Суббота, 10 декабря 2016 года

Погода -7..-9 С о

Олег Королев: "Хочу, чтобы смоленский футбол снова зауважали"

Спорт 16:07, 26 февраля 2010

Вратарь – фигура особая. Его ошибки значат слишком много, а подвиги остаются порой незаметными. Голкипер – всегда личность. Один из самых известных смоленских вратарей последнего времени – Олег Королев раскрыл некоторые секреты своей профессии.

Равнялся на Дасаева

- Как вы стали вратарем?

- В семь лет меня отвела на футбол бабушка.

- Бабушка?

- Родители были заняты на работе, и внуком занималась она. Секции выбирал я, а бабушка со мной везде ходила.

- Не было обидно, что тренер поставил вас в ворота?

- Я отличался высоким ростом, поэтому выбор был между баскетболом, плаванием и футболом. Выбрал «спорт номер один», ведь им увлекались все мальчишки. Да к тому же в бассейне и утонуть можно (смеется). Вообще, спасибо родителям, всегда чем-то занимался.
Вратарем, как правило, никто из ребят быть не хочет, но тренер, Евгений Иванович Старовойтов, порекомендовал мне стать в ворота, видимо в поле смотрелся не очень хорошо. Я подумал: «Стоять – не бегать». Но со временем осознал, что вратарю гораздо сложнее, чем полевым игрокам. Нужно больше думать, да и подготовка у голкиперов очень тяжелая.
Скоро новая позиция пришлась мне по душе. Вратарей было мало, и я играл постоянно, даже за старших ребят. Равнялся на Дасаева. А с пятого класса понял, что хочу заниматься футболом профессионально. Тогда в Смоленске была «Искра», и я мечтал выступать за нее. Ведь видел на переполненном стадион «Спартак» матчи с тбилисским и минским «Динамо».

- Многие из ваших одноклассников стали футболистами?

- На высоком уровне играл только Александр Контиев, которые прошел все юношеские сборные. Он мог бы выступать и в высшей лиге, но как и Валерий Соляник всю свою карьеру связал со Смоленском. Еще пару человек из класса играли во второй лиге. У нас было много талантливых ребят, но они выбрали другой путь в жизни.

- Помните свой первый матч?

- Да. Это был 1991 год. Тогда «Искра» попала в аварию. Погибли главный тренер Джемал Силагадзе и основной вратарь Александр Новиков.
Тот матч запомнился на всю жизнь. Тогда в «Искре» выступали такие ребята, что просто не давали сопернику ударить по воротам. Им сказали, что вратарь молодой, и они ко мне никого не подпускали. Сыграли на ноль благодаря старшим товарищам. Помню, что не спал ночь перед игрой и ночь после игры. До сих пор остались ощущения от того матча: болельщики, второй тайм с включенным освещением.

Трагедия с «Искрой» не прошла для меня бесследно. Преемственность для голкиперов очень важна. Старшего товарища не стало, и лишь спустя несколько лет, когда в «Кристалл» пришел Кафанов, я по-настоящему постиг азы вратарской науки. Если бы этот багаж знаний получил в восемнадцать лет, перспектив и шансов заиграть на высоком уровне было бы намного больше. В то время тренеров вратарей не существовало и знания передавались от старшего к младшим. Я же долгое время был самоучкой и тренировался «методом тыка».

- Как складывалась ваша карьера после дебюта?

- Сыграл одну игру, а потом надолго сел в запас. В 1993  году меня пригласили в «Кристалл», причем произошло это чисто случайно. Встретил возле «Детского мира» Сергея Владимировича Крутелева, он предложил попробовать свои силы  в новой команде. Поговорил с Ольховиком, тренером «Искры». Он сказал: «Жаль, что контракт с тобой не подписали, смогли бы денег заработать». И отпустил меня в «Кристалл». Основным вратарем там был тогда Игорь Емельяненков.
Коллектив подобрался хороший. Наша сила была в том, что мы росли вместе с командой. Спасибо за это «Кристаллу» и Александру Ивановичу Шкадову.

Высший класс –  когда мяч прилетает в руки

- Поворотной точкой в вашей карьере стал приезд в Смоленск тренерского тандема Бердыев-Кафанов?

- Да. Мне тогда было 25 лет. «Кристалл» принял Курбан Бердыев, вместе с ним в Смоленск приехал Виталий Кафанов, представитель советской вратарской школы. Многое для меня оказалось в новинку. Раньше было так: тебе бьют, а ты лови. Но ловилось почему-то не всегда, а почему так, никто не мог ответить. Кафанов объяснил, где нужно стоять, чтобы мяч сам прилетал в руки, как нужно играть. Первые три месяца мозги скрипели. Пока думал, мяч залетал в ворота.  Потом игра потихоньку пошла, и в принципе на этом багаже я играл до конца карьеры.
В команде обязательно должен быть тренер вратарей. Голкипер – товар штучный, поэтому и работать с ними нужно индивидуально. Главное в нашем деле – психология и тактика. Мы стоим на последнем рубеже и должны читать всю игру.
Посмотрите, как работает Кафанов в «Рубине». Он доводит всех подопечных до уровня сборной, сначала Козко, Колинько, теперь Рыжикова. А ведь самое интересное, что до того, как эти футболисты приехали в Казань, о них никто ничего не слышал. И если они вышли на высокий уровень, это результат работы тренера. Хорошим вратарем становятся, а не рождаются.

- Какая должна быть психология у вратаря?

- Самое главное – уметь держать удар. Та уверенность, что есть у вратаря, передается игрокам.

- Что самое важное во вратарской технике: игра «на ленточке» или на выходах?

- Зрителям, конечно, нравятся сэйвы, прыжки в углы, но высший класс – это когда мяч прилетает прямо в руки. Игра может при этом казаться невзрачной, но уверенность вратаря передается команде. При такой надежности, как показал «Рубин», можно обыграть и «Барселону».

- Что было вашим козырем?

- Думаю, что если бы поработал с Кафановым не один год, а дольше, прибавил бы во всех компонентах. А так, не могу сказать, в чем были мои главные достоинства. Работать с вратарем нужно постоянно, и он будет расти. Я видел, с чего начинали Козко и Рыжиков и как они прибавили. Козко, например, стал играть на выходах метров на шестнадцать, а это говорит о его уверенности в своих силах. И незря его стали привлекать в сборную. Я, к сожалению, этого не достиг.

Погребняк мне так и не забил

- Самая памятная игра для вас?

Одна из самых первых – товарищеский матч с московским «Спартаком» в 1996 году, когда мы выиграли 3:0. Это было просто сумасшествие, после которого мы поверили в свои силы. Команда почувствовала уверенность, вышла в первую лигу. В тот день звезды сошлись так, что принесли мне фарт. Ловилось все.
Еще один матч, который мне запомнился, был, когда выступал за «Балтику».  Мы играли с краснодарской командой, перед которой стояла задача выйти в Премьер-лигу, полные трибуны, и мы выигрываем - 4:3. Может быть, я не всегда выручал, но именно тогда почувствовал силу и командный дух нашего коллектива. Болельщики радовались так, будто мы выиграли Лигу чемпионов.

- Один раз вы выходили на поле и в качестве нападающего…

- Да. Во время кубкового матча «Кристалла» во Пскове при счете 0:1 вышел в нападение, попугал защитников (смеется), нам повезло и мы выиграли 2:1. Мне и в поле нравится бегать. Вратарь должен хорошо играть ногами и читать игру. Если ты это умеешь, то 70 процентов атак можешь предотвратить, правильно подсказывая позицию защитникам.

- В «Балтике» вы поиграли с Павлом Погребняком, ныне форвардом сборной России и немецкого «Штутгарта»…

- В 2003 году он как раз приехал в Калининград из дубля «Спартака». Погребняк очень нам тогда помог, за сезон наколотил около двадцати мячей. В «Балтике» вообще тогда был очень хороший коллектив. Хотя в течение года нам задерживали премиальные. Могли могли даже побороться за путевку в Премьер-лигу, если бы стояла такая задача.
Пару раз встречались с Погребняком и в качестве соперников. Гол он мне так, кстати, и не забил. Что могу о нем сказать? Парень сделал себя сам, после тренировки всегда оставался бить по воротам, поработать дополнительно. Мы уже года три не общаемся, но когда спрашиваю о нем у общих знакомых, говорят, что он таким и остался.

- Каково было выходить на поле против бывших одноклубников?

- Когда ты играешь с людьми лет 5-6 в одной команде, а потом выходишь против них, эмоции сильные и прежде всего положительные. На поле порой действовали друг против друга жестко, а после игры шутили и подкалывали проигравших.

- Вы сказали, что важен фарт, были свои вратарские обряды или приметы?

- Теперь уже можно про них рассказать. Клал пятачок под пятку и выходил на поле с левой ноги. По примеру Дасаева прятал сумочку с запасными перчатками в ворота. Если проигрывали, приметы менялись. В футболе, как и во всякой игре, без фарта тяжело.

Нельзя простить безразличие

- Вы не считаете, что слишком рано завершили карьеру игрока?

- Можно было бы поиграть и подольше. Здесь во многом стечение обстоятельств. Туда, где хотелось бы играть, не приглашали. Может, где-то не подходил по профессиональным качествам, где-то не хотели брать тридцатилетнего вратаря, а отдавали предпочтение молодым, чтобы потом их выгодно продать. Сейчас ведь в футболе много бизнеса. Там, куда звали, выступать не хотелось.
Я вернулся в Смоленск, хотелось завершить карьеру в родном городе. Приехал летом, начал тренироваться, но получил травму, потом еще одну. Стал вопрос об операции. Подумал, что делать ее не стоит. К тому же команда заявилась на КФК, в ней не оказалось тренера, и меня попросили помочь, так что пришлось закончить карьеру игрока.

- Тренерский дебют запомнился так же, как первый матч?

- Даже наверное больше. Не знал, что можно так волноваться. Тренеры говорят, что им приходится сидеть на электрическом стуле. Действительно, колотило прилично! Когда играешь, волнуешься только перед матчем, а на скамейке у тренера столько адреналина, что потом после игры на взводе еще несколько часов. Это как наркотик, без таких острых ощущений уже тяжело. Разминка становится неинтересна, хочется, чтобы побыстрей началась игра. Азарт большой. Без этого скучно и неинтересно.

- На подопечных не срывались, чтобы выпустить пар?

- Всегда старался понять, почему человек допустил ошибку. Можно сорваться, когда видишь безразличие, когда игрок уходит от борьбы, подводя всю команду. А ошибки бывают у всех. Только безразличие нельзя простить.

- Сейчас вы как тренер можете сразу оценить потенциал подопечных и сказать, какое у них будущее?

- Пока наверное нет, не хватает опыта. Но сразу вижу, есть ли у вратаря школа. Как правило, ребята в Смоленске по-прежнему вырастают самоучками. Хотелось бы на базе ДЮСШ открыть тренировки для голкиперов. Часто просят посмотреть способных парней, я вижу, что есть задатки, но нет школы, а если вратарю шестнадцать лет, ставить ее поздно. В этом возрасте нужно уже переходить во взрослый спорт.
При желании можно из любого парня вратаря сделать, если есть физические данные. Самое главное – упорство. Можно дать человеку знания, но только он сам решает, быть ли ему футболистом.


«Днепру» необходим дубль

- Говорят, в Бразилии молодые игроки переходят во взрослый футбол, когда им уже по двадцать лет. Не считаете, что в России слишком рано бросают ребят в профессиональный спорт?

- Сам часто видел, что некоторые парни вырастают быстрее сверстников, они выделяются физическими данными, но когда переходят во взрослый спорт, не могут там закрепиться. Поэтому обязательно нужна еще одна ступень – команда, в которой бы играла молодежь и готовилась к переходу в основу. Если года за два-три игрок не осваивается, то из футбола он уйдет. Сейчас мы пытаемся и в Смоленске создать такую вертикаль. На это нужно время и деньги. В идеале, конечно, чтобы эта команда играла на КФК.

- В «Кристалле» была такая переходная ступень?

- Нет. Я начинал вторым вратарем. Но в те годы была хорошая команда физинститута, которая гремела по всей России. Из нее у нас и был вратарь и многие футболисты.

- Перед «Днепром» стоит задача комплектоваться за счет местных футболистов. Но ведь за 90-е годы система подготовки игроков, выстроенная в Советском Союзе, была утрачена. Реально ли сейчас в Смоленске набрать талантливых ребят на профессиональную команду?

- Это глобальный вопрос. И его нельзя решить сиюминутно. Для начала нужно выстроить клубную инфраструктуру, что и пытался, кстати, сделать в Смоленске Курбан Бердыев, и что ему удалось выполнить в Казани. И  руководство, и мы хотим, чтобы в «Днепре» играли смоленские ребята. Но в любом регионе, где я был, местных игроков в профессиональных командах – 5-6 максимум. А ведь во многих городах есть и хорошая школа, и база.
Можно сейчас в «Днепре» набрать одних местных, но чтобы они обкатались и заиграли в главной команде, нужно два-три года. От нас же требуют результата, и, думаю, общественность не устроит ожидание. Нужно определиться, чего мы хотим: либо набираем местных и ждем, либо создаем команду для достижения результатов уже сейчас.
Наша земля не обделена талантами, есть способные ребята, но нельзя их сразу ставить во взрослую команду. Был бы дубль, было бы проще.
Второй момент. Когда вернулся в Смоленск, был поражен тем, что футболисты, выступающие за главный клуб области, получают меньше, чем те, кто играют на область. Молодой игрок, который еще не сформировался как человек, выбирает то место, где больше платят. Другие футболисты, люди семейные, вроде бы и хотели выступать за Смоленск, но им были нужны деньги на воспитание детей. Играя на область, они получают больше, тренируются, грубо говоря, три раза в неделю, и меньше ездят.
В профессиональном спорте люди приносят в жертву свое здоровье. Часто болельщики на трибунах кричат: «Да я бы за такие деньги сам по полю бы бегал». Так стали бы футболистами. Но по каким-то причинам  это же не получилось! Никто не видит, сколько нужно затратить времени, сил, труда, чтобы стать футболистом.

Еще тянет в ворота

- Не хотите снова поработать главным тренером?

- На данном этапе и в ближайшем будущем собираюсь быть тренером вратарей. Чтобы стать главным, нужно учиться, заканчивать ВШТ. А как готовить голкиперов, я знаю. В прошедшем сезоне у нас был неплохой показатель по пропущенным мячам, значит, работаем в правильном направлении. И если получится так, что смоленский парень заиграет на хорошем уровне, значит, трудился не зря.

- Если будет необходимость, станете в ворота?

- Встану то встану, но вот вопрос: как я потом встану с кровати (смеется). Нужно заниматься, а сейчас времени не хватает. Азарт есть, и в ворота меня тянет. Во время сборов, думаю, поиграем в футбол с Виктором Булатовым. Его человеческие и профессиональные качества мне импонируют, хочется проверить его на поле.

Бывало, слушали в автобусе «Лесоповал»

- Помимо футбола в вашей жизни есть большие увлечения?

- Всегда слушал много музыки. Она, как и фильмы, спасала во время переездов и сборов, особенно, когда играл во Владивостоке. Тогда нас ждали на Горбушке с распростертыми объятьями. Мы скупали все сериалы и фильмы, которые идут подольше. Так что кое-какие блокбастеры видели раньше, чем они выходили на большой экран (смеется).

- Какие предпочтения в музыке и фильмах?

- Люблю советские картины. Кайф в том, что их можно смотреть бесконечно. Что касается музыки, то здесь все зависит от настроения. Могу послушать и «Руки вверх», и ДДТ, и итальянских певцов.

- Кто вообще обычно заказывает музыку в клубном автобусе?

- Сейчас технология продвинулась далеко, и футболисты предпочитают пользоваться плеерами и ноутбуками. Раньше, когда всего этого не было, музыку выбирал тренер. Бывало, что и «Лесоповал» слушали (смеется). Сейчас в автобусе стараемся смотреть киноновинки. Молодежи «Брильянтовая рука» может быть и неинтересна.

- Не было желания заняться каким-то бизнесом?

- Пока был игроком, не хватало времени. Сейчас жизнь подталкивает к этому. Пока наш клуб не может сделать так, чтобы сотрудники обеспечили свои семьи. Поэтому у меня есть и бизнес, связан он с воротами (смеется), видимо профессия сказывается и не оставляет меня. Но мыслями я в футболе. Хочется, чтобы смоленский клуб снова стал брендом. Раньше ведь как было: в 2003 году тебя готовы были брать в серьезные команды без просмотра, потому что ты играл в «Кристалле», а это уже – гарантия. Время прошло и стали говорить: «А! Так ты из Смоленска. Нужно проверить, умеешь ли ты играть в футбол!». Хотелось бы, чтобы наш клуб снова уважали в России.

Оценить новость
Рейтинг 0 из 5 (0 оценок)


Загрузка комментариев...
Читайте также
Смоленский «Автодор» крупно обыграл столичную «Крепость»
сегодня, 13:17
132

В матче с аутсайдером «дорожники» забили 10 мячей...

В Смоленской области задержали водителя-наркомана (видео)
сегодня, 12:36
289

В кармане его куртки нашли марихуану.

В Смоленское Поозерье приехал заокеанский гость
сегодня, 11:35
397

Стивен Завестовски, стипендиат программы «Фулбрайт»...

На трассе Москва-Минск легковушка влетела в стоящую фуру
сегодня, 11:12
318

ДТП произошло ранним утром 9 декабря на 391 км а/д Москва-Минск....

Опрос

Новогодние желания, которые вы загадывали в прошлом году, исполнились?


   Ответили: 183