Вторник, 21 августа 2018 года

Погода 17..19 С о

Смоленские почтовые станции. Часть 2

Общество 14:15, 20 апреля 2018
Смоленские почтовые станции. Часть 2
«Рабочий путь» продолжает свое путешествие по почтовым станциям XIX века. Сегодня мы проедем по старинному Петербургскому тракту.

Белая станция. Смоленский район

Этот домик с заколоченными окнами знаком каждому, кто когда-либо выезжал за пределы Смоленска в сторону Красного Бора. Больше 30 лет почтовая станция необитаема, а за последние 10 - лишилась своего ажурного металлического козырька и приобрела «ароматное» соседство: к ней перевезли три контейнера, в которые скидывают мусор жители деревни Глущенки. Вместо того чтобы очистить памятник архитектуры от нечистот, кто-то, наоборот, решил, что он должен стать центром помойки.

Рядом лежит груда старого кирпича - это бывший постамент для памятника Максиму Горькому. Скульптура классика литературы бесследно исчезла в 90-е годы.

Зато статус памятника архитектуры позволяет Белой станции входить в список объектов потенциального инвестирования, который вывешен на сайте областного департамента по культуре. Этот объект культурного наследия регионального значения можно купить хоть сейчас (стоимость, правда, не сообщается). Пока желающих нет - объявление «висит» с июля прошлого года.

«Главный корпус Гнездовской почтовой станции выстроен в стиле эклектики с элементами классицизма и псевдоготики. В доме справа от входа находились квартира станционного смотрителя, комната для записи подорожных и кухня, слева – комнаты для проезжающих, особую пристройку к северной стене занимал туалет с мужским и женским отделениями; все помещения отапливались семью печами. Первоначальное цветовое оформление построек Гнездовской почтовой станции сильно отличалось от современного. На участках стен с отвалившейся поздней побелкой хорошо видно, что кирпичная кладка с расшитыми швами изначально была покрыта везде розовой краской. Побелены были только цоколи и декоративные архитектурные детали зданий. Можно заключить, что этот комплекс строений целиком побелили и стали называть Белой станцией не ранее начала XX века».

Из статьи научного сотрудника института археологии РАН Василия Нефедова «Гнездовская почтовая станция в середине XIX века» (опубликована в журнале «Край Смоленский» в ноябре 2015 года).

Вонлярово. Смоленский район

Вонлярово (2).jpg

Валерий Румянцев живет в бывшей почтовой станции с 2003 года. Воду он носит из колодца, в туалет со второго этажа бегает в «скворечник» на улицу, в морозы отапливается только обогревателями - печку пришлось разобрать по ветхости.

«Если занавесить дверь шторкой, то можно зимой до 180 «нажарить», - говорит Валерий. - В морозы сложнее - даже шерстяные носки не помогают».

Но и это - только верхушка «айсберга» проблем в здании.

«Печные трубы разрушены, в подъезде осыпается штукатурка, перекрытие прогнило, окна и двери в подъезде пришли в негодность, отмостка разрушена - и вода затекает под дом - от этого сырость в квартирах», - перечисляет мужчина.

Особенно «впечатляет» крыша: сквозь нее в летнюю ночь можно разглядывать звезды. Кроме Валерия, его жены и детей, в шоссейном доме проживают еще шесть семей. Только у одних жилье приватизировано.

В сентябре прошлого года в Вонлярово выезжали сотрудники Государственной жилищной инспекции Смоленской области, которые констатировали «неудовлетворительное техническое состояние» бывшей почтовой станции.

В октябре экспертиза признала, что износ дома составляет 53,4%, но «здание не создает угрозу жизни и здоровью людей по несущей способности». Однако дом «подлежит капитальному ремонту с целью приведения утраченных в процессе эксплуатации характеристик жилого дома в соответствие с установленными требованиями».

Жильцы воспряли духом, но письмо из местной администрации мигом остудило их пыл: «Перечисленные ремонтные работы требуют весьма значительных материальных средств, бюджет Катынского сельского поселения такими средствами не располагает».

Удивительно, но переезжать обитатели дома из своего старенького жилья не хотят.

Вонлярово (1).jpg

«Смотрите, на то, чтобы расселить нас, уйдет миллионов пять, - размышляет вслух Валерий. - Лучше бы за эти деньги нам дом отремонтировали! Я сам родом из Вонлярова и очень эту деревню люблю: тут у меня и огород рядом, и банька под боком».

«Я тоже так считаю, - присоединяется к Румянцеву пожилая соседка с первого этажа. - Мне, может, жить не так много осталось. Ну зачем мне куда-то уезжать?»

Кроме сотрудников жилинспекции, дом вызывает интерес только у странных незнакомцев, которые проезжают мимо. Объектом их любопытства чаще всего становится старинный козырек над крыльцом. В последний раз его попросили продать за 15 тысяч рублей. Еще столько же давали, если жильцы сами привезут козырек по адресу.

«Даже новый взамен обещали установить», - вспоминает Валерий.

«А вы что?» - спрашиваю я.

«А мы ничего, это козырек нашего дома. Наше достояние. Мы не хотим, чтобы с ним было то же самое, что и с нашим мальчиком».

«С каким таким мальчиком?» - удивляюсь я.

«А вот с этим, - Валерий кивает на одинокий постамент у входа в станцию. - На нем стояла советская скульптура. Где теперь тот мальчик? Никто не знает».

Гранки. Руднянский район

Гранки.jpg

Почтовая станция на подъезде к поселку Голынки встречает нас молчанием и запустением. В ней никто не живет.

«Последние жильцы съехали несколько лет назад», - сообщают в администрации Смолиговского сельского поселения.

Это место стало последней точкой нашего путешествия. Так же, как и вонляровская, станция в Гранках не признана памятником архитектуры - они построены по типовым проектам, а в советское время было принято сохранять только шедевры архитектуры. А почему же Белая станция под Смоленском вошла в число памятников?

«Все очень просто - ей повезло: в советское время, видимо, нашелся человек, который вовремя подсуетился и собрал нужные документы, чтобы здание признали памятником, - говорит наш эксперт по старинной архитектуре, пожелавший остаться неизвестным. - Вряд ли остальные почтовые станции ожидает такой статус. Во-первых, это невыгодно собственникам: кому нужны лишние обременения и хлопоты? Во-вторых, экспертиза – дорогостоящая процедура».

Но даже Белая станция с заветным статусом «памятник архитектуры» может быть уничтожена раньше, чем ее однотипные «братья». «Кажется, мы их теряем», - так сказали бы доктора. Через 20 - 30 лет рассказывать детям и иностранным туристам (надеюсь, они будут) о том, что такое почтовая гоньба, будет гораздо сложнее, чем прогуляться с ними по старинным станциям, заглянуть в каретный сарай и конюшню. Потому что эти дома - летопись нашей истории. Штудировать книги, листать монографии и ходить в архив – это долго, трудоемко и не для всех. А архитектура доступна каждому...

А КАК У НИХ?

Сеть почтовых станций в XIX веке окутывала не только Смоленщину, но и другие регионы страны и ближнего зарубежья. Часть из них оказалась хорошо приспособлена под наше время. В брестской деревушке Нехачево в станции распахнул свои двери «Гостиный двор». Белорусы не только открыли отель, но и сохранили первоначальное назначение здания - «место для остановки путников во время путешествий».

Станцию в эстонском Пярну приспособили под трактир. В деревне Выра Ленинградской области открыли музей «Дом станционного смотрителя».

Фото Виктории Малий.


Автор: Мария Демочкина


Добавьте «Рабочий путь» в ваши источники в Яндекс.Новостях




Загрузка комментариев...
Читайте также
21 августа в Смоленске в сторону "Шарма" не будут ходить троллейбусы
вчера, 23:20
Что ждет смолян на кинофестивале "Золотой Феникс"
вчера, 22:30
Со 2 по 6 сентября в Смоленске состоится ХI Всероссийский кинофестиваль...
"Приехала полиция". В центре Смоленска подростки устроили массовую драку
вчера, 21:17
Массовая драка произошла сегодня днем возле торгового центра...
В Смоленске в «Ночь кино» бесплатно покажут три российских фильма
вчера, 19:30
25 августа в Смоленске пройдет всероссийская акция «Ночь кин...

Опрос

У вас есть кредит?


   Ответили: 674