Среда, 18 января 2017 года

Погода -10..-12 С о

Смоленские наркоманы меняют героин на любовь

Общество 15:11, 28 февраля 2011
Смоленскую область захлестнули аптечные наркотики и новый вид дурманящего зелья, которое можно приготовить на дому. Смоленские квартиры превращаются в настоящие фабрики смерти. 
Мы встречаемся в маленькой забегаловке на Киселевке – здесь можно поболтать и согреться, опрокинув в себя чашку растворимого кофе. За столиком меня уже ждут хрупкая девушка и симпатичный парень. Столкнулась бы с ними на улице – никогда бы не подумала, что он - бывший наркоман с достаточно большим стажем. Они знают, что разговаривать мы будем не о погоде за окном, поэтому обещают быть искренними. Психологи называют это эффектом попутчика – я расскажу незнакомцу все, при условии, что мы больше никогда увидимся.
Он был желанным и любимым ребенком, и, как и все дети, доверчиво вошел в эту жизнь, катал мячики, швырял кубики, пошел в детский сад, а потом  первого сентября – в школу. В пятом классе он был «математическим ядром школы». Но потом что-то сломалось в этом «детском сценарии». На волне перестройки его родители превратились из рядовых заводских рабочих в предпринимателей. Поэтому тогда, в конце 90-х, денег хватило не только на вкусные  шоколадные конфеты, но и на пейджер, игровую приставку и первый сотовый телефон.
- Я мог позволить себе прогуливать школу, разъезжая на такси вместо того, чтобы ходить на уроки, - рассказывает Игорь. – Это сейчас очень модно заниматься спортом. Идет строительство физкультурно-оздоровительных центров, спортивных  залов, открываются ледовые дворцы… В мою бытность было круто прогуливать и пить водку в чужом подъезде. Считалось, что круги на физкультуре наматывают только неудачники. Именно тогда, в подростковом возрасте, я впервые попробовал героин.
Мой первый вопрос сам срывается с языка: как удалось бросить?
- Знаешь, если набрать в шприц героин и кровь, через считанные секунды она растворится в белом порошке, героин просто ее «съест», - объясняет мне Игорь. – Пришло понимание, что лечу в бездну. И в эту минуту со мной рядом оказался любимый человек.
Их роман развивался по известной схеме: конфетно-букетный период плавно перетек в совместное проживание. О том, что с Игорем что-то не так, Настя поняла не сразу:
- Он мог сорваться куда-нибудь посреди ночи или вообще пропасть на несколько дней. Однажды я случайно вытряхнула из его джинсов одно лекарство (его закапывают в глаза после употребления наркотиков, чтобы снять характерное покраснение) и все поняла…. Пришлось ставить вопрос ребром: я или наркотики. Но решение лечиться он принял только через год. Я недавно перестала плакать – впадала в истерику каждый раз, когда он задерживался на работе. Говорят, что есть понятие созависимости – если колется один человек, психически больной становится вся семья. До сих пор иду с ним по улице и понимаю: дай мне сейчас ружье, и я не жалея  расстреляю всех его бывших друзей…
Она замолчала и стала судорожно разбивать засохший сахар в сахарнице. Суровая российская современность: раньше мужчин ждали с войны и армии, теперь – с надеждой из наркологической клиники. Но не будь в нашей стране таких женщин, умеющих ждать, входящих в горящие избы и останавливающих коней наскоку, все загсы давно бы закрылись за ненадобностью, а детские сады опустели. Сейчас у Насти все хорошо: новенькое кольцо на пальчике, тихие вечера с попкорном перед телевизором и мечты о шумной свадьбе.
Игорь, никогда не было страшно погибнуть? За столько лет ты, наверное, не раз видел смерть лицом к лицу…
-  Да, люди умирали... К примеру, Сане было 14. Его родители много выпивали. Но деньги на лечение все-таки нашли, и отправили сына в реабилитационный центр. Он продержался там неделю, но сорвался, сбежал. И практически сразу ушел навсегда… Меня не было рядом, когда он умирал– я бы спас его. За эти годы я вытащил с того света 12 человек, умирающих от передозировки.
- Как?
- Своевременный массаж сердца и искусственное дыхание. Сам я находился в коматозном состоянии три раза – в первый очнулся в больнице, во второй – на лестничной площадке, и меня спасла «скорая»…
- Странно. Я слышала, что много наркоманов погибает от передозировки, потому что «товарищи по несчастью» боятся вызывать «скорую». Ведь потом врачи вынуждены «сдавать» своих пациентов правоохранительным органам…
- Нет. «Скорой» надо отдать должное: врачи приезжают быстро, вкалывают лекарство и уезжают. Документы никто не спрашивает – все координаты записывают с твоих слов. Обычно их сочиняют на ходу.
- Врачи рассказывают: если наркомана отправляют лечиться в другой регион, он и там быстро находит, где купить героин.
- Наркотики можно найти абсолютно в любом городе. Первым делом идешь к проституткам – они всегда знают, где и у кого продается наркота.  Раньше в области цены на наркотики были ниже. Смоленские наркоманы могли ездить за дозой в Ярцево или Сафоново. Пожалуй, только в Рославле героин стоит дороже раза в два.
-  Говорят, что в Смоленской области можно найти любые наркотики кроме кокаина. Почему?
- Он не прижился у нас по одной простой причине – слишком дорог. Один грамм стоит 4 тысячи рублей. Для сравнения: героин стоит 1000 рублей. Но чистого героина сейчас в Смоленске нет – вместо него продается более дешевый аналог. Раньше им был так называемый «белый китаец».
В 2001 году в Афганистане случился неурожай мака, поэтому поставки героина резко сократились. «Игольные» тут же нашли выход, набирая в шприцы обыкновенные аптечные препараты.

Смерть на любой вкус
 
А потом мы пошли в ближайшую аптеку – играть в старую народную забаву «Журналист на контрольной закупке». Аптек в этом районе много, большинство работает допоздна. Поэтому люди и в восемь вечера послушно выстраиваются в очередь к маленькому окошку.
Игорь бойко рассказывает про два всем известных дешевых лекарства, которые многие наркоманы «пускают по вене» вместе с героином. Еще одно сильнодействующее средство – активно рекламируемый анальгетик.
- Однажды денег на героин у меня не было и кто-то посоветовал мне это лекарство. Я съел сразу три пачки. И мне стало очень плохо...
Мой возмущенный разум вскипает, как паровой котел. Получается, что смерть отпускают без рецепта, а борьба с наркотиками вообще бесполезна – на прилавках в аптеках всегда лежит добрая сотня лекарств: значит, наркоман всегда сможет найти, от чего «улететь». Но и запретить их нельзя, потому что сотни тысяч людей останутся без обезболивающих средств.
На соседней полке лежит еще одно дешевое лекарство. Сейчас оно входит в состав мощного наркотика, который «скосил» уже ни один регион России.

Смоленск - город «крокодилов»
 «Урокодил» появился в Смоленске сравнительно недавно. В состав зелья еще добавляют йод, серную кислоту, бензин, серу, которую соскребают со спичек. "Крокодил" изобрели все в той же Америке, в 90-е годы прошлого века. Наркотическая зависимость от него наступает уже через два-три приема. «Крокодил» вызывает постепенное омертвение органов и воспаления. Он просто «откусывает» одну функцию организма за другой. Он в 15 раз токсичнее героина, поэтому уничтожает человека за два-три года.
- Я слышал об этом еще в прошлом году в Питере. К тому времени, «крокодил» был очень популярным среди наркоманов. Насколько мне известно, в Смоленск он пришел с большим опозданием – всего несколько месяцев назад, - рассказывает Игорь. - Это относительно дешевый наркотик. Три куба  стоят триста рублей. Но «крокодил» у нас не очень популярен – готовится он четыре часа, не всякий наркоман готов столько ждать.
 
 
«Кому нужно нас убивать?»

На обратном пути мы встречаем молодого человека – щуплого, похожего на взрослого беспризорника, одетого не по погоде: тоненькие руки и ноги затерялись в черном тренировочном костюме. Видно, что он не прочь перекинуться словами с Игорем, но тот не останавливается. Я успеваю заметить только запавшие мутные глаза незнакомца. Он мог бы быть красивым – шатеном с карими глазами. Если бы не …
- Олег - хороший парень, -  уверенно говорит мне Игорь. - Единственный ребенок в семье – отец, правда, часто выпивал. Он окончил школу, потом его призвали в армию. Рассказывал, что поначалу было трудно – офицер мог посреди ночи разбудить любого солдата, чтобы увести его в туалет и избить. Увечья наносили даже железными дужками от кровати. Олег отслужил, демобилизовался, но дома работы не было, личная жизнь не клеилась. Он пропадал на улице, и однажды кто-то из друзей посоветовал ему действующее средство – один укол и улетаешь от всех проблем…
Да, Олег, когда-то ты был многим нужен...
- С тех пор, как я перестал употреблять, порвал все отношения с бывшим окружением. Нормальному человеку там не место. Сначала было очень тяжело: оказалось, что друзей у меня просто нет, - грустно говорит мне Игорь.
Мы расстаемся на остановке – двое крепко держатся за руки, я утыкаюсь в шарф. Февраль окончательно разбушевался: ветер воет и гонет по дороге снег, редкие прохожие испуганными белками бегут по тротуару.
-  Напиши о том, что у нас сажают только ради статистики. Почему-то за решетку зачастую попадает не наркодиллер, а только тот, кто только что купил дозу, шел домой и его по пути «выловили» в подъезде. Неужели нельзя поймать настоящих продавцов? Что за бред! – он нервно пытается зажечь сигарету, но из-за сильного ветра не получается. - Я лечился в Питере. Знаешь, как там распространяют наркотики? «Товарищи» дают тебе номерок. Ты звонишь по нему, и оператор на другом конце провода заявляет: «Положите такую-то сумму на такой-то счет через терминал оплаты». Как только ты платишь деньги, девушка перезванивает: «Прямо сейчас поезжайте на улицу N, тамв подъезде на таком то этаже в доме №46 лежит ваш товар под подоконником». Этот номер телефона, как говорили мне ребята, не меняется уже на протяжении многих лет. Неужели нельзя вычислить того, кто это делает? Я не могу понять: кому нужно нас убивать?
Рыба гниет с головы. Несколько лет назад один из властьимущих в своем интервью сказал: «Мы добились того, что героин подорожал». Чего они добились? Того, что наркоманы стали больше грабить и убивать, чтобы найти денег на дозу?
Вопросы виснут в воздухе. Настя вздыхает, а я молчу - возразить нечего.

По ту сторону зла

- На ваш взгляд, ситуация с наркотиками на Смоленщине действительно критическая? – спрашиваю я у Анатолия Пучкова, начальника оперативной службы Управления Федеральной службы Российской Федерации по контролю за оборотом наркотиков по Смоленской области.
- У нас нет реальной статистики, которая бы ужасала. Да, ситуация сложная – это я могу сказать однозначно. Без работы мы не останемся. По количеству преступлений, связанных с наркотиками, наша область находится в середине всероссийского рейтинга. Но эти цифры говорят об оперативности правоохранительных органов, не более того.
 - В России, словно мыльный пузырь, раздулся рынок аптечных наркотиков. Как с этим можно бороться?
- Здесь надо четко расставить точки над «i»: аптечным наркотиком принято называть дезоморфин, который изготавливают из лекарственных препаратов. Мы не можем задержать наркомана при покупке обычного лекарства в аптеке. В преступлении может фигурировать только  готовый наркотик.
- Откуда наркотики берутся на территории нашей области?
- Согласно оперативной информации, синтетику (прежде всего, амфетамин) поставляют с Северо-Западного округа – в основном из Санкт-Петербурга. Героин «приезжает» из Беларуси и Москвы. Конечно,  сам наркотик родом из Таджикистана и Афганистана. У нас, на Смоленщине, может произрастать марихуана.
- Считаете ли вы правильным, что по современному российскому законодательству уголовной ответственности за употребление наркотиков нет, а есть только за хранение и сбыт?
- Это трудный вопрос. Раньше человек нес такую ответственность, а количество употребляющих росло. Есть страны, где наркоманов приговаривают к высшей мере наказания, но проблему это не решает. Еще один сложный вопрос – реформирование законодательства в сфере наркотических преступлений. Вызывает недоумение, когда условный срок дают преступнику, да еще и сбытчику наркотиков.
- Мне всегда казалось, что наркомания, прежде всего, удел «низших слоев населения»…
- Вы не правы. Наркомания не выбирает, кому калечить жизнь. Все больше в этом болоте вязнут ребята из благополучных семей, так называемая «золотая молодежь». Да и возрастной диапазон наркоманов очень велик. Единственное, что радует, среди нарушителей почти нет несовершеннолетних.
- На вашей памяти есть люди, которые излечивались от этого пагубного недуга?
- Честно сказать – нет.
- По статистике излечивается от 2 до 10 человек из 100…
- Я тоже слышал об этом. Но в реальной жизни не встречал. Может быть, потому что дело приходится иметь с теми, у кого случаются рецидивы …
У заместителя главного врача по организационно-консультативной работе Смоленского областного наркологического диспансера Николая Мартынова прогнозы на будущее более радужные. Мировое сообщество давно решило: наркомания – это заболевание, которое нуждается в лечении.
- В 2010 году заболеваемость сократилась на 3,3 процента - впервые (!) за последние годы. 80 % пациентов употребляли наркотики опиоидной группы – героин, на втором месте каннабиноиды - марихуана, на третьем – психостимуляторы (амфетамины, кокаин и т.д.). На 1 января 2011 года на учете в диспансере состояло 1803 человека с диагнозом «наркомания». Но это лишь видимая часть айсберга. Никто не может сказать, сколько на самом деле наркоманов в области. Но если верить исследованиям, на каждого пациента приходится еще 7-10.
- Получается 18 тысяч… Это же два Велижа или четыре Духовщины!
- Да. Но если обратиться к специалистам, можно добиться неплохих результатов. Ведь сейчас можно лечиться анонимно – у вас даже паспорт никто не спросит. Ежегодно растет количество больных, которые бросают употреблять наркотики. Если состояние ремиссии длится пять лет, мы снимаем пациента с учета. Таких у нас около 20 человек ежегодно – каждый десятый от общего числа клиентов. И такой шанс есть у каждого. Главное – большое желание, стальная воля и железная дисциплина. Ведь самой трудной для лечения считается не физическая, а психическая зависимость.
- Не могу не вспомнить нашумевший процесс по делу Егора Бычкова, когда вся Россия обсуждала, нужно ли лечить наркоманию принудительно. А как считаете вы?
- Возможно, такой закон нужен. Да, пациентам будет неудобно психологически, появятся проблемы с правоохранительными органами, но это спасет их от гибели. Принудительное лечение – это, согласитесь, меньшее зло. Наркомания - тяжкое заболевание, которое лишает человека возможности самостоятельно принимать решения. И самое ужасное, что может сделать (и делает) наше общество - это отвернуться и оставить наркомана один на один с его проблемой.
Доктор прав. Есть город – циничный и жесткий, с острыми углами зданий, с людьми, которые прочтут этот материал на сайте «РП» и напишут в комментариях: «Этих наркоманов нужно собрать и перестрелять!». Но ведь никто не знает, что будет с нами завтра. Даже если вы выходите на улицу только выгулять собаку, неизвестно, куда приведет вас взятый в руки поводок... 
 

ТОЛЬКО ЦИФРЫ

За 2010 год в Смоленской области зарегистрировано 892 преступления, связанных с незаконным оборотом наркотиков. Изъято около 75 кг наркотических веществ. Возбуждено 833 уголовных дел. К уголовной ответственности привлечено 260 человек. Еще 396 привлечены к административной ответственности - в основном за немедицинское употребление наркотических средств. В 2010 году на учете в областном диспансере с диагнозом «наркомания» числилось 1803 человека, что составляет 185,2 человека на 100 тысяч населения. Наиболее критическая ситуация сложилась в Десногорске: 444 человека на 100 тысяч населения. 
 

Вам стало известно о местах, где продают наркотики? Звоните по телефону доверия  -  64-91-49.

Оценить новость
Рейтинг 0 из 5 (0 оценок)


Загрузка комментариев...
Читайте также
Ночью в Смоленской области похолодает до -16°С
3 минуты назад
25
А днем 19 января в регионе ожидается ветер с порывами до 16 ...
Секретные технологии смоленских студентов
37 минут назад
143
Студентка Смоленского энергоинститута стала обладательницей ...
Смоленской области выделили 244 млн. рублей на строительство индустриальных парков
56 минут назад
170
В Министерстве экономического развития состоялось заседание ...
Формирование системы-112 в Смоленской области завершится до конца года
сегодня, 14:09
113
Губернатор Алексей Островский провел очередное рабочее совещ...

Опрос

Что вы любите делать больше всего?


   Ответили: 276