Воскресенье, 23 сентября 2018 года

Погода 6..8 С о

«Конь. Коненков. Мамонтов...» Потомок великого скульптора планирует установить в Смоленске арт-объект

Общество 18:00, 11 сентября 2018
«Конь. Коненков. Мамонтов...» Потомок великого скульптора планирует установить в Смоленске арт-объект

Кузнечное дело сродни высокой поэзии. Лишен истинного дарования писать стихи – не пиши, можешь не ковать - лучше не куй. Мастер художественной ковки Андрей Прохоренков кует, как дышит, четко вплетая в простой ритм прямых прутьев ажурное волшебство металлического кружева.

В Смоленске с десяток хороших кузнецов будет, но он такой один - даровитый художник, чьи затейливые работы не спутаешь с шаблонными поделками обычных ковалей, выполняющих заказы по чужим зарисовкам.

Этот народный умелец известен в Смоленске, да и, пожалуй, уже во всей России, как «Кузьма Мамонтов». Эффектное, образное прозвище настолько сроднилось с ним, проросло за годы в глубины подсознания, что он и сам иначе на людях, как «Кузьма», и не представляется. Почему бы и нет?

В тех окраинных, заиндевевших от ледяного дыхания Севера землях, почитай, всех нарекали Мамонтовыми да Ломоносовыми. Полагаю, объяснять, почему, особого смысла нет. Русский Север с незапамятных времен был родиной мамонтов, чьи кости и поныне стынут в вечной мерзлоте, а ломать носы тамошние, сурового нраву, жители умели. Отец Кузьмы родом из Холмогор Архангельской области, и прадед у него был всамделишный деревенский кузнец.

Кинешь на него взгляд, и сразу понятно: настоящий мужик! Не тот, что в офисе штаны протирает, тело белое да рассыпчатое в бумажных хлопотах бережет.

Кузьма, уподобившись языческому якутскому божеству Кыдай Бахсы - выходцу из подземного мира, днями машет молотом «в железном доме, окруженном обломками железа, и над крышей которого пылает нещадное пламя. И лоб его на девять пальцев покрыт копотью, и щеки его на три пальца покрыты ржавчиной…».

Жилистый, закопченный, бронзовый от намертво въевшейся в кожу ржавчины, с лукавой, разбойничьей хитринкой в зеленом глазу - ну чем не черт из преисподней? Кузьма своим внешним обликом полностью соответствует старинной поговорке «Умудряет Бог слепца, а черт - кузнеца».

Обработка мистически холодного железа сакральным жарким огнем издревле требовала особых знаний, которыми владел далеко не каждый. Кузнец и есть тот особый, посвященный в таинство человек, который в представлении простого народа всегда занимался чем-то хитрым и… мрачноватым. Запредельным, нашептанным из темного угла нечистым. На самом же деле ремеслом, требующим высочайшей концентрации и мастерства. «Кузнечное дело под силу лишь тем, кто не убоится физических трудностей и избежит духовных опасностей», - убежден Кузьма.

Мамонтов на собственном опыте знает: допустишь ошибку - поплатишься здоровьем или даже жизнью. И - гордится своим древним промыслом, дарованным людям небесами. Ибо еще в Книге Бытия, первой из книг Ветхого Завета, сказано: «Первым, кого научил кузнечному делу падший ангел, был потомок Каина - Тубал-Каин». Собственно, на санскрите семантика слова «тубал» и означает «кузнец».

А началось дело Кузьмы Мамонтова в начале «нулевых», когда он простым сварщиком уехал на заработки в Москву и устроился в одну из мастерских. Был там старичок москвич, владеющий мастерством коваля. Так Андрей и выучился на кузнеца, перебрался в Смоленск и открыл свою кузнечную мастерскую. Начинал с малого – с витиеватых подсвечников и рам, насыщенных орнаментальным рисунком кованых столиков и грациозных, сплошь в завитках и сложных элементах, ограждений. Он не скрывает: поначалу было трудно, голодно, но потом пошли заказы, и сегодня Мамонтов причастен не только к украшательству загородных домов наших весьма состоятельных современников, среди которых немало известных людей. Теперь к нему за помощью и советом обращаются маститые реставраторы и, по возможности, вовлекают в масштабные проекты государственного значения. Один из них - Олег Федорович Царев, взявший на себя ремонт и реконструкцию Большого театра, ранее отреставрировавший в России десятки исторических зданий и монастырей.

Кузьма Мамонтов принимал участие и в масштабной реставрации Главного дома городской усадьбы VIII века в Подсосенском переулке в Москве, что расположена по соседству с Кремлем. История этого чудом выжившего памятника архитектуры началась в 1785 году.

В разные годы здание перестраивалось, переходило от одних владельцев к другим и чудом уцелело от пожара 1812 года. Последний раз усадьба реконструировалась в 1880-м по проекту архитектора Бюссе, и с того момента вплоть до 1917 года принадлежала купеческой семье Орловых. После революции дом превратили в затрапезную общагу и ни разу, почти за сто (!) лет не проводили в нем капитального ремонта. В ноябре 2012 года реставраторы пришли фактически на руины. Восстанавливали исторический облик здания по уцелевшим фрагментам. Андрею поручили реконструкцию ажурного козырька над главным входом здания, с чем он, разумеется, успешно справился.

Причастен Кузьма и к реставрации бывшей Большой Сибирской гостиницы, расположенной в центре Москвы в Златоустенском переулке. Об этом дивном угловом здании, построенном в 1900 году по проекту архитектора Бугровского, что находится буквально в двух шагах от Кремля, краевед Митрофанов написал следующее: «Эта гостиница похожа не на здание, построенное для тупого извлечения прибыли, а на океанский лайнер, бороздящий переулки Москвы». Сегодня дом миллионщика Стахеева (здесь расположился РосФинНадзор) обрел свой первозданный облик, и теперь в его лестничных кованых перилах, что на первом этаже, живет и частица стальной души смоленского кузнеца Мамонтова. Кстати, один из последних «духовных» заказов, реализованных Кузьмой, печные дымники для Сретенского женского монастыря в Гороховце, основанного по указу патриарха Никона в 1658 году.

А уж коли желаете воочию подивиться таланту кузнеца-реставратора, загляните в уютный ресторан «У Солохи». Столы, стулья и люстры выполнил Кузьма Мамонтов. Вывеска и флюгер, изображающий гоголевскую чертовку, - его рук дело. Если присмотреться, на метле, за спиной соблазнительницы, сидит нечистый, ухватив разбитную бабенку за ягодицы… Тем и интересны работы Кузьмы - он любит играть со скрытыми смыслами, вплетая их в контекст своих кованых произведений.

Есть на Руси и свои покровители ковалей - бессребреники и чудотворцы Косьма (Кузьма) и Дамиан, которых в народе называли «божьими кузнецами». Упоминание о Косьме и Дамиане прослеживается и в древнерусском фольклоре. Согласно народным сказаниям, божий кузнец Кузьма одержал победу над чудовищный змеем - драконом, ухватив чешуйчатого гада клещами за язык…

Усмирил Кузьма Мамонтов и своего кованого дракона, представив затейливую скульптуру огнедышащей мифической рептилии на ежегодном фестивале фейерверков «Звездопад-2018». Главный приз, правда, не получил, однако результатом собственного труда остался доволен. Хороший дракон из меди вышел! С гребнем, коварными рубиновыми глазенками из горного хрусталя, острыми коготками и распростертыми крыльями. Того и гляди, пыхнет жаром и взлетит!

О своем творческом пути этот «железный человек» говорит скупо и немногословно: «Своим трудом я принес много пользы людям. Делаю красивые вещи… Нужно же что-то полезное стране оставить после себя». Откуда же дар такой у Кузьмы, самобытный и недюжинный?

Ветвистое у Мамонтова генетическое древо, славное. Были в его роду и купцы именитые, за особые заслуги к дворянству пожалованные, и Герои Советского Союза, за Отечество кровь проливавшие. Речь идет о дяде Андрея, Николае Степановиче Прохоренкове, посмертно удостоенном высокого воинского звания.

Один из ярких представителей рода «Мамонтова» Прохор Прохорович Прохоренков, личный адъютант Маршала Советского Союза Константина Рокоссовского, а также ликвидатор аварии на Чернобыльской АЭС орденоносец Евгений Прохоренков.

Человек, скрывающийся под псевдонимом Кузьма Мамонтов, - прямой потомок советского архитектора, русского интеллигента-самородка Стефана Сергеевича Карпова (1897-1991). В карельских лагерях в Медвежьегорске двоюродный дед Кузьмы, Стефан Карпов разрабатывал проект ветки Московского метрополитена…

Но больше всего, пожалуй, гордится Кузьма родством по материнской линии с нашим прославленным земляком, скульптором Сергеем Коненковым. Андрей Прохоренков – внучатый праправнук Сергея Тимофеевича. Об этой биографической сенсации, ставшей для него полной неожиданностью, Кузьма узнал не так давно. Уже вовсю в мастерской работал!

«Поначалу скрывал этот факт, перепроверял данные, - признался Мамонтов. - Да и потом, когда разобрался во всем детально, решил не афишировать свою кровную близость к Коненкову. Сначала нужно самому добиться признания и славы, а уж потом знаменитыми предками козырять… Быть может, наконец-то пришло время?»

Как ни крути, даже внешнее сходство с «русским Роденом» (именно так называли в начале XX века сына зажиточного крестьянина из рославльской деревеньки Караковичи Сергея Коненкова, сумевшего, благодаря протекции скульптора Михаила Микешина и мецената Павла Третьякова, пройти обучение в мастерских Огюста Родена) у Кузьмы Мамонтова присутствует. И сходство это очевидно, коль Кузьма повернется в профиль. Уж точно Андрея не смущают воспоминания современников о Коненкове: «Он был прекрасен. Что-то в нем было библейское. Борода седая с некими черными вкраплениями. Иногда казалось, что Коненков воспринимает себя самого едва ли не как божество. Будто стоит он на высокой горе, а весь мир вращается вокруг него. Возможно, ему даже казалось, что он никогда не умрет…»

И характер у смоленского кузнеца, надо сказать, еще тот. Дедовский! Бесшабашный, озорной, задиристый и дерзкий. Недаром по молодости Сергей Тимофеевич завоевал в художественных кругах репутацию «бунтаря с наганом» - в 1905 году Коненков участвовал в обороне московских баррикад. Впрочем, студенческое бунтарство и уличные бои не помешали Коненкову стать самым популярным скульптором в дореволюционной России, работы которого могли купить лишь «миллионщики». Факт остается фактом: желание приобрести бюст Баха, руки Коненкова побудило известного в те времена скрипача Анатолия Микули продать… скрипку Антонио Гварнери!

Знал ли Кузьма Мамонтов, занимаясь реставрацией Главного дома городской усадьбы XVIII века в Подсосенском переулке, что над убранством одного из соседних особняков когда-то работал и его знаменитый предок в паре с Врубелем? Знал, да? Видать, молчал. И уж наверняка испытывал огромную ответственность, выковывая перила да ворота Большой Сибирской гостиницы близ Кремля, помня о том, что и с Кремлем род Коненковых связан.

«Визуальные смыслы» русской революции

Сегодня лишь посвященные в искусство знают, что баловень дореволюционного русского искусства Сергей Коненков, прочно занявший позиции учредителей Пролеткульта при большевиках, сто лет назад создавал «визуальные смыслы» русской революции. Его счастливой судьбе было угодно, чтобы главным революционным символом 1918 года стало скульптурное панно Коненкова «Павшим за мир и братство народов», смонтированное на кирпичной стене Сенатской башни Кремля на Красной площади.

Сам скульптор описал свое творение так: «Барельеф, составленный из 49 кусков подкрашенного цемента, представлял собой изображение крылатого Гения Победы с красным знаменем в правой руке и зеленой пальмовой ветвью (символом бессмертия) – в левой. У ног его, перевитые траурной лентой, разбросаны поломанные сабли и ружья; за плечами - восходящее солнце, лучи которого составлены из слов «Октябрьская 1917 Революция».

Он никогда не работал прежде с таким увлечением. Один набросок следовал за другим. Зрелище освобожденного Кремля, заря над Москвой - эти виденья возбуждали фантазию, в бесчисленных карандашных рисунках слагались в патетический образ, возбуждавший революционное чувство…

Во время установки панно одна старушка поинтересовалась: «Кому это, батюшка, икону ставят?» - «Революции», - ответил Коненков. - «Такую святую я слышу в первый раз». - «Ну что ж, запомни!»

Позже Коненков признался, что источником вдохновения для работы над панно стал старинный гобелен «Америка», на котором был изображен какой-то индеец. Этот гобелен Коненков видел в детстве.

В торжественной церемонии открытия панно принял участие Владимир Ильич Ленин… Вождь пролетариата и предположить не мог, что в 1924 году архитектор Алексей Щусев, вдохновленный Коненковым, работая над эскизом мавзолея, создаст… стилизованную копию пирамиды Кетцалькоатля в Городе Богов Теотиуакане в Мексике. Впоследствии с вершины этой пирамиды, подобно индейским жрецам во время массовых жертвоприношений, советские вожди - служители нового культа - обращались к народу.

Его доску с крылатым индейцем сняли в 1947 году - накануне празднования 800-летия Москвы, когда отмывали и красили заново кремлевские стены. Панно разобрали и отвезли в запасники Исторического музея. Больше о нем никто не вспоминал.

Письма Сталину и «Космогония» Апокалипсиса

«Коненков действительно писал Сталину из Америки, обращаясь к нему как к брату, - это установленный факт, - говорит Кузьма. – Ибо кто-то же должен был предупредить отца народов о грядущих катаклизмах! Период его знаменитых пророчеств пришелся на 30-е годы – Сергей Тимофеевич предсказал не только начало и исход II Мировой войны, но и назвал дату наступления Апокалипсиса».

Вот отрывок одного из витиеватых писем Коненкова, насыщенных библейскими стилистическими образами: «Дорогой брат Иосиф Виссарионович!.. Вы, дорогой Иосиф Виссарионович, представлены как символ в книге пророка Исаии. Приветствуйте Красную Армию - Армию Божию». «Война будет до 1944 года, - пишет эксцентричный скульптор - самопровозглашенный пророк. - Затем придет анархия и будет до 1946. И за этот период времени человечество потеряет 700 миллионов людей. Мы выступим из России с проповедью, чтобы люди успокоились, так как наступило Царство Божие. И люди успокоятся и узнают, что это так. Посылаю это послание вам, дорогой брат Иосиф Виссарионович, выполняя поручение Божие…».

По общепринятой версии, Сталин не читал писем Сергея Тимофеевича. Однако, когда в 1945 году Коненков решил вернуться на родину, вождь отдал личное распоряжение о выделении парохода для перевозки на Родину всего, что изваял в США русский мастер.

Именно в 30-е годы увлекшийся эзотерикой скульптор, отказавшись от выгодных заказов, с головой ушел в графику. Так на свет появился цикл графических композиций «Космогония», который нередко называют Библией Коненкова, считая, что в этих рисунках на космическую тематику зашифрованы предсказания зачудившего гения. «Космогонии» стали известны широкой публике только в 90-е годы, и мир ахнул, восхитившись масштабом мышления непревзойденного, как выяснилось, рисовальщика!

Такого от Коненкова никто не ожидал. Космос, излитый художником на поверхность графического листа, будто бы состоит из отдельных точек, молекул и атомов, и все они двигаются. Коненков применил здесь весьма интересный прием - взял карту звездного неба и наложил на нее карту Земли, обозначив земную «сцену», на которой действуют библейские персонажи.

Коненков смог отыскать в Библии указания на современность. Никто ни до, ни после него не пытался воссоздать в графической форме эту взаимосвязь.

Существует довольно смелая гипотеза, что родословная Сергея Тимофеевича Коненкова восходит к роду зодчего Федора Коня - устроителя Смоленской твердыни, крепостной стены.

В 1968 году Коненков, то ли в шутку, то ли всерьез намекавший, что и в его жилах, возможно, есть капля тех самых славных Коней, создает скульптуру мастера. О чем и упоминает в своих дневниках не без гордости: «Федор Конь… Сильный, сметливый. Городовой мастер. А сам из простолюдинов. Отец его, потомственный каменщик, с легкостью затаскивал на леса двухпудовые глыбы, за что и прозван был Конем».

Такая вот связь веков! Вот и Кузьма Мамонтов пришел к выводу: почему бы не установить в Смоленске, в котором он сформировался как художник по металлу, скульптурную композицию, в которой бы четко прослеживалась связь веков и поколений?

Мысль эта давно не давала кузнецу покоя: сложные реставрационные проекты в столице - дело благое, благородное; эксклюзивные художественные изделия в частных коллекциях хороши, но кто их видит, кроме владельцев современных усадеб?

Андрею Прохоренкову, даровитому народному умельцу, творцу, способному встать в один ряд с Конем и Коненковым (и это не пустые слова - уровень его работ высоко оценивают известные художники-реставраторы), захотелось и самому воздвигнуть на родине своих предков объединяющий поколения памятник. Создать нечто удивительное и неординарное - на века.

Мысли материальны, да и самые смелые мечты, если они имеют под собой благодатную почву, сбываются. Поддержка пришла, как обычно бывает, откуда не ждали.

«Недавно узнал, что в администрации г. Смоленска, реализующей проекты по благоустройству городской среды, в принципе, при благоприятном стечении обстоятельств могут пойти мне навстречу и выделить землю под осуществление моего замысла», - признался Кузьма Мамонтов.

Место под предполагаемый масштабный арт-проект выбрано его идейными вдохновителями идеально, с исторической и смысловой точки зрения: на площадке напротив бизнес-клуба «Штаб» на ул. Жукова. Пространство, что и говорить, креативное, а перекличка веков очевидна: скульптуры Мамонтова органично впишутся в облик древнего Смоленска, подчеркнув величие бастиона воеводы Шеина.

«Я и сам был удивлен немало, что моя идея способна найти понимание в управлении архитектуры и градостроительства администрации г. Смоленска и будет настолько тепло принята смолянами, - говорит Кузьма. - Желающие помогать уже нашлись: ребята из «Штаба», СМИ готовы оказать информационную поддержку… Я тронут!»

14-4-1 (6).jpg

Идея революционная: кузнец задумал вплести в композицию (которая, по первоначальным задумкам орга-низаторов проекта, займет участок не менее 12 м2), фрагмент крепостной стены, скульптуры, изображающие Федора Коня и Коненкова и, что немаловажно, реплику «Самсона» самого Сергея Тимофеевича.

Выбор скульптуры под художественную реплику не случаен: слава гения-скандалиста свалилась на Коненкова в 1902 году, когда он, будучи выпускником Императорской Академии художеств, представил в качестве дипломной работы скульптуру «Самсон, разрывающий узы».

Коненков отбросил академический сюжет, превратив библейского богатыря в чудовищного монстра, созданного из переплетения вздувшихся от напряжения жил и мышц.

«Обостренная экспрессивность и динамика моей скульптуры ничего общего не имела с установками академии, предпочитавшей «тишь да гладь» - жанровость сюжетов, привычность, вылизанность форм, - вспоминал прадед Андрея Прохоренкова. - Академистов смущало, что я нарушил обычные пропорции. Они «вершками» измеряли мою работу, не вникая в ее смысл. Я неплохо знал анатомию и в тех случаях, когда «нарушал» ее, делал это сознательно, по праву творца на художественную гиперболу…»

Коненков получил звание свободного художника только благодаря заступничеству Репина и Куинджи, а его дипломная работа была… уничтожена. Слухи о разрушении «Самсона» разлетелись по Петербургу, фотографию погибшей скульптуры напечатали на обложке журнала «Мир искусства», который редактировал Сергей Дягилев. Богема жаждала увидеть «хулигана Коненкова», но тот уехал в родные Караковичи, решив отказаться от застывших в веках античных сюжетов в мраморе и бросить вызов академическому искусству.

Если же говорить о самой скульптурной композиции Мамонтова - Прохоренкова, она, помимо «реперных» точек - кованых фигур наших именитых земляков, должна быть насыщена массой затейливых, привлекающих внимание деталей (здесь и молот, и, возможно, клещи, и показывающие точное время часы как символ времени) и станет местом отдыха горожан. И, конечно же, весьма привлекательным объектом для туристов!

Справка «РП»

Алексей Кривцов окончил Смоленский государственный колледж культуры и Смоленский гуманитарный университет. Работал ведущим специалистом в арт-студии «Гризайль». Лауреат всероссийского конкурса логотипов «Золотая блоха», участник смоленских выставок. Принимал участие в реставрации памятников, посвященных войне 1812 года. Ведущий специалист Мастерской «КАРЛ» и тату-студии «Центр тату». Художник, мастер аэрографии. Увлекается русской стариной, мотоциклами, музыкой.

14-4-1 (4).jpg

Выделение городской администрацией земли под арт-проект кузнеца Мамонтова, потомка наших великих земляков, - дело благое и нужное древнему городу. Осталось за малым: инициаторы акции предлагают воплотить мечту Андрея Прохоренкова, сконсолидировав общие усилия жителей региона. Иными словами, попытаться, как в старые добрые времена, установить памятник Коню и Коненкову за народные средства. Хотите, чтобы Смоленск приобрел еще один знаковый символ, привлекающий внимание гостей города? Дело за вами, смоляне!


Автор: Анатолий Соловьяненко


Добавьте «Рабочий путь» в ваши источники в Яндекс.Новостях




Загрузка комментариев...
Читайте также
«Смоленск - это вау!» Юрий Дудь оценил местного комментатора
вчера, 18:18
Известный блогер и спортивный журналист Юрий Дудь на своей с...
Смоленский «Днепр» проиграл третий матч подряд
вчера, 18:08
21 сентября смоленский «Днепр» в матче 10 тура первенства ПФ...
Губернатор Алексей Островский рассказал о привлечении инвесторов в Смоленскую область
вчера, 15:30
Губернатор Смоленской области Алексей Островский принял учас...
В Смоленской области предстоящей ночью испортится погода
вчера, 15:06
Как сообщают смоленские синоптики, в ночь с субботы на воскр...

Опрос

А вы в какой форме получаете зарплату?


   Ответили: 578