Вторник, 06 декабря 2016 года

Погода -4..-6 С о

Трагедия в Серебрянке. Анатомия боли

Общество 16:29, 28 сентября 2012
Трагедия в Серебрянке. Анатомия боли Три недели назад, 8 сентября, 30-я маршрутка въехала в столб.
Водитель и трое пассажиров погибли сразу, еще до приезда медиков. Еще трое скончались от травм в больнице. Одиннадцать человек были госпитализированы. Город вздрогнул. Все поняли, что это может случиться с каждым, ведь каждый из нас садится в маршрутное такси, чтобы добраться до работы, забрать ребенка из детского сада, доехать до рынка. Город замер в ожидании подробностей. Шок, чудовищные видеокадры, суета, объявление о возбуждении уголовного дела. А дальше - тишина... Как чувствуют себя те, кто выжил? Как живут люди, потерявшие близких? И кто готов ответить за то, что произошло?
Цветы для Насти
С Денисом Легаревым и Александром Разуваевым мы встречаемся возле «Красного Креста». Этим мужчинам повезло: они были единственными пассажирами 30-й маршрутки, которым не понадобилась госпитализация.
- Мы втроем возвращались домой с Заднепровского рынка. Я и моя девушка Настя сели в самом конце маршрутки, напротив нас - мой друг Саня и незнакомая женщина, - вспоминает Денис. - Все было как обычно, а потом удар... Когда я очнулся, то увидел: все пассажиры, кроме меня и Насти, лежат вперемешку с вырванными креслами и искореженным металлом, а нас зажало между сиденьями. Врачи сказали, что мы родились в рубашке.
- А мне в полиции вообще сказали, что я в телогрейке родился,
- рассказывает Александр. - Такая авария, а я, считай, легко отделался.
- Какие у вас травмы?
- Сотрясение головного мозга, вывих руки и так, по мелочи: ушибы груди и спины... После удара я некоторое время был без сознания и очнулся, когда вокруг нас уже суетился народ.
Почти две недели 19-летняя Настя Буйкина была в реанимации. Денис разрывался между «Красным Крестом» и травмпунктом: дежурил у ее палаты (доктора не всегда пускали его к тяжелобольной), а на Чаплина ездил лечить свои переломы. Вчера Настю перевели в обычную палату. В руках у Дениса огромный букет хризантем, он очень волнуется: «Я это... Я Насте розы хотел подарить, но медсестры сказали, что они в больничных палатах долго не стоят, быстро чахнут».
Мы надеваем фиолетовые бахилы и поднимаемся в отделение нейрохирургии. Вокруг постели Насти - ее подруги и младшая сестра. При каждом ее движении девушки кидаются к ней, чтобы поправить подушку или одеяло. Настя еще слаба, но пытается улыбнуться и с гостеприимством больной требует, чтобы я села. На все мои вопросы отвечает тремя предложениями: «Я возвращалась с рынка. К сожалению, больше ничего не помню. У меня постоянно болит голова».
За кредит чуть не расплатился жизнью
В соседнем отделении травматологии лежит Вадим Топузлиев. У него сломан локоть и раздроблено плечо, завтра предстоит операция.
- Я приехал в город специально для того, чтобы заплатить кредит. Только до банка - и обратно, - вспоминает он. - Когда я вернулся на остановку, передо мной была небольшая очередь человек в пять. Подошла маршрутка, незнакомый мне мужчина и я сели на пассажирские сиденья рядом с водителем. Когда маршрутка заполнилась под завязку, мы поехали. Честно говоря, я уснул на одном мосту и проснулся на другом. Потом события развивались очень быстро - водитель потерял сознание, нас резко потянуло влево, и мы врезались в столб. Повернул голову - смотрю, остановилась машина, крикнул «Помогите!». Незнакомый мужчина разбил стекло, отогнул дверь, и я вышел. Больше ничего не видел, потому что меня усадили на обочину спиной к маршрутке.
- В поведении водителя не заметили ничего странного?
- Не знаю, что с ним произошло. Все случилось так быстро, что никто не успел ничего сообразить: водитель ехал и внезапно отключился. Правда, он нервничал, все время пил воду, открывал окно... Может быть, ему было плохо.
- Вадим, выздоравливайте, пожалуйста. За вас болеет весь Смоленск.
- Я слышал. Но когда я сидел на обочине и ждал «скорую», люди просто ехали мимо и снимали нас на камеры мобильных телефонов...
Вопрос жизни и смерти
Современное общество плотно подсело на видеолихорадку - многие, став очевидцами трагедии, хватаются за мобильный телефон, чтобы не упустить редкий кадр. И это происходит в тот решающий момент, когда они могут помочь пострадавшим.
- Меня удивило, что к маршрутке сбежалось много людей, но все они просто стояли и смотрели, - рассказывает потрясенный учитель физкультуры школы №18 в Гнездове Николай Ковалев. - И только одна женщина вытащила из кармана мобильный телефон, чтобы позвонить в «скорую».
Николай Николаевич оказался на месте трагедии одним из первых. Он ехал из Гнездова тоже на 30-й маршрутке, но на другой - в обратном направлении. Увидели съехавший в кювет «Форд». Остановились. Ковалев и еще несколько мужчин кинулись к микроавтобусу.
- Я сразу же подбежал к водителю, но понял: его, посиневшего, трогать нельзя. Кроме того, он был придавлен рулем, - вспоминает Ковалев. - Первым, кого я увидел, когда отодвинул двери салона, был Денис. Он потрясенно стоял над Настей. Три человека смогли выйти из «Форда» самостоятельно. Честно говоря, кого выносил и сколько их всего было - не помню, действовал на автомате. Я работаю в школе много лет - и так получилось, что большинство из пострадавших в аварии - мои бывшие и нынешние ученики. Но были и незнакомые люди - страшно хрипевший мужчина, одна женщина, которая постоянно просила: «Умоляю, не оставляйте меня!»
К приезду «скорой» в салоне осталось два человека. Я дал команду их не трогать - эти женщины сидели спиной к водителю, наверняка у них были сломаны шейные позвонки. Я проверил пульс у одной из них - он еще прощупывался... На обочину мы усадили Валю Матонис и Вадима Топузлиева. Ира Сысоенко успокаивала свою дочку Ксюшу, пятиклассницу, которая находилась в шоке. Но больше всего я переживал за нашего ученика Кирилла Борисова. Несмотря на серьезные травмы и открытые переломы - с него кровь ручьем текла! - он без конца спрашивал у меня: «Скажите, как моя мама?»
Они очень спешили...
Мальчику долгое время не говорили, что его мама умерла в больнице. Оксану Борисову в ее родном Гнездове очень любили. Все, с кем мне довелось пообщаться, вспоминают ее доброту и гостеприимство. Незадолго до гибели Оксана разместила у себя на странице в соцсети запись: «Мои дети - мои крылья за спиной, мои дети - мои звезды над Землей. Мои дети - мое счастье навсегда, мои дети - и богатство, и года... Мои дети - продолжение мое, мои дети - то, что Богом мне дано!»
В 18-й школе учатся два ее сына: Кирилл перешел в седьмой класс, Артем в этом году пошел в первый.
- Оксана была очень хорошей ученицей, а потом - примерной мамой, - рассказывает директор школы Галина Батюкова. - Прекрасно воспитывала детей, делала уроки... В тот роковой день они с Кириллом поехали на рынок, чтобы купить тетради к школе и сотовый телефон Артемке.
На секретаря школы Ларису Жукову, тетю Оксаны, больно смотреть. Голос у Ларисы Ивановны такой тусклый и печальный, что сердце просто кровью обливается.
- Это какой-то злой рок. Год назад не стало Станислава - мужа Оксаны. Он трагически погиб под колесами поезда. А несколько лет назад они купили в ипотеку квартиру. Чтобы хоть как-то свести концы с концами, Оксана разрывалась на двух работах: на складе в воинской части и в магазине на переезде в Красном Бору. В октябре ей исполнилось бы всего 33 года...
Лариса Ивановна низко нагибается над расписанием, чтобы я не видела ее слез.
- У нас в поселке живут очень добрые и отзывчивые люди: в больницу Кириллу они привозили каши, варили для него бульоны... А недавно две абсолютно незнакомые женщины с рынка принесли в палату два огромных пакета - с едой и новыми теплыми вещами.
Когда родственники Оксаны заберут из полиции ее вещи, окажется, что новенький телефон для Артема не работает. Продавец хорошо запомнила Борисовых - она предлагала им проверить исправность аппарата, но они отказались, потому что очень сильно спешили на уходящую маршрутку...
Ведется следствие
Что стало причиной трагедии - предстоит выяснить следствию. По словам перевозчика ООО «Таксо-сервис-2», микроавтобус 2012 года выпуска был допущен к работе в исправном состоянии. А за месяц до трагедии маршрутка прошла гарантийное обслуживание.
Уже известны результаты исследования крови погибшего 50-летнего водителя: алкоголя в ней не обнаружено. Его смерть наступила в результате травм, несовместимых с жизнью.
«Конечно, наша организация поддержит семьи погибших и пострадавших. Мы уже начали созваниваться с их близкими», - рассказал в телефонном разговоре генеральный директор ООО «Таксо-сервис-2» Петр Карпухов.
«Братишка, ты нам нужен!»
В понедельник из больницы выписали Кирилла Борисова. По состоянию на 24 сентября, в медицинских учреждениях города оставалось девять пострадавших в аварии: двое в областной больнице и семь - в «Красном Кресте». 15-летняя Марина Сидоренкова и 17-летний Никита Антоневич до сих пор находятся в реанимации, их состояние медики оценивают как «стабильно тяжелое».
В знак солидарности десятки (а может быть, сотни) смолян установили на своих страничках в соцсети «ВКонтакте» фотографии Марины и Никиты с надписями «Держись, братишка, ты нам нужен!» и «Мариночка, солнышко, я знаю, что ты поправишься».
Десятки незнакомых Никите людей оставляют свои сообщения на его страничке: «Я не знаю, кто ты, только слышал о том, что с тобой. Что бы ни было, все хорошо, все впереди. Здоровья тебе, я помолюсь за тебя в церкви и поставлю свечку».
На странице Марины Сидоренковой - практически то же самое. Десятки пожеланий скорейшего выздоровления прерываются записями ее старшей сестры.
13 сентября: «Марина потихоньку приходит в себя, уже ресницами шевелила и глазки приоткрывала».
21 сентября: «Ей лучше. К ней уже даже маму пустили в реанимацию. Она ее узнала».
27 сентября: «Она уже кушает, завтра операцию делать будут... И говорит, только без звука».
P.S. Во время работы над этим материалом, я практически перестала спать. А если и удавалось задремать - снились кошмары, в голове постоянно прокручивались беседы с пострадавшими в аварии... Я долго не могла понять, почему Денис и Александр всю нашу встречу шутили и смеялись. А потом прочитала в книгах по психологии, что это защитная функция организма. Смех и склероз - единственное, что помогает справиться с ужасом.
 Кто-то в комментариях на сайте «Рабочего пути» назвал маршрутки «капсулами смерти». Теперь я не сажусь в них, если в конце салона нет свободных мест. Именно там сидели те, кто отделался незначительными травмами. Если, конечно, так можно назвать сотрясение головного мозга и многочисленные переломы.

Редакция «РП» приносит свои соболезнования родственникам и близким погибших. И желает скорейшего выздоровления всем пострадавшим: Никите Антоневичу, Виталию Бирюкову, Кириллу Борисову, Анастасии Буйкиной, Любови Гороховой, Денису Легареву, Валентине Матонис, Александру Разуваеву, Марине Сидоренковой, Ирине Сысоенко, Ксении Сысоенко, Вадиму Топузлиеву, Дмитрию Юрченко.

Автор: Мария Демочкина
Оценить новость
Рейтинг 0 из 5 (0 оценок)


Загрузка комментариев...
Читайте также
В Смоленске российские и белорусские аграрии делятся опытом льноводства
вчера, 20:43
180

В регионе проходит первая международная научно-практическая...

Школе №4 Смоленска исполнилось 65 лет
вчера, 20:00
560

В этом году средняя школа №4, на базе которой была создана...

Четырех смолян нашли повешенными
вчера, 18:17
2478

Со 2 по 4 декабря в регионе обнаружили тела двух пенсионеров,...

В Смоленске суд оштрафовал пилота-нарушителя
вчера, 17:41
558
Мужчина, не имевший сертификата летной годности на воздушное...

Опрос

Какой подарок вы хотели бы на Новый год?


   Ответили: 623