Четверг, 18 января 2018 года

Погода -4..-6 С о

Смоленская область: Память в болоте не утопишь

Общество 13:50, 06 июля 2012
Смоленская область: Память в болоте не утопишь Между нами и Победой - 67 лет и ... 7 километров непролазной грязи.
«Дорогая редакция! Пишет вам бабушка Антоненкова Екатерина Егоровна с 25-го года рождения. Я давным-давно получаю вашу газету, нашла ваш адрес и решила написать. У меня такой вопрос - он даже не лично мой, а всех людей, у которых во время войны погибли родственники. В 44-м году моя мать получила извещение о том, что мой брат погиб в 43-м году и похоронен в деревне Дорожкино на кладбище №7. Оно находится в 20 километрах от Велижа. А последняя деревня, Логово, до которой можно доехать, - в 7 километрах от Дорожкина. Раньше можно было трактор брать, а теперь дорога так изуродована, что только на коне можно проехать. А конь на всю деревню один. Хорошо, что его хозяин мужик добрый. За деньги - но никогда не отказывает довезти. Туда столько городских людей приезжает! Только они не в сапогах приезжают, вот и ходит глава этого поселения по всей деревне, собирает резиновые сапоги для гостей. Эта Васильевна очень хорошая женщина. И со всеми она вместе туда идет, путь показывает. Хорошо бы ту дорогу песком отсыпать. Там мостик почти развалился, еле конь проходит. Но Васильевна без денег сделать это не может. Почему в соседнем городе памятник Никулину поставили, а на павших воинов денег нет? Если настолько обнищали наши правители, то хотя бы счет открыли! Дорогие вы мои внучики, пожалуйста, подымите этот вопрос.
с. Пречистое, Духовщинский район
».
В Дорожкино нынче нет даже дорожки. Васильевна сокрушается: «Надо было сюда через недельку приезжать. Грибники и собиратели черники тут бы нам тропку проложили». Главу Ситьковского сельского поселения зовут Анна Васильевна Шелаева. Но если без официоза, то просто Васильевна. Она - живое воплощение некрасовской женщины: и коня наскоку остановит, и в горящую избу войдет.
- Я практически всю жизнь здесь тружусь, - рассказывает она. - В 87-м мне в администрацию подарили мотоцикл «Восход». С тех пор и езжу по глухоманям. Но уже тогда бездорожье в Дорожкине было такое, что в некоторых местах мотоцикл на себе приходилось нести. Зато зимой здесь хорошо - на лыжах можно добежать.
Путь далекий - 7 километров туда и столько же обратно. Одолевает мошкара и жажда - напиться можно только из копытца. Вокруг болото, грязь непролазная - в некоторых местах резиновые сапоги чуть ли не полностью в жидкую жижу погружаются. Васильевна подбадривает: «А вы подумайте, как было плохо нашим солдатикам в 42-м! Как они, голодные и раненые, брели по этой нескончаемой дороге». Смоленская область: Память в болоте не утопишь
Сейчас в Дорожкино живут два человека: 80-летний Михаил Федорович Сетченко - Федорович и 46-летний Александр Кулешов - Сашка. Автолавка к ним не доходит, продукты приносит сын Федоровича. Так что от мира они совсем не оторваны.
- У них телевизоры есть, целых пять каналов показывают! У Сашки с Федоровичем даже таксофон имеется, только на что он им? - закипает Васильевна.
Прошло чуть больше часа, как мы увидели несколько домиков и тот самый таксофон. А вот где покупать чудо-карточки, с помощью которых можно воспользоваться этим телефоном - непонятно. Навстречу нам выходит Сашка, сосредоточенно принимается меня рассматривать:
- Васильевна, да разве ж она похожа на корреспондента? Я думал, мужика какого-нибудь приведешь! Она ж назад не дойдет - по дороге крякнет! Пускай у меня жить остается!
Я пошире улыбнулась и изо всех сил растопырила серые глаза - почему-то оставаться здесь мне не очень-то и хотелось.
В траве мелькнула движущаяся кепка - навстречу нам шел Михаил Федорович, нарядившийся по случаю приезда журналиста «РП» в пиджак и нежно-розовую рубашку. Он помнит, как по этой дороге ходили не только люди, но и ползли в войну танки. А сейчас Федорович абсолютно по-свойски жалуется:
- Кобылу мне держать уже надоело. Стараюсь лишний раз не выезжать - ямы ужасные, мост совсем хлюпенький... Если лошадь ногу сломает - придется застреливать.
И принимается  меня успокаивать:
- Ну и чего ты медведей боишься? Они ж к человеку не подходят. Вот волки - те да, любят к нашим домам подкрадываться. Но от них у меня противоядие есть, две собаки - Разбой и Муська.
Сашка подготовился к нашему приезду основательно - любезно согласился прокосить тропку к кладбищу. В последний раз, накануне Дня победы, в Дорожкине на уборке собрался практически весь свет местной Ситьковской интеллигенции: глава администрации Анна Шелаева, заведующая библиотекой Валентина Антоненко и фельдшер Валентина Фоминова.
- Бои в округе шли до февраля 42-го. А потом в Дорожкине устроили госпиталь, - чуть позже рассказывала мне директор Велижского историко-краеведческого музея Лина Качулина. - В документах указано, что на здешнем кладбище покоятся останки 239 воинов 360-й стрелковой дивизии и приданных частей 4-й ударной армии. Что интересно, 404 человека захоронено поименно. Сколько всего бойцов там лежит - неизвестно. Кстати, обелиск в Дорожкино установили в 1962 году.
Этот обелиск на могилу воинов привез сам Федорович на тракторе из райцентра. Федорович - обыкновенный сельский трудяга, всю жизнь проработал механизатором, имеет два ордена Красного знамени, 4 медали ВДНХ: три серебряных и одну бронзовую. В советские времена только в одной деревне Дорожкино было 4 трактора! Смоленская область: Память в болоте не утопишь
- Здесь было 60 дворов, можете себе представить? -
вспоминает Сетченко. - В 39-м году в Дорожкино чуть ли не насильно переселили всех хуторских. Задание партии нужно было выполнять безоговорочно. Если кто-то вдруг отказывался - с дома снимали крышу.
Кладбище в Дорожкине небольшое, но ухоженное.
- А как не ухаживать? - вопрошает Федорович. - Мой отец не дожил до Победы 18 суток, погиб под Берлином. Может быть, в далекой Германии за его могилой тоже кто-нибудь присматривает.
Васильевна подхватывает:
- Я когда сюда прихожу, сразу в Красноярск и Казань звоню, приветы передаю. Так и говорю: «Сейчас стою у могилы вашего дедушки, вам от него привет!». Понимаете, у нас одна проблема - это дорога, точнее - ее отсутствие. Если бы она была, у нас бы кладбище сверкало, как игрушечка!
Силами местной администрации здесь точно не обойдешься - годовой бюджет поселения едва превышает миллион. На то, чтобы отсыпать дорогу на Дорожкино, нужно минимум 5 миллионов.
В 2012 году на ремонт сельских дорог в Смоленскую область из государственного бюджета направлено 1,2 млрд. рублей. И все бы хорошо, но обязательное условие федеральной программы - в населенном пункте должно проживать не менее 125 человек. Дорожкино, как и тысячи других деревень, оказалось государству ненужным. Единственным выходом видится принятие новой федеральной программы об обустройстве подъездных путей к воинским захоронениям. Но пока такой программы нет, и Васильевна просто тихо мечтает:
- Нам бы спонсоров каких-нибудь найти. Пусть они нам БТР купят или вертолет. Но лучше БТР - с вертолетом, боюсь, не справлюсь.

Автор: Мария Демочкина


Загрузка комментариев...
Читайте также
В Смоленской области «Калина» попала в жесткую аварию
вчера, 23:25
Дорожный инцидент случился вечером 17 января в Кардымовском ...
Какой штраф грозит смолянам, которые отказываются принимать новые купюры
вчера, 23:30
Роспотребнадзор напомнил продавцам о штрафах за отказ приним...
Смолянка "при должности" пыталась совратить белорусского стриптизера
вчера, 21:58
Об этом стриптизер с десятилетним стажем Дмитрий рассказал l...
В Смоленской области открылся избирательный штаб Владимира Путина
вчера, 18:15
В Смоленской области открылся избирательный штаб кандидата в...
  1. Если бы вы на улице увидели валяющийся кошелек, то чтобы сделали?
    1. Не стал (а) бы вообще его поднимать, это может быть опасно. - 1 (100%)
       
    2. Попытался (ась) бы найти его владельца, чтобы вернуть. - 0 (0%)
       
    3. Взял бы все себе, денег не хватает. Как говорится: что упало, то пропало. - 0 (0%)