Пятница, 20 октября 2017 года

Погода 1..3 С о

Удивительные люди, пережившие войну

Общество 11:30, 23 сентября 2017
Удивительные люди, пережившие войну

На окраине Кардымова бережно спрятана крохотная улица, со всех сторон окруженная лесом. Приезжий человек едва ли сможет отыскать ее без помощи местных. Здесь находится одно из старейших учреждений для детей-сирот - Кардымовский детский дом- школа. Старейшее оно не только в Смоленской области, но и на территории бывшего СССР. На этой улице всего семнадцать домов, их жильцы давно перестали быть друг для друга коллегами, соседями или друзьями, все они превратились в одну большую семью. И как в любой семье, здесь есть: дети, которых зачастую против их воли воспитывают сообща; взрослые, забегающие в соседний дом перекусить или сообщить о том, что начался дождь - пора бы снять сохнущее белье; и, конечно же, старшее поколение, рассказывающее о тех временах, в которых, к счастью, пришлось пожить только им.

Бывший директор школы, проработавший в ней 45 лет, заслуженный учитель Российской Федерации, награжденный орденом «Знак Почета», медалями «За трудовую доблесть», «Ветеран труда», Виктор Васильевич ЛЕВШАКОВ идет навстречу с садовой тачкой в руках, потому что на сегодня запланирована уборка палисадника. Он пробирается сквозь целую стаю правнуков, требующих у него конфет, и начинает свой неспешный рассказ.

- Хорошо помню сентябрь 1943 года, дождливый, промозглый. Мне тогда было семь лет. Я гостил у своей тети в деревне Конец Кардымовского района. Перед наступлением наших войск через деревню по Старой Смоленской дороге всю ночь шли машины, тягачи - фашисты отступали. Было очень страшно, когда они взорвали мост: во все стороны летели шпалы и рельсы. Хорошо, что жителей заранее предупредили, так мы успели спрятаться. А 22 сентября, как только начало светать, нас разбудила тетя, чтобы показать всадников, появившихся на холме. Потом выяснилось, что это были первые разведчики. Позже появилась уже и пехота. Во всех домах к тому времени были готовы завтраки: сварили картошку, достали молоко или сметану. Мы с братьями пошли к бабушке, она тоже жила в этой деревне. У нее в коридоре уже завтракали наши солдаты. А мы знали, что сейчас такие гости в каждом деревенском доме. После обеда подоспели и оставшиеся войска. Запряженные лошади тянули пушки, там, где было трудно, им помогали солдаты. Скоро я вернулся в Кардымово. Вся наша улица была сожжена, уцелели только три дома. Нетронутыми остались также здание больницы, аптеки и дом, где размещалась немецкая комендатура.

В доме, расположенном через дорогу, уже много лет живет Вера Ильинична СКВОРЦОВА. Каждое утро, улыбаясь, она желает соседям хорошего дня и частенько приносит попробовать что-нибудь со своих урожайных грядок. Ни разу соседи не видели Веру Ильиничну грустной, уставшей или же жалующейся на что-либо, несмотря на трудности, с которыми ей пришлось столкнуться.

- Я родилась в деревне Кошелево Смоленского района. Когда началась война, мне было 14 лет. Как только немцы начали наступать, нас выселили из деревни, потому что ее бомбили. Мы, как могли, пытались остановить наступление фашистов. Всей деревенской молодежью руководил Ваня Иванов. Под его предводительством мы даже ездили на лошади копать противотанковый ров. Но это не помогло - Смоленск оккупировали. А когда город освободили, мы даже не успели вернуться в деревню. Прямиком из леса нас отправили восстанавливать Смоленское депо. Везде были развалины, от города ничего не осталось, но, что удивительно, люди тогда такие добрые были! Все хотели помочь друг другу, поддержать. Мы с ребятами жили в деревянном сарае. Осень, холод, конечно, не отапливается ничего. Нам дали большие глыбы, от которых нужно было отбивать мотыгами кирпичи, чистить их и складывать. Дневная норма - 1200 кирпичей. Я тогда вспомнила, как во время отступления оказалась на Соловьевой переправе. Она мне до сих пор снится. Вся река была красная от крови, а берега усеяны трупами. Столько погибших женщин, а рядом с ними плачут дети! Именно тогда я решила, что обязана воспитывать этих детей. Прямо в военных ботинках (они у меня оказались, потому что стали кому-то малы) пошла поступать в Смоленское педагогическое училище. Я еще два года восстанавливала депо и училась на заочном отделении. Закончила и сразу же отправилась работать в Касплянский детский дом, потом перешла в Кардымовскую школу-интернат, в общей сложности проработала воспитателем 40 лет.

А в соседнем подъезде кружит над плитой Любовь Григорьевна КУЗЕНКОВА. Мы поднимаемся на второй этаж и даже не пытаемся дотянуться до звонка, потому что входная дверь открыта нараспашку, из квартиры доносится сладковатый аромат консерваций. Не успев переступить порог, узнаем от хозяйки, что салат «Фасолинка» в этом году удался и нам явно стоит записать его рецепт.

- Когда началась война, мне было шесть лет. На территории Угранского района, где мы жили, действовал партизанский отряд «Смерть фашизму». Мама была связной. Кто-то на нее донес, тогда меня, младшую сестру, брата и маму сослали в рославльский лагерь военнопленных Дулаг №130. До войны там располагалась Школа младших командиров пограничных войск НКВД. В лагере мы провели год и четыре месяца. Мать постоянно вызывали на допросы, часто она возвращалась с синяками и ссадинами. Взрослых гоняли на какие-то работы, а дети просто ходили вдоль колючей проволоки. Есть совсем нечего было, давали только похлебку из брюквы. Иногда местные женщины приносили нам какую-нибудь еду: картошку, кусочек хлеба. Немцы очень боялись любых инфекций, а тогда в лагере свирепствовал тиф. Они каждое утро делали обход, кричали: «Krank, krank!» Если находи- ли какого-то больного, сразу уводили и заживо закапывали. Брат был совсем маленький, болел, мы прятали его под какое-то тряпье. Так жили до сентября 1943 года. В концлагере было два здания: моя семья находилась в деревянном, там было 1200 человек, во втором - поменьше - 700 человек. Немцы узнали, что идет наступление, и сожгли деревянное здание вместе с людьми. К счастью, за два дня до этого нас по какой-то причине перевели во второе здание, только поэтому мы и остались живы. После освобождения тоже было нелегко. Мама растила нас троих одна. Жили в Угранском районе в небольшой деревянной хатке у какой-то бабушки, как квартиранты. Все было разрушено. Мать с утра до вечера работала в колхозе. Есть было нечего. Собирали мерзлую картошку, делали из нее «тошнотики». Очистки не выбрасывали, мать их мыла, сушила, а потом на жерновах перетирала, из этой смеси жарила лепешки. Лебеду варили, конский щавель, заваривали в чугунках оставшиеся после уборки урожая колоски. Тяжело было, но, даже несмотря на это, в восемь лет я пошла в первый класс. Школ не было, сидели все деревенские детишки в одной хате. После войны закончила педагогический техникум, всегда хотела стать учителем. Первое время работала в Духовщинском детском доме учителем начальных классов. Потом его закрыли, меня с группой детей перевели в Кардымово. Здесь я работала до самой пенсии, да и после нее еще 20 лет. Мой общий стаж - 53 года, даже есть медаль «За трудовое отличие».

Говорят, что в России нет такой семьи, которую не затронула бы Великая Отечественная война. Герои этих историй живут вдоль одной улицы, на расстоянии нескольких метров друг от друга. А в Смоленске - 610 улиц, и страшно даже представить, сколько таких воспоминаний они хранят.

Лина ЯКУТСКАЯ, Ян ШАДУРОВ.

Оценить новость
Рейтинг 5 из 5 (2 оценок)


Загрузка комментариев...
Читайте также
В центре Смоленска нашли труп 20-летнего парня
21 минуту назад
Тело жителя Сафоновского района было найдено 20 октября в об...
«Суицид» кота парализовал работу завода в Смоленской области
46 минут назад
О гибели животного в социальных сетях рассказали работники о...
В Смоленске на рабочем месте напали на замглавврача психдиспансера
сегодня, 14:34
Футбольный рефери из Смоленска рассудит матч московского «Спартака»
сегодня, 14:04
Смолянин Николай Волошин будет работать на кубковом матче &l...

Опрос

Уверены ли Вы, что в случае необходимости вновь сдать ПДД, Вы сдали бы с первого раза?


   Ответили: 140