Вторник, 17 октября 2017 года

Погода 11..13 С о

Ее ласково называли «Малюткой»…

"РП" - 100 лет! 16:41, 16 марта 2017
Ее ласково называли «Малюткой»…

«Малютка»… Военный спецвыпуск «Рабочего пути». Для врага она была страшнее бомбежки и яростных залпов флеровских «катюш». Била беспощадно и точно в цель - испепеляющей правдой. За хранение «Малютки», как и за несданное оружие и почтовых голубей, мирного жителя ждал расстрел на месте.

Ее прятали, берегли пуще зеницы ока. Газета была единственной тонкой ниточкой, связывавшей сердца смолян с Большой, не захваченной фашистами, землей…

- Газета Смоленского обкома ВКП(б) и облисполкома «Рабочий путь» - яркий пример военной публицистики 1942 - 1943 годов, - утверждает кандидат филологических наук, доцент Марина Леонидовна РОГАЦКИНА. - В архиве моего отца, смоленского краеведа-историка Леонида Васильевича Котова хранится комплект номеров специального выпуска газеты. Леонид Васильевич на протяжении всей жизни разыскивал бывших подпольщиков и партизан в Смоленской, Брянской и Калужской областях, а также в Белоруссии. Так постепенно, по крупицам, пополнялся уникальный архив отца.

В период оккупации на Смоленщине существовало подпольное и партизанское движение, которое имело развитую сеть СМИ. К 1943 году в тылу врага действовали 24 портативные типографии, в которых печатались партизанские газеты и издания подпольных райкомов партии. Набирались номера газет нередко в землянках при свете лучины. Их прятали за пазухой, за голенищем сапога или подкладкой шапки.

Весной 1942 года обком партии принял решение об издании газеты для смолян. Первый номер вышел 16 мая 1942 года. Через несколько дней тираж газеты доставили на самолетах за линию фронта. Газета выходила регулярно – один раз в неделю – и забрасывалась на территорию области с самолетов.

Летчики сами вызывались «бомбить» врага правдой… Листовки сбрасывали над всей оккупированной немецко-фашистскими захватчиками Смоленщиной, и сколько их попадет в руки читателей - не знал никто. Газета предназначалась для мирных жителей, подпольщиков и партизан, а также… немцев. В ответ фашисты издавали свои газеты: «Новый путь» и «Колокол» (Смоленск), «Новое время» (Вязьма), «Новая жизнь», журналы «Бич» и «На переломе». Возникала своего рода острая полемика.

Каждый день вражеская пресса и радио уверяли смолян, что Совет- ский Союз обречен на гибель. Чем невероятнее сенсация, тем скорее в нее поверят, заявлял Геббельс. К таким сенсациям можно отнести сообщение о бегстве советского правительства из Москвы. Даже после разгрома гитлеровцев под Сталинградом, Курском, Белгородом в этих газетах продолжали писать, что Германия «выйдет из войны «славным победителем». Именно поэтому с течением времени «Рабочий путь» уделяет особое внимание опровержению гитлеровских листовок. Например, на первой полосе №14 (четверг, 13 августа 1942 г.) дан лозунг: «Гитлеровцы возрождают крепостное право. Везде и всюду уничтожайте немецко-фашистских оккупантов!». Особенно характерны заметки «Немцы несут крестьянам кабалу», «Немецкий граф на русской земле», «Помещики на Смоленщине», в которых рассказывается о том, как Гитлер раздает советские земли немцам, которые превращают свободных людей в рабов. Так оно, по сути, и было.

Большую роль в распространении издания играли партизаны. Например, Н. Шараев, А. Акимочкин, А. Казаков, М. Волков, Н. Силкин и сотни других. Газета пользовалась большой популярностью! Ее номера попадали на Брянщину и в Белоруссию. Люди ласково называли ее «Малюткой».

Партизаны не только участвовали в распространении газеты, но и активно с ней сотрудничали. На страницах «Малютки» опубликовано множество корреспонденций, присылаемых из тыла врага. Ответственным редактором «Малютки» на протяжении всего ее существования был А.П. Ряшин - секретарь Смоленского обкома партии. Именно по его инициативе и состоялся военный спецвыпуск «Рабочего пути». «Малютку» печатали в Вязьме, затем в глухой смоленской деревеньке, а потом и в Москве. Она рассказывала об успехах на фронтах, подвигах партизан и героизме простых советских людей. В сентябре 1943 года, когда Смоленщина была освобождена, издание «Малютки» прекратилось.

В левом углу газеты на уровне заголовка указывалось: «Специальный выпуск для жителей районов Смоленской области, временно попавших под иго немецко-фашистских захватчиков», в правом углу - обращение: «Советские граждане! Прочитав эту листовку, передайте ее своим соседям, родным, друзьям».

Большое значение имели заголовки лозунгового типа, печатавшиеся крупным шрифтом: «Не жалеть патронов против угнетателей нашей Родины!», «Бей рабовладельца!», «Разоблачайте ложь немецкой пропаганды!».

По формату газета была немного меньше современного формата А4 и выходила на двух полосах (№1 (16 мая 1942 года) - №25 (31 октября 1942 года). За все время существования спецвыпуска «Рабочий путь» вышел лишь дважды в полном формате на четырех полосах: «№6 (16 июня 1942 года) и №20 (53) (18 мая 1943 года). Все материалы газеты были направлены на поддержание силы духа и патриотизма.

Совещание писателей-смолян

«На днях при редакции газеты «Рабочий путь» состоялось совещание писателей-смолян, посвященное созданию произведений, показывающих героическую борьбу трудящихся Смоленской области с немецко-фашистскими захватчиками. Участвовали писатели А.Т. Твардовский, В.П. Ильенков, Н. И. Рыленков, П.Л. Жаткин, Д.Ю. Осин, В. Ардаматский, работники обкома ВКП(б) и редакции, партизаны-орденоносцы. В совещании принял участие секретарь обкома ВКП(б) тов. Попов Д.М.». 5 февраля 1943 года.

Секретарю Смоленского обкома ВКП(б) товарищу Попову

«Передайте трудящимся освобожденных и временно оккупированных районов Смоленской области, собравшим, кроме первых 14.952.980 рублей, дополнительно по 7.286.020 рублей на строительство танковой колонны и в фонд обороны 14. 906 пудов хлеба и другие сельскохозяйственные продукты, мой братский привет и благодарность Красной Армии. И. Сталин». 5 февраля 1943 года.

Присуждение Сталинских премий

«Совет народных комиссариатов СССР присудил Сталинские премии за выдающиеся работы в области искусства и литературы, науки, изобретения и коренные усовершенствования методов производственной работы за 1942 год. Среди сталинских лауреатов 1-й степени в размере 100.000 рублей удостоен наш земляк – поэт Михаил Васильевич Исаковский за тексты общеизвестных песен: «Шел со службы пограничник», «Провожания», «И кто его знает», «Катюша» и другие». 25 марта 1943 года.

Наравне с материалами, отражающими жизнь на свободных или освобожденных территориях страны, ход военных действий партизан и Красной Армии на фронтах, борьбу с фашизмом за рубежом, помещались статьи о страшной жизни людей в оккупированных районах, комментировались политика и планы фашистов в отношении советского народа.

Эпидемии

«Вшивые фрицы принесли с собой в Сычевку заразные болезни: сыпной тиф косит людей. Только за последнее время в Холмицком, Татаринском, Нащекинском, Середском, Вязовском, Никитском и Карновском сельсоветах умерли 600 человек. Больные не получают никакой медицинской помощи. Существовавшие до оккупации районная и две сельские больницы, амбулатория и 8 медпунктов гитлеровцами разгромлены». 4 марта 1943 года.

Судьбы людей

Рынок невольников

«Вот письмо, найденное у убитого под Ленинградом обер-ефрейтора 405-го пехотного полка 121-й дивизии Рудольфа Ламмерсмайера. Это письмо написано его матерью из местечка Лютте близ Эйнкерннкрута: «…Вчера днем к нам прибежала Анна Лиза Ростерт. Она была сильно озлоблена. У них в свинарнике повесилась русская девка. Наши работницы-польки говорили, что фрау Ростерт все ругала и била русскую. Она прибыла сюда в апреле и все время ходила в слезах. Покончила с собой, вероятно, в минуту отчаяния. Мы успокаивали фрау Ростерт.

МОЖНО ВЕДЬ ЗА НЕДОРОГУЮ ЦЕНУ ПРИОБРЕСТИ НОВУЮ РУССКУЮ РАБОТНИЦУ».

Не нужно слов! Шапки долой перед трупом русской девушки, которая предпочла смерть рабству у немцев. Благословим бойца, сразившего святой пулей немецкого негодяя! Будем мстить проклятым душегубам, будем убивать без пощады и милосердия немецких извергов, вторгшихся на нашу землю, чтобы поработить советский народ. Николай Тихонов».

Убей врага!

- Большое место в «Малютке» занимали истории о зверствах фашистов, - рассказывает Марина Рогацкина. - В статьях, заметках называются конкретные места, время, имена и подробное описание казней смолян. Публикуются письма, записки свидетелей преступлений против мирного населения или самих жертв. С точки зрения современного человека, публикуемые материалы патологически жестоки. Главная задача этих публикаций - воспитать ненависть к врагу. Если такая листовка или газета попадет к партизану и он найдет в статье фамилию знакомой убитой женщины и ее детей, его сердце не будет сжиматься от жалости к немцу, рука не дрогнет!

«Ты ненавидишь врага – ты должен ему мстить. Беритесь за оружие - стар и млад! Подстерегайте врага, убивайте его! Никакой пощады немецким оккупантам! Кровь за кровь, смерть за смерть!»

Стихотворение Константина Симонова «Убей его!» - одно из самых первых произведений автора, опубликованных на страницах газеты.

Однако когда наступил перелом (после 1943 года), содержание советских изданий меняется в корне. Пресса уделяет особое внимание гуманизму советского солдата, который милосерден к врагу. Такая политика велась потому, что советские бойцы продолжали беспощадно мстить гитлеровцам за все эти зверства. За сожженные хаты и погребенную заживо, расстрелянную родню.

Зверская расправа

«Жуткой расправе подверглись жители деревни Зарубенки Касплянского района. Заподозрив жителей этой деревни в связях с партизанами, фашистские головорезы окружили деревню и начали расстреливать население. Многим женщинам эти людоеды отрубили головы. Страшными пытками замучены колхозники Святовичского сельсовета Василий Лебедев, Орлов и Мария Новикова. Гитлеровские бандиты отрезали им носы, выкололи глаза и задушили.

А в деревне Хомяки немецкие собаки впрягли в телегу с награбленным колхозным имуществом старика колхозника Царикова и пять километров гнали его, избивая кнутами, пока он не упал на дороге мертвым. Мы никогда не забудем этих кошмарных злодеяний немцев. Не забудем и не простим!»

Чудовища

Трагедия на станции Исаково

«Кровь стынет в жилах, когда читаешь строчки этого акта, составленного колхозниками: «…В середине июля 1942 года немецко-фашистские оккупанты собрали в селах Зажиморово, Игнатьево, Луково, Прокопово, Заметьево, Ореховня: в первую группу - 600, а во вторую – около 200 человек стариков, женщин и детей, согнали их в Дом инвалидов на станции Исаково близ Вязьмы и, наглухо закрыв дом, подожгли его. Все 800 жителей сгорели заживо». 4 марта 1943 года.

Кровавое злодеяние в деревне Марково

«Из Духовщинского района нам сообщают: «22 мая немецко-фашистские стервятники ворвались в деревню Марково и учинили над его населением жуткую расправу. Двух девушек - беженок Марию и Татьяну - связали вместе спиной к спине, облили бензином и подожгли. Долго кричали несчастные жертвы, преданные мучительной смерти. 70-летнего Петра Буренкова немцы облили бензином и сожгли.

В поисках новой «потехи» изверги схватили 60-летнего Е. Нестерова, поставили у озера и начали стрелять как по мишени. Когда Нестеров упал, в него еще продолжали стрелять. Двух девушек мерзавцы изнасиловали. От рук бандитов погибли 12 человек». 1942 год.

Садисты

«В деревне Корбутовка Татаринского сельсовета немцы подвергли адским пыткам Марию Ивановну Баранову и ее дочерей: Марии Ивановне гитлеровцы распороли живот. Клавдии - ее 16-летней дочери - вывернули руку. Нине - восьмилетней девочке - отрубили пальцы на левой руке и изрезали ножами все тело». Четверг, 8 октября 1942 года, №22.

Во многих номерах есть фотографии. Публикуются страшные фотофакты: «Внуки 70-летнего И. А. Артемьева у трупа деда, расстрелянного немцами за попытку потушить пожар дома, в котором находились 17 жителей деревни». Четверг, 15 апреля 1943 года, №16.

«Убей немца!»

Из письма детей-сирот деревни Гласницы Смоленской области к бойцам-фронтовикам: «Немцы выгнали на улицу наших родных. Им объявили, что нужно идти на дорогу расчищать снег. Немецкие солдаты запретили что-либо брать из вещей или еды. Матери оставили нас. Мать Коли, чуя недоброе, умоляла на коленях немецкого унтер-офицера позволить ей взять дочку двух месяцев от роду. Немец избил ее и раздетой выкинул на улицу. Она успела только крикнуть: «Коленька, прощай!»

Наша соседка тетя Настя, убежавшая из немецкого плена, рассказала, что по дороге унтер-уфицер пристрелил Колину маму. Его маленькая сестренка умерла от голода.

Когда уводили мать Коли, его брат Юра поднял с пола пустую обойму от винтовки. Это увидел немецкий унтер-офицер. Немец схватил Юру, вытолкнул за дверь и поволок на огород. Он приказал ему встать под дерево, затем снял с ремешка гранату и бросил под ноги Юре. Граната разорвалась. Немец повернулся к нам и начал вынимать другую гранату. Мы убежали. Как только немец ушел, мы снова побежали на огород. Здесь мы нашли изуродованное тело Юры.

Боец, убей немца, чтобы он не пришел больше к нам! Отомсти за наших матерей, убей немца, чтобы твои дети имели отца и мать, верни наших родных, угнанных в немецкий плен».

Большое место в «Малютке» занимали заметки, посвященные подвигам, храбрости партизан и мирных жителей: «Отважный партизан» (№17(50), пятница, 22 апреля 1943 г.), «Подвиг колхозницы Ольги Филипповны Пискаревой» (№35(68), среда, 1 сентября 1943 г.).

Уничтожено 265 немецких самолетов

«За истекшую неделю, с 10 по 16 января включительно, в воздушных боях и на аэродромах противника уничтожено 265 немецких самолетов. Наши потери за это время - 133 самолета». Среда, 20 января 1943 года, №4.

«О победе Германии не может быть и речи»

«Пленный капитан, адъютант командира 82-й немецкой пехотной дивизии Теодор Циглер заявил: «В официальных сводках немецкого командования говорится, что немецкие войска планомерно отступают с Кавказа и Дона в целях сокращения зимней линии обороны. Эти сообщения не могут обмануть нас - офицеров. Уже в прошлом году некоторые старшие офицеры нашей дивизии расценили зимнее отступление немецких войск как грозное предупреждение. Сейчас эти офицеры окончательно утратили всякую надежду на победу Германии. Вот уже третий месяц германская армия отступает. Теперь уже ни о какой победе Германии не может быть и речи. Весь вопрос сводится к тому, как еще Германия сможет обороняться». Четверг, 18 февраля 1943 года.

Истреблено свыше ста гитлеровцев

«Партизанский отряд, действующий в одном из районов Смоленской области, совершил налет на немецкий гарнизон, расположенный в крупном населенном пункте. Советские патриоты истребили более 100 гитлеровцев». Четверг, 18 марта 1943 года.

Да, мы убивали. Мстили врагу за его тактику «выжженной земли». За превращение Смоленщины в «мертвую зону». К сожалению, сегодня многие по инерции оперируют цифрами и фактами, которыми нас щедро осыпает «пятая колонна»: «одна винтовка на троих», «сдавались в плен дивизиями», «забросали немца пушечным мясом»...

Гитлер планировал взять Смоленск с ходу - за две недели. Не вышло. Смоленское сражение, которое началось 10 июля 1941 года, продолжалось два месяца. Больше 60 дней мы мочалили врага на земле и в воздухе – только 30 - 31 августа советские летчики сожгли в пригородах Смоленска свыше 100(!) танков. Агония нацизма началась у Соловьевой переправы...

Разве можно забыть, что уже в первые месяцы войны наша страна вышла на паритет по потерям, уничтожив и ранив под Смоленском около полумиллиона гитлеровцев? Стоит ли удивляться, что город-щит довел до паники начальника германского генерального штаба Франца Гальдера, который 11 августа 1941 года записал в дневнике: «Общая обстановка все очевиднее показывает, что колосс Россия был нами недооценен».

Успехи советских воинов заставили господина Кейтеля хладнокровно внести Смоленскую область в так называемую «мертвую зону» тотальной зачистки захваченных территорий от мирного населения...

«Я умираю, но не сдаюсь. Прощай, Родина»- эти слова могли появиться и на Смоленской крепостной стене, щите России. Мы не умерли и не сдались. Мы, «рабочепутейцы», приравняли к штыку перо и - ПОБЕДИЛИ!

Историк, краевед и ученый Леонид Котов

Широко известный в 1960 - 1990-х годах и незаслуженно забытый в наше время историк, журналист и краевед Леонид Васильевич Котов родился в 1928 году в д. Прудники Смоленского района.

Отец Леонида Васильевича с первых дней войны ушел на фронт. Мать не работала. Жили впроголодь, прятались от бомбежек и облав. Недалеко от их дома, на территории мединститута, размещался лагерь советских военнопленных, изможденных, стонущих, голодных.

«Я видел своими глазами их мучения, - рассказывал Леонид Васильевич в интервью. – Я приходил сюда и во все глаза смотрел за колючую проволоку: а вдруг среди них мой отец? Видел, как издевались, убивали, мучили голодом. Как потом свозили на листах полуобгоревшего железа сложенные навалом трупы сами же военнопленные. Их закапывали в ямы напротив нынешнего корпуса медицинского института, где помещается кафедра анатомии человека. Здесь сейчас мемориал тысячам погибших, погубленных».

Однажды октябрьским утром 1941 года соседка шепнула Лене что-то про улицу Большую Советскую. Они с товарищем помчались в центр города и застыли от ужаса: на протяжении всей улицы, сверху и донизу, по обе стороны, лежали сплошь трупы наших красноармейцев с разбитыми головами и обезображенными лицами. Около гостиницы, на площади Смирнова, стояли две немецкие грузовые автомашины, выше кузовов нагруженные трупами военнопленных - кровь стекала на дорогу… Их закопали в общих могилах: вырытой вдоль крепостной стены в Сосновском (ныне Пионерский) саду и во дворе Дома Красной Армии (ныне сельскохозяйственная академия). Как потом выяснилось, ночью через весь город фашисты вели колонну пленных красноармейцев, и один из них (или группа) решились бежать, воспользовавшись темнотой… И вот что из этого вышло.

В 1943 году Леня с другом, таким же подростком, как и он, ушел на фронт. Затея не удалась, однако их заявления добровольно вступить в армию все-таки приняли… Войну Леонид прошел во взводе станковых пулеметов 73-й стрелковой роты, которой была доверена охрана штаба 13-й армии 1-го Украинского фронта. Родина оценила героизм подростка Лени Котова: он был награжден орденом Отечественной войны II степени, медалью «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941 - 1945 годов» и другими знаками отличия.

В 1953 году Леонид Васильевич поступил на историко - филологический факультет СГПИ, а в 1958-м окончил его с отличием. Студентом участвовал в археологических раскопках курганов, сотрудничал со Смоленским краеведческим научно-исследовательским институтом, был внештатным корреспондентом областных газет «Рабочий путь» и «Смена».

Немало патриотов в начале войны было оставлено на подпольную работу, это держалось в строгой секретности. Выжившим подпольщикам приходилось долго отстаивать свое честное имя - многие погибли под клеймом «врага народа». Документы, подтверждающие их подпольную деятельность, не сохранились или были затеряны в архивах.

Книга «Смоленское подполье» легла в основу кандидатской диссертации Л. В. Котова, которую он так и не смог защитить. Позднее он напишет: «Почему не защитил диссертацию?.. В частности, выяснилось, что роль подпольных окружкомов и райкомов партии преувеличена, а в некоторых случаях допущены ошибки. Эти обстоятельства тормозили защиту…»

Как создавался личный архив Леонида Васильевича? Скрупулезно изучая полученные документальные материалы, он аккуратно формировал дела: подшивал или отдавал в переплет, составлял внутреннюю опись включенных в данную папку документов, нумеровал страницы, выносил заголовок.

Леонид Котов передал на вечное хранение в московский Институт истории Академии наук СССР 43 дела, в партийный отдел Смоленской области - 100 дел, Смоленскому областному краеведческому музею - 146 дел. Позднее Леонид Васильевич обратится в Государственный архив Смоленской области. Ему пошли навстречу - с 1980 по 1998 год им было передано в ГАСО 342 дела. Еще примерно 300 дел было сдано в архив после смерти Леонида Васильевича.

Титанический труд, связанный с огромным физическим и умственным напряжением, большими эмоциональными перегрузками, да и участие в войне, когда на протяжении четырех лет смерть ежедневно заглядывала в его детские глаза, сделали свое черное дело. Умер Леонид Васильевич в возрасте 70 лет после тяжелой операции - сердце не выдержало - 3 апреля 1999 года…

Леонид Котов похоронен на Братском кладбище. На его могиле установлен памятник от жены и детей, на котором выбиты такие слова: «Ты мир нам не мог заменить, но и мир нам тебя не заменит...»

Автор публикации выражает особую благодарность дочери историка и краеведа – Марине Леонидовне Рогацкиной – за помощь в подготовке материала и предоставленные научные источники (сборники статей «Русская филология», 2006; «Очерки Смоленской журналистики», 2010).

Автор: Анастасия Петракова
Оценить новость
Рейтинг 5 из 5 (1 оценок)


Загрузка комментариев...
Читайте также
На Смоленщине продолжают действовать «налоговые каникулы»
сегодня, 16:01
С 1 января 2017 года в регионе действуют инициированные губе...
В Смоленске на Пятницком путепроводе БМВ протаранил два авто и лишился колеса
сегодня, 15:31
В результате акции «Спишем пени» около 5 тыс. смолян погасили долги
сегодня, 17:32
Итоги акции, носившей разовый характер, подвела крупнейшая у...
По факту смертельного ДТП в Ершичском районе возбудили уголовное дело
сегодня, 16:40
Напомним, авария произошла 16 октября около 13:40 на перекре...

Опрос

Считаете ли вы свою зарплату достойной?


   Ответили: 586