Пятница, 09 декабря 2016 года

Погода 0..2 С о

Смоленская область: сносить нельзя реставрировать

Общество 17:21, 14 декабря 2010
Когда научный сотрудник местного музея Владимир Прохоров прогуливается по дорогобужским улицам, его глаза похожи на глаза постаревшего Костика из «Покровских ворот», наблюдающего за сносом дома, где прошла его юность. В мае этого года древний город лишился четырех старинных домов – два из них  включены в список памятников истории и культуры Смоленской области.

«Несносный» Дорогобуж

Однажды дорогобужанка Анна Апатченкова проходила по улице Карла Маркса и не нашла своего родного дома – он попросту исчез. И это не фокус Копперфильда – в мае этого года памятник архитектуры снесли бульдозером.
Оказывается, в центре Дорогобужа чуть ли не каждый дом – дореволюционной постройки. Правда, здания немного перестроены или «одеты» в пластик. У научного сотрудника краеведческого музея Прохорова свой взгляд: уж лучше так, чем полное уничтожение старины. Мы останавливаемся на улице Карла Маркса на расчищенной площадке – именно здесь больше века бок о бок простояли два дома – памятника архитектуры. В одном из них были прописаны люди.
Когда накануне приезда Патриарха Кирилла всерьез решили благоустроить город, Прохоров ощутил какое-то царапающее душу беспокойство:
- Как член комиссии по охране памятников истории и культуры Дорогобужского района, я сходил в городскую администрацию и попросил предоставить мне список зданий, которые собираются снести. По ошибке или преднамеренно мне дали только список домов, предназначенных для расселения, - вспоминает Владимир Анатольевич. - Да, среди четырех снесенных старинных домов два здания вообще не были включены в список памятников. К сожалению, его нужно корректировать. Я бы добавил туда еще около 30 домов. Но, так или иначе, на наших глазах убили историю. Самое обидное, что после этого фирма, которая сносила эти дома, за проделанную работу получила почетную грамоту.
Когда по данному факту прокуратура возбудила уголовное дело, дорогобужская общественность всколыхнулась. В местной газете появились отклики местных жителей, которые выступали в защиту уничтожения памятников архитектуры: «Давно это надо было сделать. В городе стало просторнее и светлее».
- Правда, странное сочетание – что-то вроде горького сахара? Если по такой логике действовать, то нужно половину Смоленской крепостной стены снести, - грустно комментирует Владимир Анатольевич. - Думается, следующее переиздание «Свода памятников архитектуры и монументального искусства России (Смоленская область)» очень «похудеет».
Грея в музее озябшие пальцы, Владимир Анатольевич показывает мне фотографии домов, сделанные незадолго до их разрушения. Эти снимки – единственное, что от них осталось.
- Дом по адресу Ленина, 58 - типичный представитель комбинированной застройки: низ - каменный, верх (видимо, для экономии) – деревянный. Таких зданий уже практически не осталось, - голосом гида рассказывает Владимир Анатольевич. - Дом был крепким - его расселили только в этом году. Столько пришлось усилий приложить, чтобы его разрушить! Говорят, когда разбирали верхний этаж, там были очень мощные бревна – их никак расколотить не могли. Дом ведь на века строили - не то, что сейчас. Можно было бы его кому-нибудь под склады отдать. Мне его особенно жалко – этот дом встречал наших солдат-освободителей в 1943 году… 
Прохоров показывает фото дома № 18 на улице Ленина. Внешне это было вполне крепкое здание. Правда, нуждалось в косметическом ремонте и новой крыше:
- С одной стороны дом  одноэтажный, с другой – двухэтажный. А силуэт – прямо как у небольшого храма. Посмотрите, какая отделка! Он чего-то стоил, это определенно… Это же потенциальный особнячок на две семьи.
Дорогобужане рассказывают поистине чудесную историю. Однажды приезжал к ним Владыка Феофилакт и обратил внимание на остатки разрушенной часовни в почти в центре Дорогобужа. На следующий день там высадился целый десант коммунальщиков, которые и мусор возле святого места убрали, и деревья обрезали, которые росли на руинах. Почему бы заодно не облагородить и другие памятники архитектуры?
Вообще-то у Дорогобужа, как и у любого другого древнего города, полным-полно проблем с застройкой.
- Несколько лет назад хотели построить дом на древнем валу - детинце, - вспоминает Прохоров. - Когда мы выступили против, нам кричали: «Да что вы против нас имеете? Соберите ваши черепки на поверхности земли и уходите…». Мы тогда спокойно отвечали: «Против вас мы ничего не имеем, но городской вал – это охранная зона…».

СПРАВКА «РП»

Часть 1 статьи 243 Уголовного кодекса РФ «Уничтожение или повреждение памятников истории и культуры»:
Уничтожение или повреждение памятников истории, культуры, природных комплексов или объектов, взятых под охрану государства, а также предметов или документов, имеющих историческую или культурную ценность, - наказываются штрафом в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев, либо обязательными работами на срок от ста двадцати до ста восьмидесяти часов, либо лишением свободы на срок до двух лет.

«Он же памятник!»

Во флигеле усадьбы Александрино (Новодугинский район) чудесным образом снесло крышу. В усадьбе Васильевское (Гагаринский район) приготовили на вынос груду старинного кирпича. Стройматериалы – самый лакомый кусочек для наживы. В хозяйстве все пригодится. Если повезет, то каждый кирпичик даже с графскими инициалами будет. В Дугине (Сычевский район) еще в начале этого года были целы декоративные элементы флигеля – изображения львов над окнами. Теперь они исчезли. Интересно, львов сковырнули просто так? Или отбивали аккуратненько – чтобы украсить декоративной деталью свой интерьер? В то, что они рухнули сами, никто не верил. Нет памятника - нет проблемы?
Этим вопросом всерьез обеспокоен и Александр Павлович Нахимов – вице-предводитель московского дворянского собрания, председатель морской секции российского дворянского собрания, потомок адмирала Нахимова:
- В советское время сохранились многие дворянские усадьбы, которые превратились в музеи, санатории и т.д. Вспомните, к примеру, Астафьево. А сейчас? Если не находится спонсора или частника, который готов приобрести здание, то оно разрушается. На Смоленщине таких примеров полным-полно.
Что было - знаем, что будет и чем сердце успокоится – неизвестно. Об этом говорили в минувший четверг на заседании общественной палаты Смоленской области:
- В настоящее время на территории Смоленской области на государственном учете состоит 2361 объект культурного наследия, - рассказал на «круглом столе» заместитель начальника департамента по культуре Смоленской области Юрий Герасев. - На государственной охране, как исторические поселения общегосударственного значения состоят: Смоленск, Велиж, Вязьма, Гагарин, Демидов, Дорогобуж, Духовщина, Ельня, Рославль, Сычевка и Красный. На территории Смоленщины находятся 36 дворянских усадеб, состояние которых из года в год ухудшается и вызывает озабоченность. Разрушения происходит из-за хозяйственной деятельности населения, времени и воздействия природы.

Еще раз о голом короле

Как-то по осени отправилась смотреть деревянный усадебный дом в село Потапово Гагаринского района. Уникальный памятник был построен еще в 1830-е годы. К слову, деревянные усадебные постройки на Смоленщине можно по пальцам перечесть. «Дом имеет в плане П-образную форму, где флигели вынесены вперед и замыкает пространство двора, - смакует архитектурные особенности усадебного дома в Потапове «Свод памятников». – Центральная часть дома, прямоугольная в плане, имеет небольшой тамбур на дворовом фасаде».
Без приключений, как всегда не обошлось: по дороге отвалился глушитель «Волги» – тракторный шум автомобиля было слышно за версту. Прямо как в сказке: «Вдруг поднялся великий стук да гром - весь дворец затрясся. Гости испугали, повскакивали с мест, а Иван-царевич говорит: «Не бойтесь, честные люди! Это моя лягушонка в коробчонке приехала!»». Правда, никто из дворца не повыскакивал – потому что его не было. Вместо него - обрубленный кусок неизвестного деревянного дома, в котором жили люди.
- А где же тут дворец? - разочарованно  спросила я прохожего.
- Да здесь же! Не видите, что ли?
- Нет, - честно призналась я.
Сцена явно напоминала эпизод из пьесы Шварца «Голый король». Дворца я не видела. В припадке хозяйственности его самовольно разобрали то ли в 2001, то ли в 2004 году (в разных источниках по-разному). Остался только небольшой фрагмент. Вот тебе, бабушка, и Юрьев день: ни пилястров, ни барочных элементов, ни гранного тамбура… Господа искусствоведы и архитекторы, можете отдыхать. Скоро совсем останетесь без работы.
Оценить новость
Рейтинг 0 из 5 (0 оценок)


Загрузка комментариев...
Читайте также
В Смоленске алиментщик выплатил деньги ребенку, испугавшись суда
44 минуты назад
99
Экс-чиновник администрации Смоленска стал фигурантом уголовного дела
59 минут назад
242
В отношении бывшего руководителя городского УЖКХ возбудили д...
В смоленской колонии пресекли попытку доставить телефоны заключенному
сегодня, 13:21
77
Часовой заметил, как мобильники перебросили через стену коло...
Депутаты избрали Владимира Соваренко на должность главы Смоленска
сегодня, 12:48
556
В пятницу в администрации города Смоленска прошла внеочередн...

Опрос

Новогодние желания, которые вы загадывали в прошлом году, исполнились?


   Ответили: 149