Четверг, 08 декабря 2016 года

Погода 0..2 С о

Замуж за араба: затащи меня в ад

Общество 13:07, 17 августа 2009
Эту историю, скорее, смахивающую на сценарий леденящего кровь триллера, чем на истинную правду, мне рассказала Ольга М. В прошлом - учительница младших классов и... рабыня, едва не затерявшаяся навсегда в пустынях Египта. И смолянка, тоже в прошлом. Она решила оставить в прошлом всю свою 36-летнюю жизнь в надежде найти новую. Мы не можем назвать ее настоящее имя и фамилию - кто захочет выставлять свой позор на всеобщее обозрение? 

Поезжайте, девушки, на моря, в поисках настоящего дикаря!

 
Рыхлая, нескладная коротышка Ольга и в юности не имела успеха у сильного пола. Еще бы! Трудно представить себе Дон-Жуана, прельщенного пухлым деревенским личиком, щедро усыпанном конопушками.  Жесткие соломенные волосы да маленькие васильковые глаза в частоколе коротких белесых ресниц совсем ее не красили. Добавьте в качестве пары размашистых штрихов к  портрету моей героини широкие бедра и нулевой размер груди.
В студенчестве Оля забросила румяна, тушь и пудру, перестала ходить на дискотеки и с завидным рвением кинулась грызть гранит  наук. И \"догрызлась\"-таки до учительского диплома!  В школе с женихами было туго, да Ольга по сторонам и не смотрела, потому как не на кого было глазеть. Вечно пьяный трудовик, наглый физкультурник, \"играющий в пряники\" с хорошенькими практикантками, и равнодушный к женскому полу историк-пенсионер в очках с толстенными стеклами. Вот и весь жениховский контингент.
Пять лет Ольга исправно чертила мелом на доске прописные истины и до ночи проверяла тетрадки. И вдруг и на ее скромной, скучной улочке старой девы  приключился праздник.  Подружка Анна, которая вместо школы предпочла заняться обувным бизнесом, пригласила Ольгу в Египет. И даже спонсировала поездку: мол, потом отдашь.    
В Хургаде Оля ходила... с открытым ртом. Ее, никогда не покидавшую пределы Отечества, поражало все:  пальмы, ослепительное африканское солнце и море, в котором плескались яркие рыбки. Роскошный номер в отеле сразил наповал жительницу \"хрущобной\" коммуналки.   Но был и еще один момент, заставлявший ее краснеть до ушей: ее, слегка прожаренную на пляже и совсем нелестно контрастировавшую с подтянутой любительницей соляриев и фитнес-клубов Анной, ни на минуту не оставляли без внимания горбоносые красавцы-арабы! Мускулистые, с влажными страстными очами - чернее, чем египетская ночь, и изогнутыми луками  бровей! 
И Ольга пустилась во все тяжкие. Анна лишь посмеивалась: \"Хороша, \"Наташа\"! Хоть нервы и здоровье поправишь, видишь, какой на тебя спрос?...\"       Ольга совсем позабыла отрезвляющие советы психологов: \"Арабские мужчины гораздо более обходительны в ухаживании, чем европейцы. Они внимательны, нежны, заботливы и очень настойчивы в достижении своих целей. Основная их цель - ...бизнес на телах россиянок, неизбалованных вниманием мачо на неласковой Родине, наплодившей в избытке дочерей, и, по каким-то странным геополитическим причинам совсем нерасположенной рожать сыновей\". 
Ольга радовалась любому ласковому взгляду и слову, и, нежась в объятиях очередного красавца, в потоке фраз слышала только одну, милую ее сердцу: \"Ай лав ю, Оля!\".
На следующий год Ольга не ела - ни пила, накопила денег и снова полетела в Хургаду. Уже без подруги, отпускавшей ироничные шутки и снижавшей \"градус\" любовной романтики.  Вместо пирамид Ольга выбрала сеансы массажа. И таяла, таяла в крепких руках бронзового Ибрагима. Ибрагиму помогал брат Исмаил, не спускавший глаз с Ольги. Ибрагим в процессе разминки Олиных рук-ног рассказывал красивые восточные сказки про двухэтажный коттедж в городе в окружении пальм, бассейн с затейливой мозаикой и дорогущий \"кайен\". С его слов получалось, что он и Исмаил - \"первые парни в Хургаде на \"кайене\". В гостях у приветливого Ибрагима дурнушке Оле понравилось, будущая жизнь казалась слаще  щербета. \"Будем жить вместе - ты, Исмаил и моя жена Амина\", - пел Ибрагим, поглаживая ершистые головенки четверых карапузов. 
Ольга и глазом не успела моргнуть, как стала невестой Исмаила. Исмаил даже в Смоленск слетал, с тещей познакомился.  Бумажная волокита продолжалась полтора года, и наконец счастливая Ольга полетела в жаркую Африку.

Не ходите, девки, в Африку гулять... В Африке гориллы, злые Исмаилы


Белокаменный дворец у моря оказался сказочным миражом. А коварный Исмаил - дальним родственником \"по линии внебрачных связей\" хитрого Ибрагима, большого специалиста по ловле невинных девичьих душ.  Исмаил жил в забытой аллахом бедуинской деревеньке под Асьютом в глинобитном домишке, забитом тряпьем, кучей вечно голодных сопливых детей и злобных \"дуэний\", которые даже на ночь не снимали ...свою паранджу. Карги не сводили с пленницы глаз, поручая ей делать самую грязную работу по дому.
Ольгу не выпускали из \"дома\". Выяснилось, что она не имела никаких прав, потому что любящий муженек даже не потрудился зарегистрировать ее в российском посольстве! За каждую провинность Ольгу избивали до потери пульса палками и сажали в \"зиндан\". Вместо золотых браслетов Оля нередко носила наручники. Горшок для питья служил... и для других надобностей тоже. Когда неверную прощали, ее ждала \"великая радость\" - физическая близость с ненавистным Исмаилом.
Позвонить домой она не могла, и дело не в отсутствии зоны покрытия: сразу по приезду у Ольги отобрали все документы, деньги, сотовый телефон, фотоаппарат, видеокамеру. В костер бросили фотографии родных, европейскую одежду и главный предмет мусульманской ненависти -  купальник: \"Тебе он здесь больше никогда не понадобится\", - ухмыльнулся зловещий \"магрибинец\", будто сошедший с картинки \"Тысячи и одной ночи\". Кстати, \"тысяча и одна ночь\" имела плоды: Ольга родила мужу двух арапчат, материнской любви к которым у нее так и не возникло. К тому же детей у нее отобрал Исмаилов \"женсовет\" - уделом Ольги считалось чистить котлы, стирать в грязнющей \"колодезной\" воде древнее тряпье и свежевать бараньи туши. Иначе, как \"саби\" (по-арабски \"рабыня\") ее здесь не называли.
Вскоре заскучавший Исмаил, порой исчезавший из деревни на месяц-другой, заявил, что скоро привезет новую жену. А старой, стало быть, \"кирдык\". Вот тут-то нерешительная, слабая, глуповатая Ольга поняла: надо действовать. Иначе - и вправду \"кирдык\"!
Ночью, дождавшись, пока все заснули, выбралась из дома и пошла, куда глаза глядят. Ей чертовски повезло - через пару дней она вышла на дорогу, по которой раз в день проезжали маршрутки. Рыдания женщины разжалобили водителя, и ей с трудом удалось втиснуться между грязным запасным колесом и вонючим блеющим мешком. Исцарапанные колючками и обожженные песком ноги болели нещадно.  Автостопом Ольга добралась до Порт-Саида. Как расплачивалась с \"бродягами на колесах\", молчит. Оно и так понятно...   
О том, чтобы улететь на самолете, и речи не было: с собой ни денег, ни паспорта. Да и вид у Ольги - кошмарный: ни одна бомжиха рядом с ней бы не села бы... Неделю несчастная бродила в порту, спала, где придется, питалась гниющими отбросами.  Заслышав русскую речь, бросилась на колени перед пожилым мужчиной с сединой на висках: \"Помогите...Я бежала из рабства\". И произошло чудо. Капитан торгового судна оказался человеком с добрым сердцем и помог беглянке. Ее отмыли, накормили, дали одежду, денег. И... спрятали в трюме. 
Ольга вернулась на Родину, сбежав из Средневековья в цивилизованный мир, проделав путь, который когда-то считался уделом чернокожих рабов...
К матери Оля решилась приехать только через три месяца - жила у подруги в деревне. И даже ей не рассказала всю правду. Было стыдно. Да и поверят ли? Сказала, что скрывается от мужа-тирана. Когда отъелась, залечила раны, вставила выбитые зубы, справила документы, призналась: \"Мам, я развелась. Он оказался негодяем\". В качестве \"заморских\" подарков друзьям и знакомым сгодились безделушки, купленные в ЦУМе и магазинчике, торгующим этническими товарами.  В подробности о своей \"замечательной\"  жизни в сказочной стране не пускалась. Разве что никогда не забывала надевать кофточки и блузки с длинным рукавом - о \"счастливом\" замужестве напоминали уродливые шрамы. Но шрамы на сердце так и не зажили...   
Когда умерла мать, Ольга решила уехать в Москву. Разогнать грусть-тоску и, как знать, найти свое счастье. Настоящее, русское.
- На \"шоколадных зайцев\" смотреть до сих пор не могу - трясет, призналась Оля. - Я не стану отговаривать девушек выходит замуж за арабов. Среди них много хороших людей, не все же есть и монстры, как мой Исмаил. Просто предлагаю небольшой эксперимент. Дождитесь 30-градусной жары и наденьте на голову темный шерстяной платок, брюки и демисезонное пальто. И в таком виде выйдите прогуляться по улице. Понравится ли вам это? Вряд ли. И никогда ваши волосы больше не встрепенет легкий ветерок, они будут  дышать лишь затхлым воздухом домашней темницы. В лучшем случае, сквознячком кондиционера. Я уже не говорю про то, что ваше лицо больше никогда не увидит ни один мужчина на свете... И наконец, самое главное: закройте рот на замок. Без разрешения мужа в Турции, Эмиратах, Ливии вам слова не дадут сказать! А за измену в некоторых мусульманских странах женщину ждет смертная казнь. Хотите попасть в такую сказку? 
Оценить новость
Рейтинг 0 из 5 (0 оценок)


Загрузка комментариев...
Читайте также
Когда смоленские пенсионеры получат выплату в 5000 рублей
сегодня, 20:28
519

В январе 2017 года, помимо пенсии и регулярных социальных ...

В Шумячском районе в пожаре погиб пенсионер
сегодня, 19:46
134

Возможной причиной возгорания стала неосторожность при курении....

Олеся Жукова возглавила избирательную комиссию Смоленской области
сегодня, 17:43
324
Губернатор Алексей Островский принял участие в первом заседа...
В Смоленске трамваи вновь стали заезжать на привокзальную площадь
сегодня, 17:30
251
На разворотном кольце завершились пуско-наладочные работы ст...

Опрос

Новогодние желания, которые вы загадывали в прошлом году, исполнились?


   Ответили: 135