Понедельник, 10 декабря 2018 года

Погода -1..1 С о

Про «волшебные» финики, личных парикмахеров, 7000 яиц и жизнь «не по понятиям»

Общество 13:31, 01 декабря 2018
Про «волшебные» финики, личных парикмахеров, 7000 яиц и жизнь «не по понятиям»

Небо - в клеточку, друзья - в полосочку и леденящие кровь кадры из фильмов 1990-х... Представление о жизни по обе стороны решетки в тюрьмах у большинства людей, никогда не имевших проблем с законом, складывается из не самых приятных стереотипов. Тем не менее на сегодня в Смоленской области лишены свободы более 4300 человек. Это мужчины, женщины и даже подростки. Тысячи разных судеб и семейных трагедий. О том, как работают, отдыхают и отмечают Новый год «колонисты», журналистам «Рабочего пути» рассказал гость нашей редакции - начальник УФСИН России по Смоленской области Алексей БАРАНОВ.

Камера в каждой камере
- Алексей Борисович, что представляет из себя возглавляемое вами ведомство?
- УФСИН России по Смоленской области занимается исполнением уголовных наказаний как в виде лишения свободы, так и не связанных с изоляцией осужденных от общества, а также содержанием под стражей лиц, подозреваемых либо обвиняемых в совершении преступлений, их охраной и конвоированием. В нашей области шесть исправительных учреждений - по два каждого вида режима: колонии-поселения, общего и строгого режимов. В них содержатся 3 630 человек. Еще 948 (из них восемь несовершеннолетних) - в Смоленском и Вяземском следственных изоляторах. На учете уголовно-исполнительных инспекции состоит чуть более 4 тысяч осужденных (32 подростка).
- А сколько лет вы уже работаете в системе исполнения наказаний?
- Без малого четверть века, несколько последних лет возглавляю смоленское управление.
- Насколько изменилась система, скажем, за последние 10 лет?
- Сейчас в исправительных колониях содержится меньше осужденных. Это связано в первую очередь с изменениями уголовного законодательства - ряд статей Уголовного кодекса декриминализированы и не предусматривают наказание в виде лишения свободы. В связи с этим число осужденных к наказаниям, не связанным с изоляцией от общества, и состоящих на учете в уголовно-исполнительной инспекции выросло. Два года назад появились принудительные работы. Это наказание, которое отбывают в исправительных центрах. Кстати, Смоленская область стала одним из первых регионов, где «оттачивалась» эта практика.
- Где располагается такой центр?
- В Сафоновском районе, недалеко от исправительной колонии №1 в деревне Анохово. Осужденные, которые там находятся, живут в общежитии. Утром они выезжают к местам работы - на предприятия района. А после окончания трудового дня возвращаются назад. Далее - мероприятия по распорядку дня.
- Какие еще ноу-хау появились?
- В последние годы наши учреждения активно оснащались техническими средствами надзора. Это позволило провести оптимизацию личного состава примерно на 15% за восемь лет. При этом из года в год уменьшается количество побегов в России. В 2018 году было установлено 30 камер, а всего в учреждениях уголовно-исполнительной системы Смоленской области – 1282 видеокамеры.
- А смоленские «сидельцы» в этом году сбегали?
- Нет, но попытка была: заключенный хотел перебраться через забор, используя кусок деревянного перила, отломанный от лестницы. Предотвратить ЧП помогли сигнализация и видеонаблюдение.

Хорошо сидим...
- Считается, что осужденные в России живут как у христа за пазухой. Например, в Германии заключенные получают горячее питание только раз в день, у нас - трижды. В какую сумму нам обходится содержание каждого «сидельца»?
- Затраты на питание одного осужденного в нашей области - около 77 рублей в сутки. Но мы планируем снизить эту цифру. Экономия здесь возможна за счет использования трудовых ресурсов, поскольку заключенные сами выращивают сельхозпродукцию. В 2018 году посевные площади составили 4 тысячи га. С них собрали хороший урожай зерновых и овощей: картофеля, моркови, свеклы, лука, кабачков. Также при колониях есть свои фермы, где содержится скот.
- Сколько от потребности вы закрываете благодаря подсобным хозяйствам?
- Потребность в картофеле – на 60%, в других овощах и молоке - на 100%, в мясе – примерно на 50%. Поэтому в перспективе будем увеличивать поголовье скота и площадь обрабатываемых земель. Излишки урожая мы продаем на ярмарках, и вырученные деньги затем идут на развитие производственной базы.
- И где у нас такие «сельхозколонии»?
- Самая большая - колония-поселение №7 в деревне Верховье Смоленского района. Но свое производство есть во всех наших учреждениях. Осужденные сами изготавливают для себя одежду и обувь. Мы заключаем договоры с местными властями тех районов, в которых расположены колонии. Заключенные за плату помогают благоустраивать территорию. Например, изготавливают элементы декора для клумб, урны, остановки, скамейки, оборудование для детских площадок. Могут отремонтировать, допустим, крыльцо или сварить ограждение.
- Сколько заключенные зарабатывают?
- Средняя зарплата работающего осужденного - 325 рублей в день, за месяц - «минималка».
- В 2010 году в столичных городах появились интернет-магазины для заключенных. Родственник может сделать заказ, оплатить доставку, и посылку вручают «сидельцу». Очень удобно, не надо никуда ехать. В Смоленской области это работает?
- Да, уже четыре года. Осужденные и сами могут совершать покупки в магазинах. Перечень разрешенных товаров достаточно широкий, но исключает ряд позиций, например, продукты, требующие тепловой обработки. Раз мы обеспечиваем заключенных трехразовым горячим питанием, то не обязаны создавать для них специальные кухни. Другими словами, они могут купить яблоки или колбасу, а крупы, которые нужно варить, уже нет. Меню в колониях построено так, что одно блюдо не может повторяться в нем чаще двух раз в неделю.
- Правда, что некоторые заключенные при желании могут пользоваться даже услугами личного цирюльника?
- На территории колоний есть бесплатные парикмахерские. Но если осужденный не хочет ходить бритоголовым, он может оплатить модельную стрижку. А еще - маникюр и педикюр (в женских колониях), глажку одежды, отдельные виды лечения (например, протезирование зубов), а также доставку книг и газет из магазинов и блюд из пунктов общественного питания.

«Воров в законе у нас нет»
- Насколько изменился преступный мир за последнее время? Нарисуйте портрет, скажем так, усредненного смоленского «сидельца».
- Каждый третий осужденный отбывает наказание за преступление, связанное с незаконным оборотом наркотиков. На втором месте по «популярности» - статья за убийство, на третьем - кражи. Более 60% осужденных - люди в возрасте от 25 до 60 лет.
- Могут ли они во время заключения получить профессию, чтобы устроиться на работу после освобождения?
- Если говорить о высшем образовании, то в 2017/18 учебном году шесть человек защитили дипломы. Как правило, выбирают менеджмент, юриспруденцию, психологию, есть даже филолог-лингвист. Среднее профессиональное образование по 19 специальностям получили 880 осужденных. Среди наиболее востребованных - швея, электросварщик, слесарь, электромонтер. Сейчас обучение проходят 714 человек.
- Заключенные до сих пор живут «по понятиям»?
- Определенная иерархия, конечно, сохраняется, но она уже не такая жесткая. Попадая в исправительное учреждение, человек сам решает свою судьбу на ближайшие годы. Одни предпочитают жить понятиями уголовного мира, их мы изолируем и усиливаем контроль. Другие решают своим хорошим поведением и трудом доказать, что встали на путь исправления. За это они получают право на большее количество посылок и свиданий с родными, становятся более свободными в передвижениях, чаще посещают наши досуговые мероприятия и могут попытаться «заработать» УДО.
- То есть «воров в законе» у нас больше нет?
- В нашей области нет.

«Украл, выпил, в тюрьму...»
- Часто ли возвращаются к вам уже отсидевшие срок?
- Рецидив бывает, к сожалению, более чем у 30%. Как правило, из-за пристрастия к алкоголю и наркотикам.
- Сколько осужденных носят электронные браслеты?
- Граждан, которым суд избрал меру пресечения в виде домашнего ареста, в нашем ведении 48, плюс 80 осужденных к ограничению свободы. Все они снабжены системой электронного мониторинга подконтрольных лиц, в народе как раз и называемой «электронный браслет». Контролем за этими лицами занимается уголовно-исполнительная инспекция.
- Каждое из таких устройств слежения по-прежнему стоит в районе 110 тысяч рублей?
- Сейчас - около 30 тысяч.

По другую сторону баррикад
- А как вы боретесь с эмоциональным выгоранием ваших сотрудников? Ведь работа у них - совсем не сахар, каждый день приходится иметь дело с ворами, насильниками и убийцами. Часто надзиратели увольняются до пенсии?
- Как правило, сотрудники работают 12 -15 лет, после которых у них появляется право на пенсию. Конечно, есть и «перегорание», и психологическая деформация, но криминальное «заражение» мы исключаем. Если видим, что кто-то устает от службы или становится подвержен чужому влиянию, переводим на другие должности. Например, в службу охраны, где нет непосредственного контакта с осужденными. В нашем ведомстве существует около десятка санаториев по всей России: от Калининграда до Дальнего Востока.
- Какова средняя зарплата ваших сотрудников? И кто может надеть погоны УФСИН?
- Если к нам придет молодой человек, который отслужил в армии, в первый год он будет получать в среднем 25 тысяч рублей. Потом его зарплата будет зависеть от стажа службы и роста звания. Например, зарплата лейтенанта - около 35 тысяч. Полковник может получать до 65 тысяч.
- У вас действует служба собственной безопасности. Сколько и какие правонарушения выявлены в этом году?
- Число коррупционных преступлений постоянно снижается. Например, четыре года назад было зафиксировано семь таких случаев, в 2016-м - четыре, в 2017-м – их не было вовсе, в 2018-м - одно.
- Недавно в Интернете появилось видео, на котором 18 сотрудников ярославской колонии зверски пытали одного «сидельца»…
- Не хочу оценивать действия своих коллег, но у нас такого нет. Применение физической силы и специальных средств к заключенным строго регламентировано законом. Есть четкие инструкции, куда и как можно ударить осужденного, чтобы не вызвать неприятных последствий для его здоровья, а лишь прекратить противоправные действия. В Смоленской области таких инцидентов бывает до 10 в год, и каждый раз все материалы (в том числе видеосъемку) исследуют как в нашем аппарате управления, так и в прокуратуре и следственных органах.
- Бывает, что заключенные сами нападают на сотрудников?
- В прошлом году один из осужденных за это был привлечен к уголовной ответственности. Он планировал побег и вел себя очень неадекватно.

Про свадьбы и героин в окорочках
- Передача заключенному телефона считается коррупцией?
- Да, это запрещенный предмет. Мы знаем, что сотовые у осужденных есть, а попадают они к ним через родственников.
- Какие необычные случаи по доставке «контрабанды» за решетку были в последнее время?
- Наиболее оригинально по-прежнему подходят к передаче наркотиков. Чтобы натасканная собака не учуяла запах героина, его прячут, например, в колбасе или копченой курице. А однажды пакетик с наркотиком поместили вместо косточки в финик. В шоколадных конфетах часто обнаруживают телефонные сим-карты.
- Что грозит родственнику за такую находчивость?
- За попытку передачи спиртного или телефона - до 5 тысяч рублей штрафа. Если речь идет о наркотиках, то это уже уголовная ответственность. «Волшебные» финики будут расцениваться как сбыт наркотиков, а значит, возможное наказание - от 10 лет лишения свободы.
- А бывает, что осужденные, находясь в колонии, женятся?
- Свадьбы у нас случаются практически каждую неделю. И мы это приветствуем, ведь социальная привязанность к кому-то на свободе способствует исправлению осужденных.
- Это дает какие-то преференции? Может быть, лишнее свидание?
- Нет. Право на дополнительные свидания и посылки можно «заработать» хорошим поведением. И семья как раз становится стимулом для заключенных вести себя правильно. Они ведь понимают, что провести с женой трое суток, пусть и в комнате длительных свиданий, по условиям приближенной к третьеразрядной гостинице, можно один раз в год, а можно и четыре. Кроме того, мы предоставляем возможность видеосвиданий.
- В колониях как-то празднуют Новый год?
- Конечно, в камерах елки не ставим, но новогодняя атрибутика присутствует. По традиции 31 декабря в наших учреждениях праздничное меню. Впрочем, все зависит от фантазии поваров-заключенных: из обычного набора продуктов они могут приготовить новые блюда - выпечку или салаты. В последний день уходящего года осужденным разрешают лечь спать не в 22.00, как обычно, а после боя курантов. Что касается сотрудников, то для нас, как и для представителей всех правоохранительных органов, любые праздники - это усиленный режим несения службы.


Автор: Юлия Шенгур


Добавьте «Рабочий путь» в ваши источники в Яндекс.Новостях




Загрузка комментариев...
Читайте также
Кто первенствовал на легкоатлетическом турнире в Смоленске
вчера, 21:30
Традиционные соревнования имени Героя СССР Владимира Курилен...
«Снега по колено, везде каша». Смоляне недовольны уборкой улиц
вчера, 21:05
В социальных сетях жители Смоленской области сравнили работу...
У жителей райцентра Смоленской области из крана побежало «пиво»
вчера, 20:46
В социальных сетях жители Рославля опубликовали пост, в кото...
Смолянку шокировал букет от любимого мужчины
вчера, 20:27
В социальных сетях жительница Смоленска опубликовала жалобу ...

Опрос

С чем у вас ассоциируется Новый год?


   Ответили: 1137