Суббота, 17 ноября 2018 года

Погода -4..-6 С о

Доброхоты Смоленщины

Общество 15:27, 19 октября 2018
Доброхоты Смоленщины

Почему они тратят свои драгоценные выходные на помощь совершенно чужим старикам и детям? Что заставляет человека по колено в грязи поднимать останки бойцов Великой Отечественной или в проливной дождь прочесывать леса в поисках заблудившегося грибника? Или почему добровольцы жалеют каждую блохастую уличную дворнягу? Эти и другие вопросы корреспондент «РП» задал смоленским волонтерам.

«Они нас ждут»

14-1-1-ермаков.jpg

Евгений ЕРМАКОВ, командир новодугинского поискового отряда «Вазуза», специалист по мобилизационной работе районной администрации, 57 лет.

- Официально я стал поисковиком в 2000 году, но заниматься этой работой начал задолго до этого. Трудно сказать, что побудило меня. Я родился и вырос в Сычевке, где все буквально дышало войной. Когда мне было 3 года, старший брат принес мне в качестве игрушки найденный автомат ППШ. Детьми мы любили взрывать «эрликонки» рядом со старой инкубаторной станцией. А еще я обожал слушать рассказы отца о Великой Отечественной и о войне с Японией. Он восемь лет прослужил в армии, прошел обе кампании и стал одним из немногих, кто вернулся домой. Но воспоминаниями Николай Александрович делился нечасто - только в День Победы. С дрожью в голосе он вспоминал своих сослуживцев, настоящих героев, не доживших до мая 1945-го.

Начинали мы, как и большинство поисковиков, «черными копателями». В старых немецких блиндажах собирали металлолом. «В поля» выезжали на старенькой капризной «копейке», из инструментов у нас с собой были только щуп да штыковая лопата, а вместо рюкзака - хозяйственная сумка. Часто находили останки бойцов, но мы просто не знали, что с ними делать. Конечно, старались перезахоранивать воинов по-людски: ставили самодельные крестики, клали каску. Но в душе я понимал: это неправильно.

И вот в начале нового тысячелетия судьба свела нас с Ниной Германовной Куликовских, бессменным руководителем поискового движения на Смоленщине. В Новодугине тогда своего отряда не было, и мы зарегистрировали в администрации Сычевского района отряд «Каскад-2». В 2013 году появился отряд «Вазуза».

Мой общий «стаж» поисковика – около 30 лет. Сейчас возраст уже берет свое, все чаще появляются мысли оставить это дело. Лет семь-восемь назад я поехал на Вахту памяти в Рославльский район. Там у нас с моим «коллегой» Игорем Анатольевичем Жарынцевым, командиром отряда «Память», зашел разговор о возрасте, усталости и о том, что «надо бросать».

А он мне вдруг возьми и скажи: «Жень, ты бросишь, я брошу. И кто их поднимать будет? Они же ждут!». Эти слова открыли во мне второе дыхание.

Самая большая удача для меня – найти именной медальон, фляжку или другой предмет, который позволит установить личность бойца. Последние два года судьба делает мне такие подарки на день рождения. Этой весной мы передавали на малую родину найденные останки и вещи павших воинов.

Когда разговариваешь с родственниками, понимаешь, что они до сих пор ждут известий о своих отцах и дедах. Это и есть главная благодарность для поисковика. А еще мы проходим 9 Мая в «Бессмертному полку» колонной с транспарантом, на котором написано, сколько неизвестных солдат идут с нами. В 2018-м цифра приблизилась к тысяче.

Я передаю свои знания и запал подрастающему поколению. Насколько охотно молодежь вступает в наши ряды? Все зависит от воспитания. Главное качество поисковика – быть хорошим человеком. Другие у нас не задерживаются.

«Стану почетным донором»

14-2-шубная.jpg

Екатерина ШУБНАЯ, студентка Смоленской сельскохозяйственной академии, будущий технолог производства и переработки сельхозпродукции. 21 год.

- Волонтерством я начала заниматься еще с 8-го класса. В 26-й школе Смоленска очень грамотно была построена воспитательная работа. Мы помогали ветеранам, уделяли внимание экологии – убирали памятники и мемориалы. Когда я поступила в вуз, решила не бросать любимое занятие.

На базе нашей академии работает волонтерский корпус «Поможем вместе». Мы сотрудничаем с несколькими социальными учреждениями. Например, с Центром психолого-медико-социального сопровождения детей и семей, куда попадают «особые» дети и попавшие в трудную жизненную ситуацию. Мы устраиваем разные мастер-классы, учим взрослых и детей правильно общаться и понимать друг друга. Иногда собираем одежду и игрушки для малышей. Я часто отдаю свои вещи, им они нужнее.

Еще мы ездим в «детские Вишенки», проводим занятия по профориентации с ребятами и занимаемся экологическим волонтерством. В прошлом году, например, красили лавочки, в этом - еще что-нибудь придумаем. Это мое хобби. И не могу сказать, что приходится отказываться от развлечений или общения с друзьями ради волонтерства.

В прошлом году мне посчастливилось побывать на большом форуме в Сочи, куда съехались добровольцы из России и из-за рубежа. Помимо занятий, там были экскурсии, вечеринки. Тогда я поняла: у волонтеров из разных стран может быть разный менталитет, цвет кожи и разрез глаз, но общее дело нас объединяет. Я познакомилась с девушкой из Буркина-Фасо, ее зовут Бенедикта Тое. Новая знакомая рассказывала о своей работе в ООН, о культуре африканского государства. И даже сделала мне подарок – круглые деревянные сережки. При этом она очень переживала и извинялась: нас предупреждали, что в разных странах к презентам относятся по-разному, наверно, Бенедикта не была уверена, что в России можно дарить сережки. Когда мне перевели причину ее тревоги, я рассмеялась и стянула с пальца гематитовое колечко - пусть напоминает ей обо мне.

Еще мне запомнился случай, произошедший в канун 8 Марта. Мы ходили в один из смоленских хосписов поздравлять онкобольных с праздником. Пели песни, читали стихи, вручали символические подарки. В палаты мужчин не планировали заглядывать, но потом решились - с ними тоже нужно поделиться толикой радости. После того как вышли от них, медсестра передала нам пакет мандаринов, сказав, это их подарок к женскому празднику. Меня это настолько растрогало, что я еле удержалась, чтобы не расплакаться.

Конечно, добровольчество занимает много времени. Иногда мои друзья говорят: «Оно тебе надо? Брось все это». И я отвечаю: «Надо. Не брошу!»

А еще у меня есть мечта - стать почетным донором. Четыре года назад, перед поступлением в сельхозакадемию, я училась в СмолГУ. Там проводили День донора, но я не смогла на него попасть. Тогда решила сама пойти в Смоленский центр крови. На тот момент я даже не знала своей группы и резус-фактора. Оказалось, моя кровь очень редкая - 4-я отрицательная. С тех пор я регулярно посещаю Центр. Однажды медики сами позвонили и попросили срочно прийти. Меня как громом поразило: значит, у какого-то человека от моего выбора жизнь зависит! Я помчалась в центр в тот же день.

«Ради поиска брошу все дела»

14-5-пантелеев.jpg

Сергей ПАНТЕЛЕЕВ, 27 лет, работник кинотеатра, доброволец поисково-спасательного отряда «Сальвар».

- Впервые я услышал об отряде 6 лет назад. Как-то на «дозорном» форуме увидел сообщение от друга: «Пропал человек». Решил присоединиться к поискам пожилой женщины, которая пошла за грибами и не вернулась. Через несколько дней мы нашли ее живой и невредимой. Это была моя первая поисковая операция. Всего за годы волонтерства я принял участие примерно в 150 выездах, и большая часть из них – поиски заблудившихся грибников.

В прошлом году из леса не мог выбраться дедушка - очередной грибник. У него был с собой работающий мобильный телефон, но выбраться из чащи самостоятельно у него не получалось, даже несмотря на наши указания. Поиски долго не давали результатов. Обнаружить и спасти пожилого мужчину удалось только после того, как прилетел вертолет пожарно-спасательного центра. В указанный пилотами квадрат подтянулись наши группы, пострадавшего тогда выносили на руках: во время ночных блужданий по лесу он повредил ногу.

Такие истории случаются довольно часто. И каждый спасенный человек – заслуга огромного числа волонтеров. Мы все работаем на общий результат.

В лесах, большую часть которых составляют овраги, болота и буреломы, огромную роль играет физическая подготовка. А еще важно умение работать с оборудованием, чтобы не заблудиться самому. Поэтому всех начинающих поисковиков первым делом учат вести переговоры по рации, обращаться с навигаторами и компасом. Кстати, мне очень помогло спортивное ориентирование, которым я занимался в детстве. Иногда мы встречаем диких зверей. Но, как правило, проблем с ними не бывает. Опасаться стоит только самок с детенышами и бешеных животных. Здесь уж не остается ничего иного, как осторожно, потихоньку отступать.

Работа в городе требует совершенно других качеств. Как-то зимой мы искали бабушку с провалами в памяти. Она вышла в магазин и пропала. Я, как сыщик, проводил опрос возможных очевидцев и расклеивал ориентировки.

Жизнь «сальваровца» довольно непредсказуема. Бывает, что мы неделями не вылезаем из лесов, ездим от района к району, прочесывая местность. А иногда выдаются спокойные деньки, когда никто, слава богу, не теряется. Но как только координатор объявляет всеобщую мобилизацию, я стараюсь поскорее закончить все дела, забрасываю любое хобби и мчусь к точке сбора.

Мои родители поначалу настороженно относились к столько внезапным исчезновениям, особенно ночным. Но потом я все им объяснил, и со временем они привыкли. Просят только обязательно возвращаться невредимым.

Найти и осчастливить. Миссия выполнима

14-3-иванова.jpg

Екатерина Иванова, 48 лет, дизайнер, владелица ландшафтного бюро, участник группы «Забота о животных в Смоленске».

- Я присоединилась к группе в 2012 году, когда случайно увидела ее ВКонтакте. За эти 6 лет я помогла пристроить примерно 80 бездомных животных. В одних случаях выступала куратором - находила для животных передержку, помогала с лечением, собирала деньги на питание, организовывала транспорт, искала новых хозяев. В других - давала приют у себя дома и делала все то же самое по полной программе.

Каждый из пристроенных бездомышей оставил свой след. Я никогда не забуду старого породистого лабрадора. Прежний хозяин выбросил его на Смоленском автовокзале. Пса хотели отправить в приют, но я понимала: для животного, привыкшего к особому отношению, это равносильно смерти. Мы с мужем поселили его у себя в небольшом сарае. Нужно было видеть глаза пса, который еле передвигал ноги и даже не мог войти в калитку от истощения. А еще он плакал.

По клейму мы нашли владельца. Оказалось, что он уехал в Питер, а четвероногого «друга» бросил умирать, ведь 13-летний кобель перестал быть производителем, а значит, больше не мог приносить прибыль. Все участники нашей группы были в шоке! Стали искать собаке новый дом и через пару месяцев нашли замечательную девушку, с которой Барри, как окрестили мы лабрадора, прожил последний год своей счастливой старости.

Случается, что поимка животного становится опасной. Лет 6 назад мы с подругой решили выловить собаку, которая жила возле одного предприятия по производству стройматериалов и каждые полгода приносила целый выводок щенков. Она была совершенно дикая, поэтому мы хотели простерилизовать ее, выходить после операции и вернуть обратно (у таких животных нет никакого шанса обрести семью, да она им и не нужна). Мы безрезультатно гонялись за дворнягой целый день.

Отчаявшись, решили помочь хоть кому-то. И тут на глаза попался один из ее щенков, он не смог спрятаться от нас, как остальные, - у него был перелом лапы. Как бы странно это ни звучало, но его спасло именно то, что за пару дней до этого его сбил автомобиль. Как выяснилось позже, на следующий день работники стройбазы вывезли ее братьев и сестер в лес, потому что их мать готовилась снова ощениться.

Поэтому травмированного машиной щенка я взяла к себе на передержку. Оказалось, что это девочка, дикая - просто жуть. Она умела только хватать еду и прятаться. Я учила ее гулять на поводке, ездить в машине, на трамвае, не бояться лифта. Это был настоящий курс молодого бойца, точнее - будущего жильца квартиры. Спустя 4 месяца для нее тоже нашлась семья.

Когда меня спрашивают, не разочаровалась ли я в людях, видя их жестокость, отвечаю - нет. Я верю, что хороших людей больше, и после каждой истории с хеппи-эндом все больше в этом убеждаюсь. А еще стараюсь оставаться на связи с новыми хозяевами своих подопечных. Но не потому, что не доверяю им. Просто прикипаю душой к бывшим бездомышам.

С одним котенком так и не смогла расстаться. Я приютила его потому, что мне показалось: такого страшненького, худенького, нескладного, больного и блохастого больше никто не возьмет. За 6 лет Зина превратилась в красивейшую кошку.

Мой муж Игорь поддерживает меня. Бывает, что он тоже приносит домой выброшенных зверят, которым мы потом дружно ищем семью. А вот знакомые не всегда понимают. Однажды я не полетела в отпуск - отменила тур в Дубай, чтобы помогать выхаживать больное животное. Друзья дружно покрутили пальцем у виска.

Я понимаю, что всех бездомных животных пристроить невозможно, но все равно не могу пройти мимо жалостно мяукающего под дождем котенка или мимо собаки, которая плачет.

«Чувствую, что живу не зря»

14-4-1-якушева.jpg

Марина ЯКУШЕВА, 24 года, преподаватель изобразительного искусства, художник, активист епархиальной добровольческой службы «Милосердие».

- Полгода назад я решила заняться чем-то нужным и важным. Лучшего варианта, чем помощь нуждающимся, придумать не смогла. Начала искать любую волонтерскую организацию в соцсетях, и первой на глаза попалась группа «СмолМИЛОСЕРДИЕ». Так я к ней и присоединилась.

За эти полгода я несколько раз посещала социальные учреждения. И всегда меня поражало, с какой радостью там встречают волонтеров. Например, когда я впервые приехала в детскую больницу, ребята буквально кинулись мне на шею. Им было неважно, что мы пока даже не знакомы, они открыто, с детской непосредственностью сразу предложили свою дружбу. Это дало мне такой большой заряд энергии и позитива, что несколько часов в стенах больницы пронеслись как один миг: мы рисовали, смеялись, разговаривали. Я не устаю удивляться, насколько дети открыты миру, как жаждут внимания.

Во время визитов в дома престарелых я заметила особенность тамошних обитателей. Обычно у них очень мало личных вещей, но сердобольные старички всегда пытаются чем-то угостить – яблоком или зефиркой. Могу представить себе, как тоскливо им доживать свой век. Многие из них даже не выходят на улицу.

Поэтому приезд концертной группы волонтеров в дом престарелых – всегда большое событие. Особенно они радуются, когда мы привозим с собой детей. Я счастлива, что могу быть частицей этих праздников.

А летом я занималась росписью стен в центре комплексной помощи «Семья». Там часто проходят встречи с участием деток, которых совсем не радовали однотонные скучные интерьеры. Вместе с коллегами из моей художественной студии мы разрисовали стены: на них теперь «растут» одуванчики, «резвятся» мультяшные герои, «плавают» обитатели подводного мира, даже есть настоящий рай для сладкоежки - с яркими пряничными домиками и «пейзажами» из мороженого.

Я стараюсь подтягивать в ряды волонтеров своих близких. Например, мой молодой человек Алексей помогает делать новый сайт для «Милосердия». С друзьями-дизайнерами мы рисуем логотипы для социальных учреждений, а младшая сестра Ксюша готовит фотоотчеты со всех праздников и акций.

Недавно у нас с подругой появилась новая задумка: хотим помогать воспитателям дома ребенка выводить малышей на прогулки. На днях собрали все необходимые справки и сделала себе медкнижки. В следующий вторник обязательно поедем в Красный Бор. Я так волнуюсь!

Волонтерство дает мне ощущение наполненности жизни. Чувствую, что живу не зря.

СКАЗАНО

14-6-логунов.jpg

Алексей Логунов, начальник отдела по делам молодежи Главного управления Смоленской области по делам молодежи и гражданско-патриотическому воспитанию:

- По привлечению волонтеров наш регион находится в лидерах не только в ЦФО, но и в масштабах всей страны.

Обычно под волонтерами понимают студентов в возрасте от 18 до 25 лет. Они «работают в полях», обучают пожилых людей компьютерной грамотности, придумывают новые и, что самое главное, социально востребованные проекты. Но еще есть и «серебряные» волонтеры. Этим людям - за 50, как правило, они передают свой опыт подрастающему поколению, их приглашают на открытые уроки в школах и ставят в пример детям. В последние годы в волонтерском движении наметилась тенденция к разделению по профессиональной принадлежности. Есть волонтеры-медики, экологи, поисковики, спортсмены.

ЦИФРА

В Смоленской области насчитывается порядка 500 организаций и объединений, в которых состоят более 10 000 добровольцев. Из них 3 215 человек зарегистрированы на портале «добровольцыроссии.рф». Они имеют волонтерскую книжку - своеобразный паспорт волонтера - с отметками о добрых делах. И готовы в любой момент откликнуться на призыв о помощи.

ЗНАЙ НАШИХ!

На Смоленщине придумали оригинальную систему поощрения добровольцев, имеющих личные волонтерские книжки. Самых достойных добровольцев по итогам года теперь награждают персональными пластиковыми дисконтными картами, которые дают их владельцам скидки в кафе, спортзалах, развлекательных центрах. Счастливыми обладателями таких карт уже стали 20 смолян.


Автор: Юлия Шенгур


Добавьте «Рабочий путь» в ваши источники в Яндекс.Новостях




Загрузка комментариев...
Читайте также
В Смоленской области подвели итоги футбольного сезона
вчера, 19:50
В пятницу в СГАФКСТ Федерация футбола Смоленской области под...
«Пожарные скидывают вещи с третьего этажа». В Смоленске в многоэтажке произошел пожар
вчера, 19:33
В редакцию «Рабочего пути» обратился читатель, который сообщ...
В Смоленской области пересчитали народные дружины
вчера, 19:24
Под председательством губернатора Алексея Островского в адми...
Стала известна судьба 58-летнего смолянина, который ушел из дома в Пригорском
вчера, 18:20
Поиск Владимира Молокова вел поисково-спасательный отряд &qu...

Опрос

Какие проблемы волнуют вас больше всего?


   Ответили: 1207