Понедельник, 16 июля 2018 года

Погода 18..20 С о

Мистика на войне

Общество 11:50, 25 сентября 2017
Мистика на войне

Рассказы очевидцев о таинственных и странных событиях, связанных с Великой Отечественной войной, и по сей день передаются из уст в уста. Что и говорить, накануне 22 июня 1941 года действительно случалось немало странного и мистического.

Предвестниками грядущего апокалипсиса стали птицы - орнитологи засвидетельствовали массовый мор пернатых на европейской части СССР, точную причину которого установить не удалось. Да и некогда было - началась война.

С водой также происходили странности - многие реки Белоруссии, Псковщины, Брянщины и Смоленщины помутнели, вода в них приобрела выраженный красноватый оттенок. Покраснели Вопь, Сож, Остер… Ученые объясняли эту пугающую народ аномалию окрашиванием воды глиной.

Да и в космосе было неладно: незадолго до начала войны в небе над территорией Советского Союза пронеслись сразу три кометы - 17 января, 25 февраля и 12 июня. А ведь, по народным приметам, появление кометы предвещает бедствия…

Совершенно здоровые люди жаловались на галлюцинации и видения, делились «вещими снами», в которых им являлись умершие родственники и предупреждали о грядущей опасности. Необъяснимо, загадочно, непостижимо...

Ангел-хранитель народных мстителей

Старожилы Брянской области припоминают легенду о странном старике, которого весной 1941 года охотники часто встречали в лесах. Белобородый лесовичок в подпоясанном веревкой драном зипуне выныривал из чащи со словами «Не бойся, сынок. Тебя на войне не убьют, вернешься домой». Однако среди них были и те, кому предназначалось горькое предзнаменование. В таком случае дед сокрушенно качал головой и растворялся в ельнике…

Кстати, эту историю записали специалисты фольклорной экспедиции Института этнографии Академии наук СССР, в августе-сентябре 1945 года собиравшие на Брянщине народные сказания и легенды.

Видели старика-предсказателя и в Смоленской области. Вкратце рассказывал о нем дед моего мужа, командир партизанского отряда «Народный мститель» Иван Наумович Петраков. Орденоносец, получивший в 1942 году в Кремле из рук М. И. Калинина свою первую боевую награду - орден Красного Знамени.

В послевоенные годы член обкома КПСС Иван Петраков занимал должность первого секретаря райкома, поэтому вряд ли можно относиться к рассказу скептически.

Дело было в верховьях Днепра. Глубокой осенью фашисты попытались окружить отряд, партизаны отступали с боем. Нужно было нащупать слабое звено в кольце. Вот тут-то и появился чудесный старик с длинной белой бородой. Кто он, никто не знал. Встал под сосенкой, улыбнулся и рукой в сторонку махнул. Пули летят, а старичку хоть бы что! Стоит, от пуль не гнется - не прячется. Партизаны пошли в направлении, которое указал дедок. И прорвались! Куда он исчез потом, было непонятно. По логике вещей, не стоило престарелому человеку оставаться в буреломе да в туманной мгле, должен был присоединиться к обозу. Но нет…

Говорят, партизаны «Народного мстителя» в угранских лесах сталкивались в трудных ситуациях с седовласым ангелом-хранителем еще не раз. Тот напророчил часовому, что жить солдат будет долго. Еще повоюет, мол, и внуков увидит. Так оно и вышло.

Призраки Мясного Бора

Необъяснимые с точки зрения формальной логики аномалии до сих пор происходят в места кровопролитных боев и массовых захоронений времен Великой Отечественной войны. Одно из таких мест – лесной массив Мясной Бор, который находится в 30 километрах от Великого Новгорода. Во время Любанской операции 1942 года здесь в результате боев погибло около 400 тысяч советских и немецких солдат, десятки тысяч из них все еще остаются незахороненными.

Поисковики не скрывают, что в этом лесу почему-то не селятся и не поют птицы, зато порой отчетливо слышны мужские голоса, стоны и явственно чувствуется запах махорки, можно услышать треск сучьев под сапогами и даже автоматные очереди. Некоторые из них утверждают, что нередко встречали в сумерках таинственные силуэты в красноармейской форме и видели в перелеске свежие гусеничные следы танков.

Мясной Бор местные жители обходят стороной – нехорошее это место. Страшное! Именно здесь сражался наш земляк, ветеран Великой Отечественной войны Михаил Кугелев.

- Наши позиции находились летом 1942 года невдалеке от деревни Мясной Бор Новгородской области, - вспоминает Михаил Семенович. - В этих местах созданная в составе Волховского фронта 2-я Ударная армия получила задачу деблокировать Ленинград. Оборона противника была прорвана, но армия понесла огромные потери и попала в окружение. В состав 2-й Ударной, известной в народе как «Власовская», некоторое время входила и наша 374-я дивизия, где в звании младшего лейтенанта я командовал взводом связи.

Помню, как в конце марта 1942 года на Волховский фронт прибыли генерал-лейтенант Власов и представитель ставки Верховного главнокомандующего маршал Ворошилов. Генерал Власов до этого хорошо зарекомендовал себя в боях под Москвой, а к нам он явился в должности командующего фронтом.

Страшные это были дни. Красноармейцы гибли не только от снарядов и пуль, но и от голода. Трупы лошадей считались у нас деликатесом. Хорошо помню, как мы семь дней варили конскую ногу. После того как немецкие войска полностью замкнули кольцо окружения, наш батальон вместе с другими подразделениями отвели в тыл. Прибыли к нам и танки. Десантом на танковой броне мы бросились в атаку, в это время налетели немецкие бомбардировщики. Такой силы бомбежки я больше не переживал на войне! Наш танк провалился в какую-то старую песчаную выработку, из которой так и не смог выбраться. Три дня мы там отражали вражеские атаки.

В июле 1942 года разведка донесла, что большая группа окруженцев находится в труднодоступных болотистых местах, положение критическое. Довелось участвовать в их спасении и мне. Там 20 - 22 июля впервые я участвовал в рукопашном бою. Прорывались через передний край. Раненые, еле стоявшие на ногах от голода, ползли из последних сил. Женщина, капитан медицинской службы, едва передвигалась с оторванной рукой. Передали по цепочке: «Выручим». Человек триста ринулись в атаку. Стоны, крики, мат. Мы не «ура!» кричали, а «б…дь!». Я расстрелял патроны автомата, оставив в магазине пистолета один патрон - лично для себя. Схватка была такая, что зубы стали оружием! Она меня так потрясла, что я потом двое суток спал и не мог проснуться.

После боев у Волхова в батальоне в строю осталось 22 человека, я был 23-м. Один из всего нашего взвода. Мои боевые друзья погибли возле деревни со зловещим названием Мясной Бор. Ожесточенные бои оправдали это название… За ту белую ночь удалось вывести на Большую землю более 2 тысяч красноармейцев.

У меня свыше 30 боевых и трудовых наград. Но самая дорогая, самая памятная медаль - «За оборону Ленинграда». Из всей нашей 374-й стрелковой дивизии только 90 воинов получили эту награду. Затем поступил приказ: «Военнослужащим 2-й Ударной армии наград не выдавать». Почему, и так ясно - нас причислили к «власовцам». А мы сражались героически!

А что касается генерала Власова - он оказался малодушным человеком, трусом. Армия не сдавалась в плен, она сражалась до последней возможности. Сдался Власов с малочисленной группой из шести человек. Финал его жизни закономерен и справедлив.


Автор: Анастасия Петракова


Добавьте «Рабочий путь» в ваши источники в Яндекс.Новостях




Загрузка комментариев...
Читайте также
В Смоленске дерево рухнуло на машину
38 минут назад
На улице Котовского напротив военной академии дерево упало н...
В Смоленской области открылся завод по производству молотого брусита
58 минут назад
Упавшие деревья перекрыли дорогу в микрорайоне Смоленска
сегодня, 16:29
В Смоленске «ВАЗ» столкнулся с трамваем
сегодня, 16:18
ДТП произошло на перекрестке улиц Николаева и Багратиона.