Вторник, 14 августа 2018 года

Погода 16..18 С о

Аффект или… Эффект амнистии в Смоленске?

Криминал 12:20, 26 ноября 2015
Аффект или… Эффект амнистии в Смоленске?

Чем громче уголовное дело с летальным исходом, тем… мягче наказание? Последние события, происходящие в юридической практике Смоленска, наводят именно на такую печальную мысль. Предприниматель, которого признали виновным в убийстве своего партнера по бизнесу, 30 октября амнистирован и освобожден из-под стражи в зале суда. За два дня до этого под амнистию попал водитель «Инфинити», сбивший насмерть студентку весной… Летом 2015 года аналогичные «смягчающие обстоятельства» способствовали уходу от ответственности убийце 26-летнего учителя из 17-й средней школы г. Смоленска.

Мужской разговор со смертельным исходом

26 мая 2014 года. Офис ООО «ОРС» на ул. Маршала Жукова.

В 12 часов 15 минут в дежурную часть УМВД России по г. Смоленску поступило сообщение: «На ул. Маршала Жукова, д.18, несколько раз выстрелили в человека. Раненый госпитализирован в «Красный Крест» свидетелями происшествия».

…Татьяна Шапиро вышла из автомобиля и направилась к дому №18. Брат остался ждать ее в машине. Женщина сразу заподозрила неладное: плитка у двери в подъезд и лестничный марш… в лужах крови! За спиной Шапиро раздались крики, шум. Она обернулась и увидела трех мужчин, которые находились в 5-7 метрах от нее. У одного из них в руках - пистолет! Мужчина лет 50, спотыкаясь, шел прямо к авто брата Татьяны: «Помогите, пожалуйста…» Грузно ввалился в салон и прилег на заднем сиденье. «Отвезите меня в «Красный Крест», я ранен в живот! Спасите…»

Брат Шапиро опрометью кинулся в приемное отделение, Татьяна осталась с раненым и сопровождавшим его мужчиной в белой футболке. Пострадавший самостоятельно выбрался из машины и лег на каталку…

…Олег Васильев скончался 26 мая 2014 года в 14 часов 40 минут в хирургическом отделении КБСМП г. Смоленска. Причина смерти - «огнестрельное пулевое сквозное ранение грудной клетки и брюшной полости с повреждением диафрагмы, правой и левой долей печени, стенок ЖКТ, обширным внутренним кровоизлиянием (2,5 л) и развитием шока тяжелой степени».

«Запомни! Если умру, меня убил Петрович!..»

Именно эти слова произнес перед смертью смоленский бизнесмен Олег Васильев. В прошлом - детский тренер по самбо, потом - совладелец базы охотхозяйства в Кардымовском районе. В сентябре 2014 года Васильев планировал провести в охотхозяйстве международные соревнования заводчиков лаек «Кубок содружества»…

По дороге в больницу Олег Валентинович позвонил другу-хирургу, которого знал с 1977 года: «Если что, в моей смерти вини Петровича. Это он стрелял в меня!..»

Сопровождавший раненого егерь охотхозяйства Игорь Плотников передал товарища врачам. Вскоре хирург вышел и покачал головой: «Ничего сделать нельзя. Прощайтесь…»

На следующий день партнеру по бизнесу Олега Васильева предъявили обвинение в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 105 УК РФ, - убийство, или умышленное причинение смерти человеку. 28 мая 2014 года «Петровича» - Анатолия Петрова взяли под стражу.

Согласно заключению эксперта от 24 сентября 2014 года «пуля, извлеченная из тела пострадавшего в морге областного Бюро судмедэкспертизы, выпущена из канала ствола пистолета ТТ калибра 7,62 мм, заводской номер «300032445». В предпринимателя стреляли из «Тульского Токарева», изъятого оперативниками в присутствии Анатолия Петрова.

Обвиняемый в убийстве показал, что выбросил оружие у крепостной стены – в непосредственной близости от места совершения преступления.

При обыске в автомобиле «Тойота-Камри», принадлежавшем Петрову, была обнаружена кобура.

Шесть выстрелов из ТТ

20 мая 2014 года Петров позвонил компаньону и предложил решить наболевший финансовый вопрос. Васильев предложил встретиться в офисе на ул. Маршала Жукова. Встречу назначили на 23 мая, но по ряду субъективных причин перенесли «сходку» на 26-е. Анатолий Николаевич не забыл пригласить в контору и «третейского судью» - егеря охотничьего хозяйства Игоря Плотникова... Деловой разговор закончился убийством.

По словам подсудимого, инициатором конфликта стал Васильев, который повел себя неадекватно, начал его оскорблять, замахнулся барсеткой и схватил «за грудки».

«По всей видимости, пистолет ТТ с замотанной полиэтиленом рукоятью выпал из барсетки партнера, - заявил Петров. - Подробностей не помню. Мне показалось, что предмет в руке Васильева направлен на меня… Я не знаю, как мне удалось отнять у него оружие, Васильев физически сильнее. Выстрелов не слышал, в глазах все расплылось… Пришел в себя, услышав крики Плотникова, повернулся и вышел из конторы. В руках у меня был пистолет…»

Егерь ООО «ОРС» Игорь Плотников - главный свидетель в деле об убийстве Олега Васильева: «Цель собрания Петров не озвучил. Кроме нас троих, в офисе больше никого не было. Оружие в помещении не хранится. Поставили варить кофе, сели за стол переговоров. Я сидел напротив Петрова, который, как я понял, хотел поговорить «насчет имущества: контейнеров, бочек, сруба; кому все это принадлежит, а кому - нет». Васильев вспылил: «Я понес затраты, вложился в строительство, а ты почему-то считаешь, что все принадлежит только тебе?! Раз я купил половину доли в хозяйстве, значит, являюсь таким же полноценным хозяином, как и ты».

Олег Валентинович встал из-за стола и принялся ходить по офису, размахивая барсеткой. Несколько раз Васильев позволил себе оскорбительно высказаться в адрес Петрова, тот пытался оправдываться. Затем Васильев подошел к Петрову, замахнулся барсеткой и начал его трясти. Я понял, что их пора разнимать. Схватил Васильева сзади, потянул на себя, встав между конфликтующими мужчинами. Что в этот момент делал Петров, я не видел, все внимание было приковано к Васильеву. Застегнутая барсетка осталась лежать на столе.

Когда я отодвинулся в сторону, раздался первый выстрел. Обернулся и увидел пистолет в руках у Петрова. Он выстрелил еще два-три раза. После первого же выстрела Васильев согнулся пополам и схватился за живот, потом упал на колени. Я попытался отобрать оружие у Петрова - подумал, что у него «травматика». Анатолий оказал сопротивление. Успел рассмотреть, что рукоять пистолета обернута полиэтиленом. Я направился к выходу, хотел позвонить сыновьям - чтобы те приехали и разняли отцов. Петров попытался меня задержать…

Через десять минут вернулся в офис. Петров стоял у крыльца, пистолета при нем не заметил. Навстречу вышел Васильев, у него была неестественно вывернута рука (врачи КБСМП диагностируют открытый перелом, возникший в результате огнестрельного ранения. - Прим. авт.). Олег Валентинович сделал два шага и упал на асфальт. Я наклонился к нему, в этот момент к нам подскочил Петров, обругал Васильева и, рванув его за рубашку, начал дергать. Васильев поднялся и пошел к машине, которая остановилась неподалеку.

Был удивлен, когда мне сказали, что выстрелов было больше четырех. В обойме «Тульского Токарева» остался только один патрон из семи…

Петров знал, что Васильева можно легко вывести из себя. Он был горячим человеком, и, чтобы спровоцировать скандал, ему не нужно было прилагать особых усилий - когда Олег Валентинович осознавал свою правоту, он заводился «с пол-оборота».

Аудиозапись беседы с Петровым, которую потерпевший сделал в 2013 году, показывает, насколько был высок градус эмоционального накала: Васильев позволял себе весьма «энергичные» высказывания в адрес компаньона, который не мог (или не хотел?) решить проблему долга.

Эксперты установили, что в потерпевшего стреляли не менее 5 - 6 раз.

Цена «яблока раздора» - 4 млн. рублей

Допрошенный на судебном заседании Анатолий Петров признал вину частично. Да, он действительно стрелял в Васильева. Откуда в офисе его партнера по бизнесу взялся пистолет - понятия не имеет. Подсудимый пояснил, что с 1995 года совместно с Павлом Короленко был учредителем ООО «ОРС» (д. Ковалевка в Кардымовском районе Смоленской области). В 2010 году Короленко продал свою долю (50 процентов акций) Олегу Васильеву. Затем Петров уговорил продать ему еще 5 процентов акций, поскольку Анатолий занимался охотничьим хозяйством более 15 лет. Васильев не возражал. Через год предприниматели договорились, что Васильев затеет стройку, а Петров продолжит благоустройство базы, когда появятся свободные деньги.

Вскоре партнер принялся его «теребить»: «Вливайся!» Анатолий пообещал, что продаст «однушку» жены, однако риэлтор покупателя не нашел. Васильев предложил переписать квартиру на него, но Петрова такой поворот дел не устраивал. Васильев начал предъявлять претензии к деятельности охотничьего клуба, которым руководил Петров. Якобы компаньон скрывает от него часть доходов. Тогда Анатолий Николаевич продал половину своей доли сыну Васильева, но денег не взял: Олег Валентинович сказал, что разберется с остатком долга позже. Суммарно Петров задолжал Васильеву около 4 млн. руб.

Во время одной из «профилактических» бесед Васильев вспылил и швырнул Петрову в лицо бумаги с расчетами. Отношения накалялись, и с тех пор партнеры общались только при свидетелях. «Васильев стал командовать всем - фактически осуществил рейдерский захват бизнеса и единолично распоряжался имуществом, без моего согласия построил вольеры для медведя и кабана… Я пытался найти с ним общий язык, но Олег заявил, что «ничего твоего здесь нет, а если будешь возражать, придут ребята и поставят тебя на место!». Я воспринял угрозу реально», - признался на суде Анатолий Николаевич.

Подсудимый не скрывал и то обстоятельство, что в настоящий момент учредителями хозяйства являются сыновья партнеров. Контрольный пакет акций принадлежит его сыну, 45 процентов - сыну Васильева.

«Я очень болезненно относился к необоснованным претензиям, которые постоянно при личных встречах и по телефону в обидной форме высказывал Олег Валентинович», - подчеркнул на суде Анатолий Петров.

Прелюдия конфликта

По словам сына погибшего предпринимателя вырисовывалась диаметрально противоположная картина: «Мой отец был спокойным, предельно сдержанным и уравновешенным человеком. Он мог нейтрализовать любой конфликт и перевести возникшие недоразумения в шутку. Олег Валентинович закончил институт физической культуры, в дальнейшем занимался с детьми самбо. В 2000 году завершил карьеру тренера и увлекся охотой, начал разводить собак и устроился егерем в ООО «ОРС», учредителями которого были Анатолий Петров и Павел Короленко. Между учредителями назревал скандал, о причинах которого я могу только догадываться. Короленко предложил отцу приобрести его долю (50 процентов), половину земельного участка и одну вторую офиса на ул. Маршала Жукова. Отец с радостью согласился. В 2010 году на территории базы находился старый сруб без окон, дверей и крыши, бочка и два подсобных контейнера для хранения охотничьих вещей, бензопил и бензина. Отец говорил, что он и Анатолий Петров договорились построить на участке охотничью базу, коттедж и гостевые домики. Петров согласился, но сразу предупредил, что денег у него нет и он «вольется» позже. Земля под строительство является общей долевой собственностью - «фифти-фифти». Петров занимал должность генерального директора хозяйства – вел документацию, занимался сбором ежемесячных взносов с членов клуба и контролировал доходы коммерческих охот.

По обоюдному согласию с Петровым в 2011 году Олег Валентинович взялся за стройку. Анатолий Николаевич пообещал, что отдаст деньги к концу года. Отец построил дом, баню, гостевую веранду, летнюю кухню, благоустроил охотничью базу – сделал навесы, отсыпал дорогу... Вложил в строительство около 3 - 4 млн. рублей. Нерешенный финансовый вопрос положил конец дружеским отношениям - отец признался, что у него есть серьезные опасения насчет возврата долга: «Я не могу понять, что задумал Петрович!..» Но угроз в адрес компаньона не высказывал и агрессивно по отношению к нему себя не вел – по выходным партнеры по бизнесу, несмотря на коммерческие разногласия, продолжали охотиться вместе.

Перед случившимся Анатолий Николаевич попросил отца продать пять процентов акций, которые впоследствии переоформил на сына...»

Опрошенные в ходе предварительного следствия свидетели не отрицали: вполне возможно, Петров испытывал зависть к успешному партнеру с коммерческой «жилкой».

«О том, чтобы разделяться, не было и речи, - говорит вдова Васильева. - Олег не собирался вытеснять партнера из бизнеса, потому что вдвоем организовать дело намного проще. Васильева беспокоил только один вопрос - отсутствие равного финансового участия в развитии предприятия».

Главный бухгалтер ООО «ОРС» подтвердила на суде показания сына погибшего: «Как директор Васильев был справедливым и честным человеком. Четко давал указания и требовал столь же четкого исполнения распоряжений. Доброжелательный, спокойный, отзывчивый. Пытался помочь каждому, кто нуждался в помощи, и никогда никому и ни в чем не отказывал. Агрессивным не был, отличался «шутейной» манерой вести разговор – было невозможно понять, когда он говорил серьезно, а когда шутил. Ходили слухи, что между Васильевым и Петровым назревает конфликт из-за денег – Анатолий Николаевич задолжал директору крупную сумму, вложенную в благоустройство охотничьего хозяйства. Но угроз в адрес Петрова я не слышала, могу сказать одно: Васильев открыл на базе «ОРС» клуб собаководства «Смоляне» - на сентябрь были намечены международные соревнования. Потому он и торопил Петрова с возвратом долга – соревнования собаководов требовали серьезных вложений. Слова «надо с ним сесть и разобраться» понимаю как конструктивный деловой разговор».

Выдержка из отчета Управления уголовного розыска УМВД России по Смоленской области: «УУР сведениями о причастности Васильева и Петрова к организованной преступной группировке не располагает».

Пистолет переходил из рук в руки?

В зале суда Анатолий Петров пояснил, что приобрел кобуру в подарок для своего знакомого из Сафонова Георгия Качалова. Качалов подтвердил, что у него действительно есть огнестрельное оружие ограниченного поражения – ТТ «Лидер», зарегистрированное в МО МВД «Сафоновский». Лицензия выдана ОВД по Сафоновскому району 12 июля 2011 года. Опровергнуть данные сведения не представляется возможным.

Но! Согласно заключению экспертов, «на изъятой во время обыска кобуре отсутствуют следы смазки, имеющие в своем составе остаточные нефтяные масла и свидетельствующие о том, что в ней находилось орудие убийства - пистолет ТТ, из которого застрелили Васильева».

Кобура в автомобиле – своего рода отвлекающий маневр? Нестыковки, странности… Вопросов, возникших в процессе судебного разбирательства, слишком много. Хотя бы принять во внимание весьма странное обстоятельство: накануне годовщины трагедии Промышленный районный суд г. Смоленска принимает неожиданное решение – Петрова отпустили под домашний арест, отклонив ходатайство прокурора о продлении срока содержания под стражей. «Обвиняемый, учитывая его возраст и состояние здоровья, не представляет реальной угрозы для окружающих…»

Свидетель, брат Татьяны Шапиро, в ходе предварительного следствия и на суде дал показания, что когда 26 мая 2014 года вез предпринимателя в больницу, тот несколько раз повторил: «…он отобрал у меня пистолет и выстрелил в живот». Пистолет переходил из рук в руки? Однако баллистики пришли к однозначному выводу: выстрелы произведены с расстояния 1,5 – 2 метра. Петров стрелял через стол, следовательно, погибший опасности для Петрова не представлял.

На одежде потерпевшего и подсудимого следов, характерных для выстрелов, произведенных с более близкого расстояния, нет. Значит, самообороны не было. Заключение экспертов не противоречит показаниям егеря Плотникова – единственного свидетеля преступления.

Следов оружейной смазки на подкладке барсеток предпринимателей и офисной мебели также не найдено. Кто принес пистолет в контору охотничьего хозяйства? Ответа на этот вопрос нет.

Член охотничьего клуба, бывший следователь Николай Махотин вспомнил: незадолго до убийства он обсуждал с Петровым телевизионную программу, в которой шла речь о разбойном нападении, в ходе которого человек превысил самооборону, убил преступников и был оправдан только спустя несколько лет. Петров возмущался произошедшим «беспределом», и Махотину пришлось долго объяснять Анатолию: «Если ты попадешь в аналогичную ситуацию, не надейся, что судьи и прокурор пойдут тебе навстречу. Даже если ты прав, готовься отсидеть под стражей как минимум полгода – на то ты и мужчина. Грань превышения пределов необходимой самообороны очень тонкая!»

Неужели Петров все-таки готовился к убийству напарника? Махотин убежден, что этот разговор к делу не относится: «Мы просто разговаривали на тему презумпции невиновности. С моей точки зрения, произошла трагедия. Не знаю, какие разногласия возникли у Петрова и Васильева - со стороны казалось, что они «друзья не разлей вода», и это не только мое мнение».

Последняя капля

Военный комиссар области утверждал в зале суда следующее: 26 мая 2014 года ему позвонил оперативный дежурный и доложил, что прибыл его знакомый Петров. Анатолий Николаевич зашел поздороваться, а затем вышел минут на двадцать. Вернулся предельно взволнованным: майка в крови, из носа течет сукровица.

В ходе предварительного следствия и на суде свидетели дали показания, что Петров в кабинете облвоенкома молчал и не реагировал на расспросы. Военком, ссылаясь на свой боевой опыт, определил его состояние как аффект: «Неадекватность поведения и заторможенность Петрова лично для меня очевидна. Я часто видел людей в таком состоянии на войне в Дагестане и Абхазии».

Материалы уголовного дела содержат три заключения комплексных судебных психолого-психиатрических экспертиз. Согласно первому (экспертиза проводилась на базе Смоленской областной психиатрической больницы 2 июля 2014 года), Анатолий Петров находился в состоянии физиологического аффекта. Повторная амбулаторная экспертиза, выполненная комиссией экспертов ФГБУ «Федеральный медицинский исследовательский центр психиатрии и наркологии» Минздрава РФ в октябре, позволила специалистам прийти к аналогичному выводу. Но уже в марте 2015 года мнения комиссии экспертов разделились. Один из психологов упомянутого выше федерального медицинского учреждения, доктор психологических наук Ф. С. Сафуанов (стаж работы - 34 года) заметил, что в момент совершения преступления у Петрова отсутствовала так называемая «трехфазная динамика развития эмоционального состояния», характерная для аффекта.

«Эмоциональное возбуждение, возникшее в ответ на психотравмирующее воздействие со стороны потерпевшего, по своей глубине и выраженности не достигло степени аффекта и не оказало существенного влияния на его сознание и поведение».

- Характерными для аффективного взрыва эксперт Ф. С. Сафуанов признает чувства ярости, гнева, о чем, по его мнению, не упоминает в своих показаниях Петров, - комментирует ситуацию гособвинитель, старший помощник прокурора Промышленного района г. Смоленска Дмитрий Шелков.- Психолог отрицает и факт наличия у подсудимого прострации (физическое и психическое истощение, амнезия, утрата чувства реальности происходящего, дезорганизация поведения). После случившегося Петров побежал за свидетелем - Плотниковым, возле подъезда пытался ударить лежащего на асфальте раненого Васильева, выкрикивал оскорбления, а затем, избавившись от улики, вымыл руки в Управлении железной дороги и направился к военкому.

«Все эти действия косвенно свидетельствуют об отсутствии аффекта», - считает эксперт.

Однако точки зрения Сафуанова оказалось недостаточно для вынесения судебного вердикта по инкриминируемой гособвинением ч. 1 ст. 105 УК РФ (умышленное убийство). Четверо из пяти компетентных экспертов по-прежнему придерживались единодушного мнения: «Именно агрессивное поведение потерпевшего явилось субъективным психотравмирующим фактором воздействия на подсудимого, стало пусковым механизмом разрядки накопленного у него эмоционального напряжения и закономерно привело к возникновению внезапного аффективного взрыва. Психологический анализ ситуации однозначно говорит о том, что Анатолий Петров в момент совершения преступления находился в состоянии физиологического аффекта и действовал спонтанно. Следовательно, преступного умысла в его действиях не усматривается».

- Суд квалифицировал действия Анатолия Петрова по ч.1 ст. 107 УК РФ - убийство, совершенное в состоянии аффекта, - говорит Дмитрий Шелков. - 30 октября 2015 года Промышленный районный суд приговорил А. Н. Петрова к двум годам 11 месяцам ограничения свободы. В соответствии с постановлением Госдумы РФ «Об объявлении амнистии в связи с 70-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов» Петров со снятием судимости был освобожден из-под стражи в зале суда. Впервые в юридической практике Смоленска с амнистированного осужденного взыскана значительная сумма компенсации морального вреда в пользу потерпевших - 3 млн. рублей, из которых компаньон Васильева уже выплатил сыну бизнесмена 500 тыс. руб.

Суд обязал Петрова компенсировать материальный ущерб, нанесенный сыну коммерсанта, в размере 321 тыс. руб., а также 260 тыс. руб. - за процессуальные издержки потерпевшей стороны.

В настоящий момент приговор находится в стадии обжалования и направлен в Смоленский областной суд.

- Точку в деле Петрова ставить рано, - считает Дмитрий Шелков. - Несмотря на заявление адвоката Анатолия Петрова о том, что решение суда законно и юридически обоснованно, родственники и друзья погибшего с амнистией не согласны и будут обжаловать решение суда. Как правило, уголовные дела об убийстве, совершенном в состоянии аффекта, повышенной сложности, спорные и рассматриваются на высшем уровне - в Верховном суде РФ. Гособвинение будет и в дальнейшем настаивать на классификации действий А.Н. Петрова по ч. 1 ст. 222 УК РФ - «Незаконное приобретение, хранение, перевозка и ношение огнестрельного оружия и боеприпасов». Не исключено, что пересмотр дела именно в этой части поможет отстоять версию прокуратуры - умышленное убийство.

P.S. Предпринимателя Олега Васильева убили в день, когда его дочь родила второго ребенка. Он так и не увидел внука…

Имена и фамилии действующих лиц по этическим соображениям изменены.


Автор: Анастасия Петракова


Добавьте «Рабочий путь» в ваши источники в Яндекс.Новостях




Загрузка комментариев...
Читайте также
В Смоленске на ремонт школ выделили порядка 10 млн. рублей
7 минут назад
Образовательные учреждения в областном центре готовят к ново...
Смолянин попросил подростка помочь ему угнать авто, пообещав дать прокатиться
26 минут назад
Молодые люди похитили чужой автомобиль со стоянки в Сычевке....
"Маршрутка, троллейбус, легковушка..." Видео массового ДТП в Смоленске попало в Сеть
вчера, 22:05
Авария произошла сегодня вечером на улице 25 Сентября.

Опрос

У вас есть кредит?


   Ответили: 361