Вторник, 06 декабря 2016 года

Погода -12..-14 С о

«Я вскрыл твоего друга, как консервную банку!»

Происшествия 12:00, 03 апреля 2008

15 лет спустя раскрыто убийство, совершенное в поезде Москва - Кельн. Участниками и свидетелями этой загадочной истории были парни из известных преступных группировок. Обвиняемый в убийстве долгие годы скрывался в одной из стран Европы по поддельному паспорту.

Долгоиграющее дело

бригадиру путей, запыхавшись, подбежал местный житель. Переведя дух, выпалил, что возле железнодорожного полотна лежит мертвый мужчина. Бригадир решил проверить информацию и в районе 436-го километра (на перегоне между Катынью и Смоленском) обнаружил окровавленный труп. Рядом лежала и пропитанная кровью простыня. Путеец позвонил в милицию. Из кармана куртки убитого милиционеры извлекли постановление административной комиссии, выданное на имя Ломина.

Судебно-медицинские эксперты обнаружили у погибшего многооскольчатый перелом костей свода и основания черепа, переломы позвонков в шейном и поясничных отделах и ребер... Столь страшные повреждения человек мог получить при падении из поезда: в крови потерпевшего обнаружили алкоголь. Но три колото-резаные раны на шее, с пересечением внутренней яремной вены и общей сонной артерии, нанести себе сам молодой мужчина не мог. А именно по этой причине, по заключению экспертов, наступила смерть.

По факту убийства по статье 103 действовавшего в то время УК РСФСР Смоленский транспортный прокурор (эту должность занимал Евгений Агарков) возбудил уголовное дело. Началось следствие, которое растянулось на полтора десятка лет. Отрабатывались различные версии.

Подозрение

В Смоленске в один из прицепных вагонов, следовавших в составе международного поезда, вошел оперативный сотрудник. Подсев в купе проводника Брыкина, страж порядка сообщил ему об обнаруженном трупе и попросил вспомнить все, что тот видел или слышал в ночь на 30 марта, когда вагон шел из Москвы в сторону Бреста в составе поезда Москва - Кельн. Проводник рассказал, что в 5 утра в Смоленске он вышел на перрон и услышал как из соседнего, 17-го, вагона доносилась матерная брань. Закончив посадку пассажиров, он отправился в соседний вагон, где заметил отсутствие дорожки на полу коридора. Его коллега спал в своем купе. Будить его Брыкин не стал и отправился в следующий вагон. Возвращаясь обратно, заметил, что в нерабочем тамбуре вагона №17 курили двое. В тамбуре света не было, но возле двери он увидел бурое пятно и решил, что мужики пролили вино. Проводник сделал им замечание. Те с готовностью ответили, что все уберут.

Сопоставив факты, изложенные милиционеру, Брыкин предположил: это же в 17-м вагоне, не доезжая до Смоленска, и произошло убийство, а труп, видимо, выбросили, воспользовавшись дверью тамбура.

А Иван Рябов, проводник вагона №17, похоже, чего-то недоговаривал. Он рассказал, что в Москве вместе с другими пассажирами в его вагон села группа мужчин, ехавших до Бреста. С виду обычные мужики: получив постельное белье, они разложили на столе закуску и спиртное и начали играть в карты. Перед станцией Вязьма Рябов прилег отдохнуть и проспал до Орши, где должен был выйти один из пассажиров. Покинув купе, он заметил, что из прохода вагона исчезла ковровая дорожка, а в туалете не было ведра. Дверь в тамбуре, справа по ходу движения поезда, почему-то оказалась открытой.

Проводник должен был доложить об этом бригадиру поезда, а тот, в свою очередь, связаться с правоохранительными органами и с их помощью провести в поезде проверку. Но ничего этого сделано не было.

Только по прибытии в Брест, продолжал рассказывать Рябов, он заметил в проходе и следы крови. Пассажиры, не сдав постельное белье, вышли из вагона. Тогда-то он и обнаружил пропажу сразу 18 простыней. Когда убирал вагон, следы крови увидел в одном из купе и в нерабочем тамбуре...

Сложное начало

Владимир Щипачков родился в 1964 году в семье врача и служащей в подмосковном городке Солнцево. В начале 70-х семья переехала в столицу. Особым рвением к постижению знаний Владимир не отличался, зато слыл задирой. Однажды после драки попал в милицию. А в 18 лет Володя Щипачков оказался в тюрьме - за соучастие в разбойном нападении. Шесть лет - от звонка до звонка - он провел в Костромской колонии.

После освобождения Щипачков резал камень в строительной организации. Женился. У него родился сын. Но через три года вместе с развалом Советского Союза распался и брак Владимира. Щипачков, по его словам, устроился в российско-шведскую фирму, занимающуюся игорным бизнесом, где следил за порядком. Но есть сомнения, что многое Владимир недоговаривал.

Командировка за иномарками

90-е годы известны громкими делами, связанными с перегоном иномарок из стран дальнего зарубежья. Чаще всего подержанных, нередко украденных в Германии или Польше. Схем поставок автомобилей существовало множество. Например, через Смоленскую таможню ввозили новые, дорогостоящие, так называемые «герой-ские», иномарки. С помощью нотариусов мошенники заверяли липовые доверенности от имени Героев СССР, России и таким образом экономили на уплате таможенных пошлин сотни тысяч долларов.

В марте 1993 года московская фирма «Косолапый мишка», в адрес которой поступили «БМВ» из Германии, должна была принять машины в Бресте и перегнать их в Москву. В составе группы более чем из полутора десятков человек, направляющейся к западной границе Белоруссии, кроме водителей-перегонщиков, был и президент «Косолапого мишки » Петров.

Мартовским вечером на Белорусском вокзале столицы представители двух фирм разместились по купе вагона №17 поезда Москва - Кельн. Название второй так и осталось неизвестно. Ее интересы представлял в том числе и Владимир Щипачков. В последний момент перед отправлением в вагон вскочили Иван Филин и Сергей Ломин-Подречный.

По показаниям сожительницы Сергея, он с Филиным по каким-то своим делам направлялся в Смоленск. По другим данным, билеты у обоих были до Бреста. Ломин-Подречный был известен как профессиональный картежник-катала и был давним знакомым Щипачкова. Их пути пересекались не раз. Поэтому, когда Сергей Ломин-Подречный заглянул в купе, где находился Владимир Щипачков, тот просиял в улыбке: «О, Серега, заходи!» На верхних полках купе после кутежа, начавшегося сразу после отправления поезда, спали соратники Щипачкова. Соседа по нижней полке Владимир попросил выйти, чтобы поговорить с Ломиным-Подречным. О чем между ними шел разговор, кроме Щипачкова, не знает никто. Но после этого «общения» на конечной станции Брест из вагона вышло на одного пассажира меньше.

К приезду группы «БМВ» на месте не оказалось. Пришлось несколько дней жить в гостинице - ждать поступления машин. Но разговор об исчезновении Ломина-Подречного никто заводить не решался. Щипачков вел себя непринужденно - пил и гулял. На обратном пути президенту фирмы «Косолапый мишка» Петрову пришлось ехать в одной машине с Владимиром Щипачковым. И, как после признался глава фирмы, от соседства Щипачкова, который принадлежал к преступной группировке и, в чем не сомневался Петров, убил Ломина-Подречного, ему было не по себе.

Хождение по следу

оторые могли быть либо причастны к убийству, либо стали свидетелями преступления. Подозреваемых задержали. Королев - сосед по нижней полке, покинувший купе по просьбе Щипачкова, - на допросе рассказал, что через некоторое время Владимир куда-то ходил, вернулся с двумя бутылками водки. Затем Королев уснул, но его сон прервал Щипачков, пьяный, раздетый, с руками по локоть в крови. Тогда так никто и не понял, что произошло. Владимиру посоветовали ложиться спать: дескать, утром разберемся. Но он продолжал бормотать, что теперь у него проблемы, его снова посадят, а на зону он не хочет.

Но утром, после сна, еще не про-трезвевший Владимир продолжал пить пиво и веселиться.

Филин, с которым Ломин-Подречный сел в поезд, на следствии рассказал, что, проснувшись около четырех утра, он вышел из купе. Там находился и пьяный Щипачков. Увидев Филина, Владимир сказал: «Я вскрыл твоего друга, как консервную банку!» А вскоре человек из команды, в которую входил Щипачков, как бы между прочим заметил, что Ломин «десантировался» из поезда. Чтобы Филин решил, что его товарища попросту выбросили из вагона. О его смерти он узнал, только вернувшись в Москву. Установить, кто выносил из купе труп Ломина-Подречного, чтобы ликвидировать следы убийства в вагоне, на что ушло большое количество простыней, следствию не удалось. По показанию одного из пассажиров, спавшего на верхней полке злополучного купе, его разбудил сосед по полке напротив и сообщил, что в их «кубрике» лежит мертвый. А потом в купе вошли трое незнакомых мужчин, вытащили труп и понесли его в сторону нерабочего тамбура. Вернувшись, эти же мужики стали убирать купе с помощью простыней. Один из них сказал, что произошла разборка по старым делам между Ломом и Щипачком. Еще один свидетель сообщил, что слышал разговор между приятелями Владимира Щипачкова о том, что они приказали молчать проводнику о случившемся.

Многолетнее турне

Поиски Владимира Щипачкова успехом не увенчались. Появился еще один «висяк». Подозреваемого в убийстве объявили сначала в общероссийский розыск, а затем в международный, но он словно в воду канул. Удивляться этому не приходилось: в те годы в различных бандитских разборках люди погибали сотнями.

- В январе 2007 года в сербском городе Пирот на 30 суток был задержан гражданин России, некий Панаичев, обвиняемый в подделке документов. По результатам идентификации отпечатков пальцев в экспертном Центре МВД установили, что они принадлежат Владимиру Щипачкову. По линии Интерпола информация поступила в прокуратуру Смоленской области. В соответствии с Европейской конвенцией Смоленской транспортной прокуратурой были подготовлены документы о выдаче Щипачкова, материалы на его экс-традицию и просьба к сербским властям выдать его для уголовного преследования, рассказал Смоленский транспортный прокурор Алексей Моисеев.

В аэропорту Белграда конвой Федеральной службы исполнения наказаний России принял Владимира Щипачкова под свою опеку и доставил его на родину. Следствие продолжила Московская межрегиональная транспортная прокуратура. Владимир Щипачков не отрицал, что зарезал Ломина-Подречного, но заявил, что в купе тот с ним стал спорить. Толкнул рукой. Завязалась драка. Сергей схватил лежавший на столике нож, попытался ударить Владимира в грудь. Он блокировал удар, левой рукой взял со стола другой нож и нанес им несколько ударов Ломину-Подречному. «Я сделал это потому, что боялся за свою жизнь, так как Сергей в состоянии алкогольного опьянения способен на все», - заявил Щипачков. Куда девался труп, он не знает, потому как после инцидента лег спать. При выходе из поезда в Бресте думал, что его задержат, но все обошлось.

Вернувшись в Москву, Щипачков боялся не только ареста, но и расправы со стороны друзей Ломина-Подречного. Поэтому решил скрыться за границей. Через знакомого приобрел поддельный паспорт на имя Панаичева и выехал сначала в Венгрию, оттуда - в немецкий Гамбург, потом - в Варшаву. В сентябре 1993-го оказался в Белграде, где стал солдатом вооруженного формирования «Войско республики Сербской крайны». Участвовал в вооруженных конфликтах. Но ни наградами, ни новой семьей в Сербии не обзавелся.

В начале марта Смоленский транспортный прокурор Алексей Моисеев утвердил обвинительное заключение по обвинению Щипачкова по ст. 103 УК РСФСР «Убийство», ст. 327 УК РФ «Подделка документов» и ст. 322 УК РФ «Незаконное пересечение Государственной границы РФ». Материалы уголовного дела переданы в районный суд, началось предварительное слушание.

Имена, фамилии и название фирмы в тексте изменены.

Оценить новость
Рейтинг 0 из 5 (0 оценок)


Загрузка комментариев...
Читайте также
В Смоленске задержали торговцев наркотиками
26 минут назад
51
Двое молодых людей зарабатывали, делая «закладки» амфетамина...
Смоляне могут помочь нуждающимся продуктами
37 минут назад
61
В Смоленске заработали первые контейнеры для сбора продуктов...
Смолянам нужно поставить на учет объекты, оказывающие негативное воздействие на окружающую среду
41 минуту назад
74
Что будет с Красным Бором
57 минут назад
191
Губернатор Алексей Островский в эфире передачи «Лицом к обла...

Опрос

Какой подарок вы хотели бы на Новый год?


   Ответили: 658