Среда, 20 июня 2018 года

Погода о

«И соборы стоят как ракеты на старинной Смоленской земле...»

Общество 12:00, 16 сентября 2017
«И соборы стоят как ракеты на старинной Смоленской земле...»

Про четыре дырки от гвоздей и странные шатры Успенской церкви.

Смоленщина в архитектурном плане - одна из самых многострадальных областей России. Ее архитектурное наследие - микроскопические крохи от того, что было. Война нанесла невосполнимые потери, особенно для гражданской архитектуры, а советская власть на две трети уничтожила церкви, соборы и монастыри, часто списывая потом эти потери на войну...

Побывав в разных регионах России, я с грустью отмечал этот контраст: между городами, пережившими оккупацию, и городами, не знавшими войны. Этим летом мне посчастливилось побывать на живописном пленэре в маленьком ярославском городе Тутаеве. Поразила его какая-то зазеркальная, былинная атмосфера русской старины: когда сохранились не дома, а целые улицы и кварталы. А еще любовь и кропотливое сбережение своего наследия жителями Тутаева стали для меня настоящим культурным шоком и недостижимым примером для моей родной Вязьмы...

Сравним потери: из 11 храмов Тутаева полностью утрачены только два и одна колокольня, из 24 храмов Вязьмы теперь не вернуть 14 и еще 4 колокольни. То есть тутаевские потери составили 22,7%, а вяземские - 66,7%.

Показателем нашего скромного уцелевшего наследия может послужить и фундаментальное издание «Свод памятников архитектуры и монументального искусства России» издательства «Наука». В нем памятники архитектуры Владимирской или Рязанской области представлены в четырех томах, Тверской - в шести, а Смоленская область, увы, поместилась в одну книгу... Поэтому нам историю архитектуры все чаще приходится изучать по старым фотографиям...

А теперь хочу рассказать о своей недавней поездке в Демидов. Этот город поразил своей компактностью и красивым расположением на слиянии двух рек – Каспли и Гобзы. Древний город Поречье, переименованный в 1918 году, утратил свое имя, но не утратил очарования. Даже без ярких архитектурных доминант его тихие зеленые улицы с одноэтажной деревянной застройкой как будто хранят какую-то тайну или вспоминают о былом.

Нашим проводником в мир прошлого Поречья стала краевед и замечательный человек Вера Евгеньевна Афонина. Она хотела как можно подробнее и интереснее рассказать о Поречье, волей-неволей заражая нас любовью к этому городу... Так бывает, что незнакомый город раскрывается через двух-трех добрых людей, встреченных в нем.

Вторым проводником, уже в современный Демидов, стала случайно встреченная работница почты... Обычно я стараюсь сфотографировать город с самых редких и высоких ракурсов. И тут, поднявшись на верхний этаж одного современного здания, я не нашел окна в сторону центра, а только лишь дверь. Постучал наугад, и вдруг встретил очаровательную женщину, с которой с ходу проговорили полчаса на самые глубокие темы. Оказалось, что это местный почтальон, человек удивительной доброты, открытости и гостеприимства.

С вяземской журналисткой Татьяной Пастернак она провела нас по всем лучшим высотным точкам для съемки, а потом показала путь и на крышу, с которой открывался захватывающий вид. Этот незнакомый почтальон стал для меня как бы душой Демидова, олицетворением милой русской провинции.

13-1942 год.jpg

Вот и Успенская церковь. За свой огромный размер в народе ее называют «вторым собором». Хорошо знакомая по книгам и фотографиям, теперь она смотрелась как какой-то сказочный богатырь... Так часто бывает: когда готовишься к встрече с дорогим для тебя объектом, то при виде его, например Эйфелевой башни или Римского Колизея, они кажутся ненастоящими, потому что не сразу веришь, что ты с ними рядом.

13-1 января 1900 года.jpg

Успенская церковь была построена в 1874 году. Для земли смоленской это редкая, очень эффектная и, по-моему, единственная такого типа церковь. Хотя в России подобные храмы были типичными для своего времени. Ближайшая «сестра» демидовской церкви - это Ильинская в Бешенковичах 1870 года. Для церквей данного типа характерны большой размер, часто – отсутствие колокольни, кубический основной объем, традиционное пятиглавие, восьмигранные барабаны, завершающиеся главками, поставленными на высокие шатры.

Недавно была проведена реставрация, и церковь предстала во всем своем великолепии... Но что это? Привычных шатров-то практически и нет! Это сразу бросается в глаза. Это как если бы у всем знакомого силуэта храма Василия Блаженного - вместо глав поставили бы готические шпили...

В нашем случае, у Успенской церкви в Демидове, при реставрации изменили форму шатров на какие-то приземистые пирамидки. В результате - ощутимо понизилась высота храма и главное - был изменен замысел архитектора. Иконографический тип таких пятиглавых храмов - устремленность вверх, при которой подчеркнутая вертикаль – как символ контакта мира земного с божественным. Для усиления этого эффекта и используются шатры - излюбленный прием древнерусских зодчих начиная с XVI века.

Форма шатра, усиленного вертикальными гранями, - лучше традиционного купола или ротонды выражает желаемую устремленность вверх. Потому что шатер, или призма – самая стремительная геометрическая фигура, сужающиеся линии которой зримо являют бесконечное восхождение ввысь... Тут можно вспомнить знаменитые строки Юрия Визбора: «И соборы стоят как ракеты на старинной Смоленской земле...»

Именно «как ракеты» - понимаете?.. Но что случилось с демидовскими шатрами, почему они были изменены? Это тем более странно, что у реставраторов, скорее всего, был подлинный образец: судя по фотографиям, железные конструкции старых шатров сохранялись до последнего, и можно было просто снять обмеры и один в один повторить оригинальную форму. Что помешало реставраторам? Ведь у этого вопроса есть и юридический аспект.

Перестройка памятника архитектуры запрещена и наказывается в соответствии со ст. 243 УК РФ. А к реставрации памятников, в соответствии с Федеральным законом №73-ФЗ, допускаются только профессиональные реставраторы, и компании, имеющие лицензии на реставрационные работы, с проектом, предварительно согласованным со всеми надзорными органами. Простым строительным бригадам, не имеющим лицензии, прикасаться к памятнику запрещено.

Для понимания серьезности реставрационного законодательства можно вспомнить недавнюю историю в Архангельске... Есть такая всероссийская общественная организация «Последний адрес». Это граждане, преимущественно историки, которые изучают, систематизируют и увековечивают память о невинно репрессированных и позднее реабилитированных гражданах СССР, ставших жертвами сталинских репрессий. Почтение памяти заключается в установке небольшой таблички с указанием имени пропавшего в лагерях человека на стенах домов, которые и стали для невинной жертвы – последним адресом... И вот в июне в Архангельске, на деревянном бараке была открыта очередная такая табличка... Но вскоре инициатор установки, местный историк, был отправлен под суд! Кто-то решил, что просверлить четыре дырочки диаметром 6 мм – это повреждение памятника. В итоге историка признали виновным и присудили штраф 200 тысяч рублей!

В случае с Демидовым: была ли это настоящая реставрация и имели ли реставраторы лицензию и согласованный проект? И главный вопрос - почему в одном случае нельзя просверлить четыре дырочки, а в других - можно существенно перестраивать памятник? Разве может закон иметь избирательное применение? И конечно, очень жаль, что строители исказили облик храма и гости Демидова теперь не увидят его былую красоту.

13-Вид на Утраченную Пятницкую церковь.jpg

Дальше наш путь лежал к часовне Параскевы Пятницы. Вера Евгеньевна подвела нас к красивому месту на высоком берегу Гобзы, где в очертаниях извилистых улиц и холмов чувствовалась таинственность и древность. И действительно - здесь была церковь Параскевы Пятницы 1749 г.

Теперь рядом с местом утраченного Пятницкого храма стоит одноглавая часовня, с двумя арочными окнами по фасаду, которые, словно глаза, смотрят на нас из глубины веков. Образ этой часовни был красив и в сумерках напоминал картину Левитана «Над вечным покоем».

Однако и эта часовня была существенно перестроена: над входом был разрушен красивый фронтон, с восточной стороны пристроена массивная абсида...

13-Разобранный Рождественский собор  1929 год.jpg

Самым большим потрясением для меня была встреча с Рождественским собором - древнейшим зданием Поречья, 1737 года «рождения».

Он хорошо известен по многочисленным фотографиям и открыткам, и я, конечно, знал, что самого собора давно уже нет. И наша «встреча» должна была быть условной - хотелось почувствовать его место в городской среде и поклониться с покаянием за вандализм предков... Но потрясение было огромным, когда я узнал - когда был снесен собор. Я думал, во время войны, и это дело давнее... но мы шли по залам краеведческого музея, и я видел фотографии собора от одного стенда к другому: 1940-х, 1950-х, 1960-х годов! Оказывается собор, главное украшение города, был снесен в 1968 году! Не в мрачные годы сталинизма, не в хрущевскую оттепель, а совсем недавно – при брежневском застое. Т. е. собора нет совсем не «давно», и сносили его не далекие предки, а в общем-то наши современники, которые сейчас, при нынешнем расцвете церкви, вполне себе могут ходить молиться в соседний храм...

Вот такая загадка русской души: 100 лет назад городской обыватель прославлял царя и строил храмы. Через несколько лет он же взял кувалду и разрушил алтари, которым поклонялся. До 1970-х годов храмы рушили «наперегонки», какая область разрушит больше.

Так или иначе, при виде руин родной Смоленщины понимаешь, сколько красоты было погублено! И может быть, пора отложить демагогию и, осознавая горечь утрат, полюбить понятия - беречь, хранить, ценить, уважать. И исполнять закон. Ведь Конституция нашей Родины (ст. 44) более чем определенно гласит: «Каждый обязан заботиться о сохранении исторического и культурного наследия, беречь памятники истории и культуры».

В завершение нужно отметить отрадный факт демидовского культурного наследия: здесь практически нет старинных руинированных зданий и бесхозных церквей. Все храмы действующие. Нам не удалось посетить еще две церкви - Благовещенскую и Покровскую, но мы еще обязательно вернемся в этот город как к старому другу.

Актуальную сейчас идею развития внутреннего туризма лучше начать с ближайших окрестностей, соседнего района и так далее, расширяя территорию сопричастности, ответственности и своего кругозора. Приезжайте в Демидов!

Художник В. В. Чайка, г. Вязьма.



Добавьте «Рабочий путь» в ваши источники в Яндекс.Новостях




Загрузка комментариев...
Читайте также
У Смоленского кафедрального собора появился свой сайт
вчера, 23:30
Об этом стало известно на пресс-конференции митрополита Смол...
Смоленскому госуниверситету отказали в аккредитации двух направлений
вчера, 22:30
Соответствующий документ выложили в социальные сети.
В Смоленске хотят удлинить маршрут «Бессмертного полка»
вчера, 17:28
В следующем году колонна может пройти, в том числе, по улице...

Опрос

Вы болеете за нашу сборную на чемпионате мира по футболу?


   Ответили: 245