Вторник, 06 декабря 2016 года

Погода -4..-6 С о

Все мы немножко лошади

Общество 15:02, 09 октября 2013

Все мы немножко лошадиДорогу до места назначения объясняли почти по-былинному: «Поедешь на Дорогобуж по объездной, не доезжая моста, увидишь справа камень. После него повернешь...»
- А на камне-то что написано? Как в сказке: «Направо ехати - коня теряти, налево ехати - женату быти?»
- Наоборот. Направо - коней найдешь. Действительно, несколько минут по грунтовой «костотряске» - и вот она, конечная цель путешествия: приземистое здание с вывеской «Конный спорт», конкурное поле с барьерами, загон и, конечно, лошади.
- Причуда, Погром, Чегем, Допинг, Гранд, Петарда, Тибет, - по очереди называют своих питомцев тренеры отделения конного спорта Верхнеднепровской детско-юношеской спортивной школы. Потом, словно спохватываясь, представляются сами: - Марем Токаева, Вячеслав Егоров.
Супружеская пара приехала на смоленскую землю тридцать два года назад. Мастеров спорта по конному троеборью пригласили на Смоленский конезавод имени Буденного организовать секцию конного спорта. В 1991 году конников, к тому времени завоевавших массу наград, перевели в Дорогобуж - поближе к ученикам, чтобы не тратить времени на дорогу в Алексино. Для размещения лошадей нашелся только один «подходящий» объект на окраине микрорайона -  заброшенный коровник бывшего подсобного хозяйства одного из местных предприятий.
- Приспосабливали здание как могли, - рассказывает Марем Токаева. - Вскоре после переезда ударили холода. Ночью все прибежали с одеялами: отогревать и спасать лошадей. Успели. Вышло так, что это был всего лишь первый акт эпопеи за выживание. В 90-х всем стало не до лошадей. Тут бы всей истории конец, но чета Егоровых-Токаевых оказалась упрямой. Хрупкая, тонкая, по-восточному экспрессивная Марем и кряжистый, крепко сбитый, спокойно-уверенный Вячеслав - пламень и лед, единство противоположностей. Профессиональные спортсмены, посвятившие жизнь тренировкам, выездке, прыжкам, занятиям с детьми, стали... коммерсантами. Открыли киоск, начали торговать всякой всячиной. Вырученные деньги шли на лошадей.
- Было время, - вспоминает Марем. - И конюхов днем с огнем не сыщешь, и денег на корм животным не заложили, да и воду провели не так уж и давно...
Удивительно, но при этом воспитанники отделения конного спорта местной ДЮСШ продолжали выступать на соревнованиях.
Тренеры взвалили на себя практически весь груз забот. Конюхи, ветеринары, тренеры, зоотехники, завхозы - все они, в двух лицах. Своими руками сделали конкурное поле, сколотили барьеры, оборудовали денники, помещения тренерской и детской раздевалки. Сегодня за счет небогатого муниципального бюджета, из которого финансируется деятельность ДЮСШ, покупаются корма для лошадей и выплачивается зарплата персоналу. Остальное - за счет энтузиастов, Егорова и Токаевой. Или добрых людей. Кто сена подкинет или яблок, кто сбрую подарит.
Все мы немножко лошадиСекция-то для детей формально бесплатная. Разумеется, покупка специальной формы для выступлений, экипировки для лошадей ложится на плечи тренеров и родителей. Конный спорт - удовольствие не из дешевых, впрочем, как и любой немассовый вид спорта.
Супружеская пара Егоровых-Токаевых в кредитах, как в лошадиных попонах. На «тарантайке», как называют они старенький бортовой «ГАЗ-53» для перевозки лошадей, с недавних пор их перестали пускать на соревнования.
- Приезжаем как-то в Брянск, - смеется Вячеслав Егоров, - прибегают организаторы: мол, губернатор прибывает с телевизионной съемочной группой, убирайте свою развалюху с глаз долой. Пришлось брать кредит, покупать прицеп-коневозку. Приобрели - новая проблема. Нужен тягач для его буксировки. Продали свою легковушку, оформили новый кредит на покупку подержанного «форда». Снова нужны деньги - получать категорию «ВЕ». На носу зима, время менять резину на внедорожнике и коневозке. Придется опять выкраивать из преподавательских пенсий и зарплат.
Девять лошадей. Пятьдесят учеников - от девяти до двадцати двух лет. Ежедневные, кроме понедельника, тренировки. Таких общедоступных конноспортивных отделений при ДЮСШ в области осталось только две: в Смоленске и Дорогобуже.
Дети не только местные, дорогобужские и верхнеднепровские. Приезжают из Сафонова, Москвы, Петербурга. Большинство - девчонки. Они настойчивее, целеустремленнее, серьезнее пацанов.
Среди воспитанников есть и те, кому вряд ли доведется участвовать в соревнованиях. Иппотерапия для них - лучшее лекарство, окно в мир, не ограниченное размерами больничной палаты или собственной комнаты.
По выходным конная секция превращается в мини-зоопарк. Кроме основных обитателей, здесь живут два грача с поломанными крыльями, кошки, собаки. Родители с детьми приходят поглядеть на лошадок, приносят лакомство. Тренеры выносят для них стулья: сидите, не жалко. Некоторые из маленьких зрителей приходят потом уже в ином качестве - занимающихся.
Девятилетняя Лиза только два месяца как поступила в секцию и уже браво ездит верхом. Раньше брать не хотели: мол, подрастешь, придешь в следующем году. Глаза ребенка наполнились слезами:
- Вы мне то же самое и в прошлом году говорили, и в позапрошлом... Мы уже в Дорогобуж переехали, поближе к секции.
- Как тут было отказать, - улыбается Вячеслав Николаевич. - Зато теперь нет преданнее ученицы.
- Лошадь дает человеку свою положительную энергию, - подходит к нам Марем Хусаиновна. - Раскрывает все лучшее, что в нас есть. Лошади - они как дети. Давайте покажу, в каких условиях они живут.
Все мы немножко лошадиНемного сумрачно. Прохладно. Да что там - холодно! На доске объявлений надпись мелом: «Беречь тепло в конюшне!».
Лошадь не переносит минусовой температуры. Должно быть как минимум плюс пять - десять градусов. Иначе простуда и смерть. Еще одна опасность - сырость. На внутренней обшивке крыши - влажные пятна, кое-где набухли крупные капли.
- Вылечить простуженную лошадь - две-три недели инъекций антибиотиками, отхаркивающие, согревающие препараты, - говорит тренер. - Лекарства покупаем сами. Курс лечения обходится в несколько тысяч рублей, и не факт, что спортивное здоровье к ней вернется. Ведь лечим в холодном помещении.
По словам Марем Токаевой, зимой посреди конюшни через прорехи в крыше наметает целый сугроб. Дети и работники секции приносят старые одеяла из дома, укутывают животных. Лошади боятся сырости и сквозняков, поэтому дырявая крыша и искривившиеся ворота здоровья им не добавляют.
Ветхая кровля - главная проблема, лезвием гильотины нависшая над конной секцией. Ремонтировать трухлявый шифер подручными средствами - что тришкин кафтан чинить.
Марем Токаеву, воспитавшую финалистку этапа Кубка мира по конкуру среди юношей, сильнейших спортсменов-юниоров Смоленской области, звали на родину - поднимать классические виды конного спорта. Она не едет. Пока. Да и, скорее всего, вряд ли бросит дело всей жизни. Но даже у нее опускаются руки. Теряется вера. Не в лошадей - в людей.
Выходит, не так уж и прав был Маяковский, когда писал, что «все мы немножко лошади, каждый из нас по-своему лошадь». Жалко дорогобужских коней, и пока непонятно, как достучаться до тех, в чьих силах хотя бы отремонтировать и утеплить крышу старой конюшни? Хорошо бы не сбылось пророчество вещего камня, лежащего у дороги: прямо пойдешь - и себя, и коня потеряешь...
Автор: Арсений КАЛЯГИН

Оценить новость
Рейтинг 0 из 5 (0 оценок)


Загрузка комментариев...
Читайте также
В Смоленске российские и белорусские аграрии делятся опытом льноводства
вчера, 20:43
181

В регионе проходит первая международная научно-практическая...

Школе №4 Смоленска исполнилось 65 лет
вчера, 20:00
564

В этом году средняя школа №4, на базе которой была создана...

Четырех смолян нашли повешенными
вчера, 18:17
2483

Со 2 по 4 декабря в регионе обнаружили тела двух пенсионеров,...

В Смоленске суд оштрафовал пилота-нарушителя
вчера, 17:41
559
Мужчина, не имевший сертификата летной годности на воздушное...

Опрос

Какой подарок вы хотели бы на Новый год?


   Ответили: 623