комнаты и т. д. Граждан обязывают выходить из дома только в случае крайней необходимости, держаться друг от друга на расстоянии полутора метров.
Наступили незабываемые времена самоизоляции, перевернувшие наше сознание. С таким жители нашей страны столкнулись впервые и жадно интересовались: «А как там у них, за рубежом? Неужели тоже все закрыто?» Тот факт, что да, закрыто и кое-где меры еще и пожестче, чем у нас, несколько примирял с ситуацией. К слову, в нашем регионе, в отличие от столицы, за нарушение самоизоляции не штрафовали, заботливые полицейские лишь проводили профилактические беседы на улицах. На служебные авто были установлены громкоговорители, через которые напоминали об ограничениях. Приходилось брать справки на работе, что трудишься в «разрешенной сфере», или доказывать, что вышел в гастроном. Тогда же появился анекдот о собаке, которая гуляла по 100 раз в день - с каждым жителем многоквартирного дома.
Школьники и студенты познали все прелести дистанционного образования, и их уже не радовала возможность весь день просидеть за компьютером.
Резко в несколько раз подорожали имбирь и лимоны, в какой-то момент «экспертами» объявленные самыми верными средствами для профилактики. Цена на килограмм корня имбиря в начале апреля доходила кое-где до 4 000 рублей.
Особо впечатлительные граждане сметали с полок гречку и туалетную бумагу, готовясь «пересидеть» коронавирус в своих жилищах.

Волонтеры
В этот период в нашей жизни резко выросла роль волонтерства. 24 марта на базе приемной «ЕР» был организован Волонтерский центр, который координировал работу по доставке продуктов и лекарств самым уязвимым перед инфекцией людям -
пожилым.
Помощь им оказывали и ОНФ, и волонтеры-медики, и множество других добровольческих организаций.

Удар по экономике
Для смоленских предпринимателей начало локдауна стало шоком: как это, приостановить деятельность, но выплачивать зарплату? С чего? А когда вместо заявленной недели режим «всеобщих выходных» стал постоянно продлеваться, бизнес забил тревогу. Представители общепита, торговли, туристической, развлекательной и спортивной сфер откровенно заявляли, то в таких условиях им не выжить. При этом кто-то откровенно игнорировал ограничения, пока не приходила проверка (так попались несколько ночных клубов), некоторые продолжали работать подпольно, принимая постоянных клиентов за закрытыми дверями (салоны красоты, например).
Власти проблему осознали, и на разных уровнях был разработан ряд мер поддержки бизнеса. Это и федеральные выплаты тем, кто не сокращал сотрудников, и отсрочка выплаты налогов, а также принятые на региональном уровне решения о налоговых льготах и снижении арендной платы.
Тем не менее коронавирусные ограничения привели к тому, что к декабрю 2020 года в Смоленской области закрылось около 2 тысяч микропредприятий. Об этом Алексей Островский сообщил в интервью ТАСС.
По данным департамента государственной службы занятости, за год пандемии количество состоящих на учете с целью поиска подходящей работы, увеличилось втрое: в конце февраля 2020-го таких было 5,9 тысячи человек, а в конце февраля 2021-го - 17,6 тысячи.
Удержались на плаву те из предпринимателей, кто не только надеялся на помощь властей, но и сам активно осваивал единственно разрешенные способы работы - удаленные. В нашу жизнь активно
вошли дистанционные экскурсии, спектакли, выставки, мастер-классы и уроки танцев.
Кафе частично компенсировали потери торговлей навынос, магазины - с помощью сервиса доставки.
Компании переориентировали на дистанционную работу своих офисных сотрудников, и не все захотели возвращаться в привычный режим после смягчения ограничений.

Вспышки в соцучреждениях
Вернемся собственно к ситуации с распространением коронавируса.
10 апреля стало известно, что заболел сотрудник Вяземского дома-интерната для престарелых и инвалидов. В соцучреждении ввели режим строгой изоляции, медперсонал усилили врачами из Смоленска, начали набирать волонтеров. Саму Вязьму «закрыли» на въезд и выезд.
Но эпидемия развивалась стремительно. И по состоянию на 15 апреля, в Смоленской области зарегистрировали 106 случаев заболевания COVID-19, из них 83 приходились на Вязьму (днем ранее - 33). В дом-интернат был назначен новый руководитель - доцент кафедры инфекционных болезней с эпидемиологией СГМУ, доктор медицинских наук Михаил Шипилов. Ему предстояло фактически с нуля организовать работу в условиях пандемии.
Борьба медиков и волонтеров за жизнь пациентов была больше похожа на подвиг. И они победили. 26 мая губернатор констатировал: «Очаг инфекции ликвидирован, и с сегодняшнего дня, в соответствии с предписанием территориального отдела Управления Роспотребнадзора, в вашем учреждении карантин снят».
Когда 11 мая вспышка инфекции произошла в Ярцевском ДИПИ, а затем и в геронтологическом центре «Вишенки» в Смоленске, опыт вяземских «первопроходцев» очень пригодился.

«Коронавирусные» отставки
В связи с ситуацией в Вяземском ДИПИ был уволен главный врач местной ЦРБ - «за низкую эффективность при исполнении должностных обязанностей». Глава региона заявил, что это решение следует воспринимать «как сигнал руководителям других районных больниц».
В это же время лишилась должности заместителя департамента по здравоохранению Кристина Рябкова. В разгар ограничительных мероприятий она уехала отдыхать в Египет и разместила в соцсети фото с курорта, спровоцировав общественное осуждение.
Начальника департамента соцразвития Татьяну Конашенкову губернатор уволил после того, как коронавирус выявили в третьем в регионе соцучреждении для пожилых людей - в «Вишенках». В вину ей ставилось в том числе неумение наладить взаимоотношения с общественными организациями.
1 июня ушел с поста главы регионального управления Роспотребнадзора Сергей Рогутский. Точная причина отставки неизвестна.

Послабление и откат назад
12 мая, после того как наконец закончились затянувшиеся общероссийские выходные, с согласия Роспотребнадзора губернатор разрешил работу розничной торговли и сделал ряд других послаблений.
Однако уже через два дня пришлось отыграть назад. По словам Сергея Рогутского, смоляне полностью пренебрегали масочным режимом, не соблюдались ограничительные мероприятия и в самих магазинах. Все запреты вернули еще на месяц.

Пик и спад
Пик первой волны коронавируса в Смоленской области пришелся на период с 11 мая (164 заболевших за сутки) по 9 июня (143). После этого наметилась устойчивая тенденция к снижению ежедневного прироста. В связи с этим в Смоленской области вновь решили приступить к поэтапному снятию ограничений.
С 19 июня разрешили открыться небольшим непродовольственным магазинам, стало можно заниматься спортом на свежем воздухе, просто гулять. Второй этап наступил в июле, третий - в августе. Снова открылись большие магазины, кафе и кинотеатры, музеи и бассейны.
К тому времени все смоляне научились надевать маски при входе в общественные места и транспорт и даже не прижиматься друг к другу в очередях. Немало способствовали этому и выписанные стражами порядка штрафы ковидоскептикам. Но и сами люди начали осознавать, что угроза реальна. У многих уже переболели знакомые и родственники, шокировали истории о смерти людей всех возрастов и социальных статусов.
Осенний подъем заболеваемости уже не повлек за собой жестких ограничений и локдауна. Мы вернулись к почти прежней жизни. И кто знает, сколько продлится это «почти»?

СКАЗАНО
«Это было активное движение вперед!»
- Конечно, вначале был испуг… - вспоминает весну прошлого года экскурсовод Михаил Ефимкин. - Но потом пришло понимание, что настало время делать что-то новое. Так мы с супругой Ольгой «ушли в онлайн», тем самым поддержав как самих себя, так и многих других людей. Этот сложный момент сделал нас смелее, научил осваивать новые туристические продукты, в том числе в Zoom. Более того, мы стали вести экскурсии на
Sup-бордах. Это было активное движение вперед! Но нельзя говорить о том, что кризис миновал. Я сейчас веду речь не про индивидуальный, а про массовый туризм. У многих туроператоров с ним возникают сложности. Да, сегодня присутствует ощущение, что пандемия отступает, но, скорее всего, оно обманчиво. Как бы то ни было, за этот год мы не только не опустили руки, но и стали позитивнее смотреть в будущее.

КСТАТИ
Туризм - та сфера, на которой високосное проклятие 2020 года отразилось как ни на какой другой.
Если год назад жизнь в городе затихла, то ее туристическая часть просто умерла. Правда, на время. На карантине турагентства и гиды зря времени не теряли: активно вели социальные сети, слушали и смотрели вебинары, проходили онлайн-обученея, консультировали клиентов удаленно, продумывали и разрабатывали новые туристические маршруты. Едва часть ограничений была снята, туристы стали приезжать в Смоленск. Но бум не произошел. Есть и случаи закрытия туристического бизнеса, и «перепрофилирования» гидов в другие специальности.
Политики пытались видеть стакан наполовину полным и делали ставку на развитие туризма внутри России. Но «звездного часа» не случилось: 2020-й скорее стал отправной точкой для новых открытий. Появились новые маршруты. Самые удачные - «водные»: сплавы на каноэ по Смоленскому Поозерью и экскурсии на сапах по Днепру в областном центре.

Время новых добрых дел
Кризисные явления - как увеличительное стекло - ярче показывают и плохое, и хорошее. Одной из таких проверок на прочность для нас стал прошлый «коронагод».
- В марте за неделю до запланированной даты отменился (но мы до сих пор верим, что перенесся) праздник, который мы долго готовили, - благотворительный бал для девочек из Ярцевской школы-интерната: 10-летней Виты, страдающей ДЦП, и ее младшей сестры Вики.
Планы рушились, надо было брать себя в руки... И мы начали вести проект «Пока все дома», рассказывающий о том, какие плюсы нашли смоляне в самоизоляции. И так мотивировали себя и других…
В итоге, собравшись с силами, организовали самое трогательное на нашей памяти 9 Мая... Поскольку традиционный Парад Победы в 2020-м не состоялся, вместе со следователями СУ СК России по Смоленской области сделали для людей, подаривших нам мирное небо, необычный и безопасный праздник - «День Победы в вашем доме». Развесив листовки на подъездах, где живут ветераны, мы попросили их соседей в определенный час выглянуть в окно и поблагодарить героев войны за Победу. Скатывающиеся по щекам слезы радости, блестящие на солнце ордена, крепко зажатые в руках гвоздики, пробирающие до мурашек песни - казалось, ты находишься на традиционном параде… Но вдруг звучит раскатистое «спасибо!» из окон и с балконов… Соседи ветеранов подпевают звучащие на весь двор военные песни, держа в руках плакаты героев своей семьи, раскачиваются российские и советские флаги, вывешенные из квартир…
- Это был непривычный, но уж точно запоминающийся день для солдат той страшной войны, которым мы обязаны жизнью! После были интернет-конкурсы, традиционная «Елка желаний» для всех (более 170!) воспитанников ставшей нам родной Ярцевской школы-интерната - прошлый год, безусловно, изменил нашу работу. Как? Думаю, он сделал ее более душевной и значимой, - говорит журналист Ольга Марголина (Градова).
Тем временем соорганизатору нашего проекта дизайнеру Алисе Холод, занимающейся созданием костюмов для различных городских мероприятий, также пришлось нелегко.
- Прошлый год для меня был особенным, - признается Алиса. - Он принес много ярких эмоций - от состояния полной неизвестности и страха до радости, что нашему делу удалось продержаться (благодаря пошиву масок в том числе). Сейчас, когда пандемия отступает, мы возвращаемся к активной работе и надеемся, что культурная жизнь в городе станет еще более насыщенной. При этом прошлый год многое изменил в моем сознании, научил не бояться, верить в себя и в окружающих, в их поддержку и помощь. Волнения и стрессы, сопровождающие 2020-й, сплотили меня с семьей и друзьями.
- Год пандемии... Уже целый год. Какой он? - рассуждает «Миссис «Рабочий путь», мама четверых детей и постоянный партнер нашего проекта Светлана Девяткина.
Мой 2020-й - тяжелый, неподъемный и неподвижный. Этот год унес жизнь самого дорогого и близкого для меня человека.
Мой 2020-й - повзрослевший. Он не просто забрал у меня маму. Он лишил меня детства. Мы - дети, пока живы наши родители. Я больше не ребенок. Оказывается, взрослеть в 44 - больно.
Мой 2020-й - инновационный. Новый формат жизни, работы, учебы, соревнований и конкурсов. Никогда еще онлайн не давал столько возможностей. Новые форматы = новые мы. Благодаря внедрению онлайн-формата мой ребенок не просто перешел на домашнее обучение, сделав свой день комфортным по нагрузке. Дочь принимала участие в соревнованиях дистанционно, получала невероятную обратную связь, полноценные комментарии к каждому выступлению, рекомендации и советы. А вместе с этим появилась возможность оттачивать мастерство, новое видение любимого дела.
Мой 2020-й - обновленный. Я для себя открыла неприметную, но важную сферу жизни и самореализации. До этого были донорство и спасение чьей-то жизни благодаря сданной крови. А сейчас я знаю, что волонтером быть никогда не поздно и сохранить чью-то жизнь принесенным пакетом продуктов тоже можно, нужно и важно. Я убедилась в этом, познакомившись со сказочной командой, настоящей семьей волонтеров-медиков. Потому продолжаю обучаться и прохожу новые курсы для волонтеров.
Мой 2020-й - барьерный. Несмотря на маски, невозможность близкого, как раньше, общения, я научилась разговаривать и понимать глазами. Да, вместе с этим мы начали держать дистанцию, закрываться, но это означает и то, что мы стали внимательнее к собственному здоровью.
Можно, конечно, говорить о 2020-м бесконечно. Но он был таким, каким его задумали свыше. Принес и унес много хорошего...

Мария Мирошина, Ольга Градова, Мария Демочкина
Фото: Никита Ионов


Добавьте «Рабочий путь» в ваши источники в Яндекс.Новостях




Загрузка комментариев...
Читайте также
вчера, 20:54
Как сообщает региональный оперштаб,  на 7 мая на территории...
вчера, 19:50
1 июня прошлого года Денис Трищенков  ушел из дома...
вчера, 18:00
7 мая на площади Ленина в Смоленске состоялась генеральная р...
вчера, 16:39
Лайнер, названный в честь города в Смоленской области, прист...

Опрос

У вас будут десятидневные майские выходные?


   Ответили: 266