Четверг, 18 января 2018 года

Погода -3..-5 С о

«Даже в кризис нужно думать о перспективе»

Политика 15:35, 24 июня 2016
«Даже в кризис нужно думать о перспективе»

Сергей МАСЛАКОВ, председатель парламентского комитета по экономическому развитию и инвестициям, член фракции «ЕР» - о том, как официальная статистика соотносится с реальностью, о бюрократическом давлении на малый бизнес и какие законы принимаются, чтобы привлечь инвесторов.

- Судя по цифрам в отчете губернатора о работе администрации в 2015 году, который недавно приняла облдума, индекс промпроизводства в регионе хотя и упал немного, но все равно на три процента лучше общероссийской ситуации. Аналогичная ситуация с большинством других показателей. Не возникает ли диссонанса между услышанным и тем, с чем предприниматели сталкиваются каждый день?

- Не стал бы делать выводы только с позиции предпринимателей о положении дел во всей экономике. Да, для бизнеса сейчас непростые времена. Все, что связано с недоступностью кредитных ресурсов, снижением покупательского спроса, дефицитом оборотных средств, конечно, ощущается. Создается впечатление, что ситуация сложная, нестабильная и она усугубляется. И когда есть информация, что мы выглядим на общероссийском фоне не так уж плохо, может возникнуть сомнение - а так ли это? На самом деле цифры, приведенные в отчете, основаны на объективной статистике. Их можно интерпретировать по-разному, но не доверять им нет повода. Они говорят, что ситуация у нас несколько лучше, чем в других регионах. Почему?

Возможно, потому, что в докризисное время там развитие шло более динамично. У передовиков, таких как Калужская, Белгородская области, темпы развития были выше. Мы выглядели в этом ряду, скажем так, не очень убедительно. В последнее время новая администрация Смоленской области совместно с Думой предпринимает много усилий, чтобы, несмотря на кризис, вывести экономику региона на рост, на позитивный вектор. А в других субъектах после прежнего «разгона» сильнее ощущается замедление. Мы же находились и так невысоко, падать было особо не откуда. В статистике это называется «эффект низкой базы».

Сейчас набираем темпы. И у нас нет такого явного снижения по сравнению с другими регионами, которые в прежние времена ушли вперед. Если бы Смоленщина развивалась так, как в предыдущие годы, и мы бы не занимались активно привлечением инвестиций, то сейчас были в гораздо худшей ситуации. Эти три процента разницы индекса промышленного производства выливаются, по моим расчетам, в 7 миллиардов рублей. На эту сумму, можно сказать, Смоленщина сработала лучше среднероссийского уровня. Это деньги, которые работают на экономику – выплачивается зарплата, их тратят в магазинах. Если бы не эти миллиарды, меньше было бы рабочих мест, более жесткие увольнения, которые и так происходят.

Хотелось бы, конечно, чтобы у нас был плюс, а не минус полпроцента в индексе промышленного производства. Тем не менее по нынешним меркам это неплохо.

Сказывается и то, что экономику региона поддержали растущие отрасли. Например, в целом по России сейчас неплохо развивается оборонный комплекс, где увеличилось бюджетное финансирование. У нас к нему относится несколько крупных предприятий, они в том числе подтянули наши показатели.

- Судя по официальным данным об исполнении регионального бюджета в первом квартале, по основным доходным источникам мы имеем плюсы. Так, налога на прибыль собрали на 66 процентов больше к аналогичному периоду прошлого года. Как думаете, это долгосрочная тенденция или какое-то стечение обстоятельств?

- Эти цифры говорят, что большинство предприятий адаптировались к сложностям. Кто не смог этого сделать, претерпел реструктуризацию, вышел на процедуру банкротства, был поглощен более эффективным бизнесом и т. д. Ведь этот кризис длится уже два года, начиная с середины 2014-го. И, думаю, самый сложный период мы прошли. Иллюзии, которые были у многих, что мы переживем это быстро, безболезненно и завтра будет все так, как было вчера, прошли. Бизнес вынужден был переориентироваться, и это сказалось на его показателях.

На фоне увольнений, сокращения рабочего дня на многих предприятиях и т. д. объемы производства практически не упали. Значит, выросла производительность труда. Необязательные расходы все посчитали и урезали. Эффективность экономики в целом повысилась. Это, естественно, влияет на прибыльность и на количество уплаченных налогов.

- Как думаете, насколько могут быть эффективными налоговые каникулы для части малого бизнеса, введенные с 2017 года в регионе? Есть мнение, что льготы за счет казны нужно раздавать в благополучные годы, а в кризисные каждый рубль должен быть на счету – как говорится, не до жиру, хватило бы денег на социальные программы.

- Сомнения по этому поводу были. Шло обсуждение, нужно ли это, сработает ли такая мера, как налоговые каникулы. Позиция депутатов, нашего комитета заключалась в том, что ее вводить надо. Мы не говорим, что главное здесь – поддержать субъекты малого и среднего предпринимательства. Скорее цель - привлечь инвестиции в эту сферу, оживить ее. Индивидуальным предпринимателям нужно создать комфортные условия для работы в регионе. И когда они начинают свое дело, у них должна быть возможность облегченного старта. Бизнес - это всегда риск.

Освобождение от этих налогов дает возможность на начальном этапе оценить свои силы, свой потенциал. У кого-то может не получиться. Каникулы дают время, чтобы самому себя протестировать. Если получается, за два года можно встать на ноги и потом продолжить работу, пополняя областную, местную казну. Считаю, это хороший механизм, для того чтобы придать смелости тем, кто пока боится попробовать себя в предпринимательстве.

Когда этот закон заработает в полной мере, люди, которые хотят начать заниматься бизнесом, получат такую возможность. Это в целом влияет на инвестиционный климат. Такой закон принят во многих регионах, мы здесь не можем оставаться в стороне. К тому же эта мера поддержит рынок труда: кто ищет работу по найму и не может найти, пусть попробует себя в бизнесе. И те, кто работал в тени, могут из него спокойно выйти.

Конечно, нельзя исключить моменты, когда кто-то из действующих предпринимателей захочет сменить вывеску, найти подставных лиц и под маркой нового ИП заниматься той же деятельностью, что снизит общую налогооблагаемую базу. Установленная планка в 7 млн. рублей, до которой можно претендовать на налоговые каникулы, - это тоже достаточно приличный годовой оборот, его достигает далеко не каждый предприниматель.

Злоупотребления, попытки воспользоваться этим законом в неблаговидных целях, наверное, будут. Но мы считаем, что плюсов в этой мере все равно больше, чем минусов.

- Недавно областная Дума по представлению губернатора приняла закон, вводящий 13-процентную льготу по транспортному налогу для крупных перевозчиков, имеющих автопарк от тысячи большегрузов. Понятно, своих таких гигантов у нас нет, закон принимался под «варягов». И одна такая компания, по данным администрации, уже перерегистрировалась в Смоленской области, что даст бюджету дополнительно около 10 млн. рублей. Депутат Михаил Лосенко предлагал снизить планку до 500 авто. Это возможно?

- Да, такой вариант рассматривается.

- Какие-то законодательные шаги навстречу инвесторам планируются?

- Вообще администрация под руководством А.В. Островского активно работает над привлечением крупного капитала в область. Дума в этом с исполнительной властью полностью солидарна. Можно сказать, что сейчас идет борьба за каждого инвестора. Например, конкретно под крупный агрохолдинг, готовый вложить в Смоленщину несколько миллиардов рублей, принят закон, который упрощает передачу земельных угодий в аренду. Чтобы ему было комфортно здесь работать. Потому что у инвестора такого масштаба всегда масса вариантов, из чего выбрать. Если законодательство Смоленщины его устраивает - он идет сюда. Нет - тогда в Тулу, Калугу и так далее. Сейчас не инвестор пытается договариваться с администрациями, которые диктуют какие-то свои правила, как было лет 15 назад. Наоборот - он ставит условия, а регион пытается под них подстроить свой инвестиционный климат. Так что если нужно скорректировать законодательство, чтобы привлечь крупного инвестора, давайте его изменим.

Как руководитель комитета не исключаю и абсолютно приветствую такие инициативы. Давайте придумаем новый закон, который, не в ущерб нашему бюджету, через какое-то время даст хороший результат. Мы должны думать на перспективу - да, сегодня непросто. Но чем больше мы привлечем инвесторов, тем скорее закончатся тяжелые времена.

- Как сейчас обстоят дела с административным давлением на бизнес?

- По большому счету, думаю, никто не будет спорить, что ситуация улучшилась в разы – в отношении малого бизнеса на три года объявлены контрольные каникулы. Сейчас власти подчас не имеют возможности проверить деятельность некоторых предприятий, даже когда это стоило бы сделать. А если есть жалоба, по которой можно провести внеплановую проверку, то это делается только по согласованию с прокуратурой. Конечно, бывают исключения. Возможно, где-то чиновники пытаются осуществлять контроль, выходя за рамки правового поля, проявляют предвзятое отношение или попросту вымогают взятки. Все это есть. Но, полагаю, это все же случаи скорее единичные. Есть уполномоченный по правам предпринимателей, другие структуры, в которые можно обратиться, если контролирующие органы перегибают палку.

- Какой можете дать прогноз, что будет с экономикой и с нами?

- Цена нефти на мировом рынке растет, это внушает оптимизм. Ведь более половины доходов федерального бюджета зависит от энергоресурсов. С одной стороны, подорожание барреля - это хорошо. Эти деньги стимулируют покупательский спрос и оживляют экономику в целом. С другой - я надеюсь, что этот кризис все же научил власть думать, что нужно развивать и перерабатывающие отрасли. О том, что нужно слезать с нефтегазовой иглы, говорят давно. Не знаю, чего нам не хватает, чтобы создать такую экономику, как в западных странах. Территории, ресурсов, умов достаточно... Сейчас стало понятно, что если нефть еще когда-нибудь приблизится к планке 20 долларов за баррель, то следующий кризис для России будет гораздо тяжелее. Здесь должен сработать инстинкт самосохранения - нации, государства. Сейчас звучат чиновничьи реляции, что план по импортозамещению близок к выполнению. О чем можно говорить, если картошка на рынке - сплошь египетская, морковь – израильская... Нужен не один и не два года, чтобы выйти на какой-то уровень самообеспечения. Но даже если сейчас заложен фундамент для реального импортозамещения и развития своей промышленности, аграрного сектора, это хорошо.


Автор: Николай Медведев


Загрузка комментариев...
Читайте также
В Смоленской области «Калина» попала в жесткую аварию
вчера, 23:25
Дорожный инцидент случился вечером 17 января в Кардымовском ...
Какой штраф грозит смолянам, которые отказываются принимать новые купюры
вчера, 23:30
Роспотребнадзор напомнил продавцам о штрафах за отказ приним...
Смолянка "при должности" пыталась совратить белорусского стриптизера
вчера, 21:58
Об этом стриптизер с десятилетним стажем Дмитрий рассказал l...
В Смоленской области открылся избирательный штаб Владимира Путина
вчера, 18:15
В Смоленской области открылся избирательный штаб кандидата в...
  1. Если бы вы на улице увидели валяющийся кошелек, то чтобы сделали?
    1. Не стал (а) бы вообще его поднимать, это может быть опасно. - 1 (100%)
       
    2. Попытался (ась) бы найти его владельца, чтобы вернуть. - 0 (0%)
       
    3. Взял бы все себе, денег не хватает. Как говорится: что упало, то пропало. - 0 (0%)