Среда, 07 декабря 2016 года

Погода -6..-8 С о

Пять лет за лжесвидетельство

Происшествия 12:00, 06 июля 2006

От показаний свидетелей порой зависит, по какую сторону колючей проволоки окажется подозреваемый в преступлении. Трудно сказать, каким было бы решение присяжных заседателей в суде над Русланом Прокопенко, обвинявшимся в убийстве вице-губернатора Владимира Прохорова, если бы свидетельница не заявила, что она не на 100 процентов уверена, что в день убийства видела именно Руслана. В итоге суд вынес оправдательный вердикт. Однако нередко свидетели, присягая говорить правду и только правду, кривят душой. Одни - из-за угрозы в свой адрес, другие - из жалости, третьи - от злости, четвертые - за деньги…

За решетку - с чистой совестью

Андрей Шанин был строгим отцом. Своей несовершеннолетней дочери не разрешал встречаться в ребятами. Однако никогда не наказывал дочь физически. Мать, наоборот, поощряла девочку. Отношения мужа и жены становились все напряженнее. Андрей подал на развод. Такая ситуация жену не устраивала, однако муж на уговоры не поддавался. Тогда супруга решила ему отомстить. Однажды по дороге домой дочь, как показалось отцу, неоднозначно переглянулась с неизвестным парнем. Дома на его вопрос, кто это был, она предпочла не отвечать и ушла в свою комнату. Это задело самолюбие отца, и он толкнул девчонку в плечо. Но, видимо, не рассчитал. Дочь упала на стул и стукнулась головой о стену. К счастью, не очень сильно. Но в это время в комнату вошла жена, и вместе с дочерью они ушли из дома. Как потом выяснилось - в больницу.

Через некоторое время в квартире появился участковый, а потом и уголовное дело: жена и дочь обвиняли Андрея в избиении дочери и в развратных действиях. Однако через какое-то время жена отказалась от обвинений в адрес мужа, заявив, что они с дочерью его оговорили. Но время, потраченное сотрудниками милиции и прокуратуры на разбирательство семейных неурядиц, не прошло даром для женщины. Теперь уголовное дело по ст. 306 (заведомо ложный донос) и 307 (заведомо ложные показания) УК РФ завели на нее. Однако женщина не являлась к следователю по повесткам, скрывалась от участкового и оперативников. И тогда ее объявили в розыск и в принудительном порядке доставили на допрос. Пока дело дошло до суда, супруги помирились, и в марте Заднепровский районный суд прекратил производство по делу.

Жена пожалела мужа

Июньским утром в Шумячский РОВД пришла женщина лет тридцати с забинтованной рукой, синяками на шее и заявила, что муж Михаил хотел ее убить. Во время беседы с милиционерами Лидия Иванова рассказала, что ее муж не ночевал дома, появился утром и «под градусом». Слово за слово… Муж, не церемонясь, ударил жену по щеке, а потом схватил за горло и стал душить. Увидев, что разборки зятя с дочерью могут закончиться трагически, на помощь Лидии поспешила мать, оттащив буйного зятя. Разъяренный мужик отправился на кухню, откуда вернулся с охотничьим ножом в руке, сел на жену верхом и, пригрозив отрезать ей голову, для устрашения начал бить ножом рядом с телом супруги. Затем полоснул лезвием по руке женщины. Но, увидев кровь, мужчина вскочил, выбежал на улицу и исчез.

На Михаила завели уголовное дело, взяв подписку о невыезде. Он сознался в совершение преступления. Несколько раз на допросах Лидия подтверждала свои показания. А в суде заявила, что ее муж… не виноват. Она, дескать, мыла стеклянную банку, поскользнулась, упала и порезалась о разбитое стекло, а на Михаила наговорила со зла, за то, что не ночевал дома.

Шумячский районный суд оправдал мужа Лидии Ивановой. Но вскоре прокуратура района возбудила уголовное дело на лжесвидетельницу и предъявила ей обвинение. Теперь Лидии Ивановой пришлось давать показания уже в качестве обвиняемой. Выяснилось, что после ссоры, закончившейся поножовщиной, муж стал добрым, неоднократно просил прощения, раскаивался. Она пожалела близкого человека, простила, но не знала, как спасти его от тюрьмы. И вот придумала…

Шумячский суд, помиловавший Михаила, приговорил Лидию Иванову к 7000 рублей штрафа.

Долги наши тяжкие

27 декабря 2004 года, около полуночи, поставив автомобиль на одну из стоянок на Покровке, предприниматель Петров возвращался домой. Навстречу шли трое мужчин. Один из них, отделившись от компании, ускорил шаг и стал заходить сзади Петрова. В другом предприниматель узнал Алексея Ломакина - мужа одной из продавщиц ларька, принадлежащего семейству Петровых. Женщина присвоила деньги, но вносить их в кассу отказывалась. А вскоре после обнаружения недостачи у нее появился дорого-стоящий мобильник. Ломакин несколько раз звонил Петровым, заявляя, что его жена ничего возвращать не будет, и, если Петровы не откажутся от своих претензий, им придется иметь дело с ним…

А в это время Ломакин, не доходя до Петрова, натянул себе на лицо шапку. В этот момент предприниматель получил удар по голове сзади и рухнул на землю. Лежачего продолжали бить. Разбойники очистили карманы своей жертвы, забрав 30 тысяч рублей наличными, золотой браслет за 15 тысяч рублей, перстень за 19 тысяч и мобильный телефон. Затем его оттащили к подвалу дома, где Ломакин снова начал бить Петрова. А когда пострадавший увидел, что Алексей достает из-за пазухи что-то, похожее на пистолет, он так двинул Ломакина, что тот упал. Воспользовавшись моментом, Петров побежал к ларьку и попросил вызвать «скорую», милицию и позвонить матери. Родительница примчалась первой и, услышав рассказ о случившемся, просила вскоре прибывших милиционеров задержать Ломакина. Стражи порядка тогда не вняли просьбе матери.

На следующий день по факту разбойного нападения на Петрова было возбуждено уголовное дело. Однако два месяца спустя, в конце февраля 2005 года, оно было приостановлено «в связи с неустановлением лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого». В тот же день Ломакин стал звонить матери Петрова, угрожая ей и ее сыну убийством. На один из звонков ответил Петров. Ломакин назначил ему встречу у кинотеатра «Октябрь». Петров сразу отправился в РОВД, где рассказал о предстоящем «свидании», и приехал на рандеву вместе с сотрудниками милиции. Ломакина задержали.

Подозреваемый Ломакин заявил, что никакого отношения к разбойному нападению на Петрова не имеет. К тому же у него есть алиби (за такое время его можно было продумать и подготовить в деталях). У Алексея появились свидетели - супруги да к тому же кумовья - Нина и Владимир Трошины. В следственном управлении УВД, куда передали уголовное дело, супругов предупредили об уголовной ответственности за дачу ложных показаний. Свидетели рассказали следователю, что 27 декабря 2004 года весь вечер и ночь они были в гостях у Ломакиных. Изрядно подвыпивший Алексей, по их словам, лег спать и никуда не уходил. Все сводилось к тому, что Алексей во время разбойного нападения находился дома. Другая свидетельница - Валентина Дробина - заявила, что во время нападения на Петрова мобильный телефон Алексея был у нее в кафе, в центре города. Но, согласно распечатке соединений, за 30 минут до преступления Ломакин звонил со своего сотового, находясь на Покровке в районе автостоянки, где Петров ставил свою машину.

Тем не менее надежды Ломакина на то, что этих показаний будет достаточно для оправдательного приговора, рухнули. В ходе судебного процесса «свидетели» подтвердили свои показания, данные на предварительном следствии. Несмотря на это, в октябре 2005 года Заднепровский суд нашел неопровержимые доказательства виновности Алексея Ломакина в разбойном нападении, назначив ему шесть лет колонии строгого режима. В свою очередь судья подал в прокуратуру сообщение о лжесвидетелях, на которых прокурор Промышленного района Владимир Акинчиков возбудил уголовные дела по ст. 307, ст. 308 УК РФ.

Уже на скамье подсудимых они раскаивались, заявляя, мол, не знали, что, давая ложные показания, совершают преступление. Промышленный суд приговорил Нину Трошину к штрафу в 4000 рублей, ее супруга Владимира - к 2500 рублям. Валентине Дробиной назначили 1000 рублей штрафа.

Что у нас?

Еще недавно уголовные дела по лжесвидетельствам, ложным доносам как в стадии следствия, так и в судах были довольно редким явлением. По данным прокуратуры области, в 2005 году за заведомо ложные показания возбуждено лишь три уголовных дела. За 5 месяцев нынешнего года их количество выросло до 27! Над этим стоит задуматься. Хотя наказание за вранье наши законы предусматривают достаточно гуманное: штраф не тюрьма, остановит не каждого.

Комментирует начальник отдела по надзору за следствием, дознанием и оперативно-разыскной работой прокуратуры Смоленской области Сергей Кульгавый:

- Почти во всех странах мира лжесвидетельство наказывается значительно строже, чем в России. Например, в Латвии предусмотрено 2 года лишения свободы, в Польше - 3, во Франции - 5, в Бельгии - 10, в Германии - 15 лет. При лжесвидетельствах с обвинением в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления, то есть по ч 2. ст. 307 УК РФ, у нас предусмотрено наказание до 5 лет. А в Бельгии - до 30 лет, в Бразилии - пожизненное заключение!

Многие практикующие юристы выступают за ужесточение наказания за лжесвидетельство, и я эту позицию поддерживаю. Лжесвидетельство - враг правосудия.

Хотелось бы предупредить граждан: все лжесвидетельства будут регистрироваться в установленном порядке и по ним обязательно будут проводиться расследования, с вытекающими отсюда правовыми последствиями.

Оценить новость
Рейтинг 0 из 5 (0 оценок)


Загрузка комментариев...
Читайте также
В четверг смолян ждут снегопад и потепление
11 минут назад
29
8 декабря атмосферный фронт принесет в Смоленскую область об...
Беляевский путепровод в Смоленске закроют для транспорта на ремонт
14 минут назад
76
Каток на площади Ленина в Смоленске готов к открытию
36 минут назад
64
На центральной площади города-героя Смоленска 10 декабря нач...
В Смоленске учащиеся двух школ ушли на карантин
50 минут назад
283
12 классов отправили на «каникулы».

Опрос

Новогодние желания, которые вы загадывали в прошлом году, исполнились?


   Ответили: 66