Среда, 23 мая 2018 года

Погода 16..18 С о

Смолянка накинулась с ножом на сына

Криминал 15:59, 27 мая 2016
Смолянка накинулась с ножом на сына

Эта стандартная «пятиэтажка» стоит в самом центре Смоленска, на улице Кирова. По нынешним меркам, здешние квартиры не так уж просторны, хотя на двух человек квадратных метров хватает с лихвой. Парадокс, но скромная  «двушка» в доме на Кирова оказалась тесной для двух родных людей. Неожиданная вспышка агрессии едва не лишила матери единственного сына.
Что явилось причиной убийственной любви к сыну, разобралась прокуратура Ленинского района г. Смоленска.  Сотрудники прокуратуры не скрывали: подобные случаи в практике правоохранительной системы происходят крайне редко. Парень родился в рубашке!  

Выдержка из рапорта следователя отдела №1 следственного управления УМВД России по г. Смоленску:

«4 октября 2015 года гражданка И.С. Колыванова, 1967 г.р., нанесла П.В. Простакову телесное повреждение в виде проникающего колото-резаного ранения брюшной полости. Рана образовалась в результате однократного воздействия ножом.

Возбуждено уголовное дело по признакам состава преступления, предусмотренного п. «з» ч.2 ст. 111 УК РФ – умышленное причинение тяжкого вреда здоровья, опасного для жизни человека с применением предмета, используемого в качестве оружия».

Одного удара кухонным ножом хватило, чтобы жизнь молодого человека повисла на волоске. Лезвие (длина клинка – 12, 9 см., ширина 8,5 мм.) пробило сигмовидную кишку и мочевой пузырь.

Необъяснимая жестокость

4 октября 2015 года врач «Скорой помощи» Александр Соловьев находился на дежурстве в составе бригады №10 ССМП. Александр получил от диспетчера вызов и прибыл на ул. Кирова в 20 час. 20 мин.

- Дверь открыла мать пострадавшего и провела меня в комнату сына, - пояснил медик. – Павел Простаков лежал на кровати полностью раздетым с ножевой раной живота. Они оба находились в состоянии сильного алкогольного опьянения, женщина билась в истерике и, стоя на коленях, умоляла спасти сына. Она не скрывала, что сама нанесла удар ножом Павлу. Я обработал рану перекисью водорода и наложил повязку, поставил капельницу и доставил потерпевшего в «Красный Крест». Пациента немедленно отправили на экстренную операцию.

«Как вы оцениваете состояние Простакова?» - «Тяжелое, но не критическое. При своевременном оперативном вмешательстве повреждений мочевого пузыря в послеоперационном периоде прогноз вполне благоприятный в отношении как жизни, так и выздоровления».

В 20 час. 40 мин. в квартиру типовой пятиэтажки на ул. Кирова прибыли сотрудники полиции. Произвели обыск, изъяли нож с деревянной ручкой. Клинок ножа был тщательно вымыт. Брюк, которые были на Простакове в момент нанесения ранения, оперативники не нашли. Мать Паши сидела на стуле в углу комнаты. По лицу женщины текли слезы. Нет, она не хотела скрыть следы преступления. Улики - окровавленный нож и разрезанные штаны сына – напоминали ей о произошедшем кошмаре…

Когда полицейские допрашивали Колыванову, Паша лежал без сознания на операционном столе. Медики боролись за жизнь двадцатилетнего парня.

Объяснить, при каких обстоятельствах произошло ранение, она так и не смогла.

Ирине Сергеевне Колывановой предъявили обвинение, пояснив, что совершенное ею преступление относится к категории тяжких: «Вам грозит срок лишения свободы до десяти лет. Все зависит от исхода операции и окончательного вердикта хирургов. Как отразится внезапная вспышка материнской агрессии на здоровье сына, и станет ли он инвалидом, говорить пока преждевременно».

«Мое сердце не выдержит!..»

Около 20 час.15 мин. в квартире Даши Коротковой раздался звонок. Девушка подняла трубку. «Дашенька, с Пашей беда, приезжай к нам скорей!» - голос матери ее парня, Ирины Сергеевны, заглушали рыдания. Короткова вызвала такси и уже через двадцать минут была на ул. Кирова. Даша подбежала к подъезду и схватилась за сердце: Павла вынесли на носилках и погрузили в «скорую». На крыльце дома стояла Колыванова. Даша подошла ближе и ужаснулась: мать Паши была… пьяна! Пьяна настолько, что двух слов не может связать. Короткова не могла понять, в чем дело. Ей было хорошо известно, что в семье Простакова употребление спиртных напитков - дурной тон!

Девушка помогла ей подняться по лестнице, нашла в секретере паспорт Простакова, отдала документ Ирине Сергеевне и со всех ног бросилась в «Красный Крест». Едва переступила порог приемного отделения, в кармане завибрировал сотовый телефон. Колыванова жаловалась, что не может дозвониться до диспетчера таксопарка и просила вызвать такси…

Через десять минут приехала мать Паши и наконец-то призналась, что ударила сына ножом. «Мое сердце не выдержит, оно разрывается от боли!» - с надрывом кричала женщина. Колыванову попросили удалиться – медики равнодушны к пьяным истерикам.

Даша отдала паспорт медсестре хирургического отделения. Медсестра сказала, что Простаков поступил с ножевым ранением, его уже оперируют.

Короткова не стала дожидаться исхода операции и уехала домой – ей нужно было рано вставать на работу. В 23.00 позвонила Ирина Сергеевна: «Операция прошла успешно, кризис миновал. Состояние Паши стабильное, обошлось без осложнений».

Утром, 5 октября 2015 года, Павел Простаков пришел в себя. У больничной койки стоял следователь. «Не судите строго мою маму… Я ей простил. Она ударила меня ножом непреднамеренно. Мы просто выпили больше обычного. Кроме нас двоих, в квартире больше никого не было», - прошептал молодой мужчина.

Простаков не скрывал – у него хорошие отношения с матерью. Конфликтов в семье никогда не было, жили душа в душу. 4 октября 2015 года в два часа дня Паша проводил свою девушку, Дашу Короткову. Вернулся домой через три часа. Мать предложила пообедать, Простаков подмигнул Ирине Сергеевне: «А не хлопнуть ли нам по рюмашке?», и достал из холодильника бутылку. Колыванова пожала плечами: «Если чуть – чуть, почему бы и нет?» Сидели за столом, разговаривали. Мама поинтересовалась, как прошел день.

«Я не помню, чтобы мы ругались, - вспоминал Павел. – Вдруг на мать что-то нашло, она махнула рукой, и я ощутил укол в нижней части живота. Что было дальше, не помню. Закружилась голова, накатила резкая слабость. Попросил маму вызвать «скорую», прилег на кровати в своей комнате и потерял сознание».

Как оказался в палате «Красного Креста», Простаков вспомнить не смог.

- У меня сложились прекрасные отношения с Ириной Сергеевной, - дала показания в ходе предварительного следствия Дарья Короткова. – Спокойный, доброжелательный человек. Отзывчивый, зла ни на кого не держит!

«Часто ли Колыванова употребляет алкоголь?» - «Она на дух не переносит спиртного!»

Пьяница-мать – горе в семье?

Ирина Сергеевна алкоголичкой не была, об этом упоминают в заключении и судмедэксперты: «Признаков зависимости от алкоголя у Колывановой не обнаружено». Что же тогда заставило ее поднять руку на единственного сына? Как оказалось, причина, побудившая мать замахнуться на святое, все-таки существовала. Серьезная причина!

Даша Короткова не знала, что инвалид II группы по общему заболеванию Ирина Сергеевна Колыванова состоит на учете областной клинической психиатрической больнице с диагнозом «Расстройство личности».

Психиатры выявили у Колывановой органическое эмоциональное лабильное расстройство, возникшее на фоне перенесенной психотравмы, сотрясения головного мозга и артериальной гипертензии: «В результате у подэкспертной возникли суицидальные настроения – в течение жизни пациентка неоднократно нуждалась в повторных госпитализациях в психиатрический стационар в п. Гедеоновка Смоленской области».

Однако, несмотря на проблемы со здоровьем, Ирина Колыванова не страдает хроническим психическим заболеванием или слабоумием, которые лишали бы женщину способности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий. Провалы в памяти и неспособность объяснить обстоятельства своего необдуманного, выходящего за грань человеческого понимания поступка обусловлены тяжестью алкогольной интоксикации.

В суде Колыванова полностью признала свою вину. Судьи проявили милосердие к женщине с расшатанной психикой и слабыми нервами.

- 25 февраля 2016 года суд признал Ирину Колыванову виновной в совершении преступления, предусмотренного п. «з» ч.2 ст.111 УК РФ, и приговорил к четырем годам лишения свободы (условно) с испытательным сроком пять лет, - комментирует ситуацию старший помощник прокурора Ленинского района г. Смоленска Анна Синякова.

Имена и фамилии действующих лиц изменены.

P.S.

Когда зачитывали приговор, Ирина Сергеевна стояла, сгорбившись, с крепко прижатыми к лицу ладонями. Сквозь побелевшие, дрожащие пальцы текли слезы. Слезы раскаяния…

Автор: Анастасия Петракова


Добавьте «Рабочий путь» в ваши источники в Яндекс.Новостях




Загрузка комментариев...
Читайте также
Супруги из Смоленска стали тайными агентоми "Ревизорро"
12 минут назад
Известные шеф-повара, представители национальной ассоциации ...
В Смоленске таможенники приняли присягу
44 минуты назад
В Смоленской таможне прошла церемония приведения вновь приня...
Смолянка испугалась ареста имущества и расплатилась по долгам
сегодня, 22:05
В отделе судебных приставов по Монастырщинскому и Хиславичск...
Смоленские эксперты ОНФ продолжают мониторинг доступности сельской медицины в регионе
сегодня, 21:10
Активисты Общероссийского народного фронта, лидером которого...