Воскресенье, 09 декабря 2018 года

Погода -1..1 С о

Олег Кузьмищев: «… И что я здесь делаю?!»

Культура 15:45, 16 февраля 2018
Олег Кузьмищев: «… И что я здесь делаю?!»

Пожалуй, Олег Кузьмищев - самый харизматичный актер Смоленского драмтеатра. Стоит ему выйти на сцену, во тьму зала начинает бить сногсшибательная, сумасшедшая энергетика. Слово, жест - и атмосфера мгновенно накаляется, пространство рассыпается фейерверком электрических искр.

Кузьмищев может просто молчать, и этой повисшей в воздухе паузы вполне достаточно для достижения эффекта завоевания зрителя. Он держит публику в кулаке! Как странно - этот невысокий человек со сцены кажется гигантом. И в то же время Кузьмищев - режиссер, не обделенный талантом. Подтверждение тому - его первые спектакли на сцене Смоленского драматического. «Ночь Гельвера» и «Отец», слишком серьезные, заостренные на психологии, повернутые «внутрь человека». «Нужно хоть в чем-то оставаться Сократом», - убежден Кузьмищев. И - остается. И он не прочь пошалить… 15 февраля актер и режиссер, заслуженный артист России Олег Кузьмищев отмечает юбилей. Будьте любезны, Олег Александрович, выйдете на газетную сцену. Публика ждет, нетерпеливо выкрикивая с места: «Бис!»

Сыграно

На сцену Смоленского драматического Кузьмищев выходил в разных ипостасях, сыграв около 40 ролей. Сложно сказать, какое из его актерских воплощений наиболее удачно - да все хороши! Он и Меркуцио, и Стенли в «Трамвае «Желание» Уильямса - страстный, неуживчивый и злой, хамовитый Городничий в новаторском «Ревизоре» Анатолия Ледуховского, и демонический Зыков в горьковском «Грехе»… Огольянц в «Этюдах любви» Поповой и еврипидовский Ясон.

Для него неважно, какая роль, маленькая или большая: «Хочется, чтобы роль была интересной. Вот и начинаешь выбирать персонажа, которого еще не пробовал. Или - текста поменьше». Кузьмищев не лукавит. Ему, философу, революционеру и антагонисту, тесно в «ролевых» рамках - неважно, сценические они или общечеловеческие.

Олег Александрович нашел выход: «Чтобы понять пронзительные вещи, нужно время, а тебя могут просто не дослушать. Поэтому лучшее, что есть на этом свете, - это книга. По крайней мере, я так считаю. Лампу включил, дверь притворил, открываешь ее и ныряешь в огромный мир».

Режиссура - лишь одна из уловок ухода в иную реальность? Почему актер Кузьмищев пошел в режиссуру? «Наверное, решающую роль сыграли темперамент и мое отношение к жизни, - говорит заслуженный артист РФ. - Захотелось с разных точек рассмотреть сложную ситуацию, происходящую со многими людьми, самому попробовать ее решить! И, возможно, ошибиться. Мы же люди, а не боги. В любом случае, режиссер ставит спектакль для себя, а не для того парня… с треугольной головой, который прилетел с планеты Марс. Все равно ты не знаешь, чего он хочет. Лично мне режиссура представляется веселым занятием».

Поставлено

На счету чтеца душ человеческих Олега Александровича 21 режиссерская работа - яркие, авантюрные и смешные новогодние представления, комедии, трагифарсы, психологические драмы. Кому-то запомнились его драматургические «ситкомы» - «Боинг- Боинг» Камолетти или «Клинический случай» Рэя Куни. А кто-то до сих пор вздыхает по его «Отцу» Августа Стриндберга и мечтает о «Ночи Глельвера» (Ингмар Вилкист) и «Королеве красоты» Мак-Донаха. Он и на наше все замахивался году этак в 2009-м, превратив «Маленькие трагедии» Пушкина в задорный актерский балаган. Ставил Мольера, Гоголя и Чехова. Причем очень просил журналистов и критиков «не драматизировать Антона Палыча»! Василия Шукшина на смоленской сцене не было. В 2015 году Олег Кузьмищев на свой страх и риск решил исправить эту досадную оплошность и вернул на сцену шукшинских «чудиков» - правдолюбов и спекулянтов - делопутов в спектакле «…И что я здесь делаю?!». Воскресил колорит мещанской атмосферы с ее фикусами и пальмами, мелкотравчатым воровством и жульничеством, жесткими койками вытрезвителя и хромыми судьбами попавших в его негостеприимные объятия «гомо советикус» от профессора до слесаря. И даже позволил себе реанимировать Еврипида, усадив в битловскую «желтую подводную лодку» Медею… В 2007 году мало кто мог позволить себе такую вот разухабистую эклектику, да еще на Большой сцене!

«Медея» в эксцентричной интерпретации Олега Александровича приобрела свежее актуальное звучание «в стиле рок». Это был настоящий «космос в электронной аранжировке»!

У Кузьмищева весьма оригинальный подход к музыкальному оформлению спектаклей - каждая его постановка носит отпечаток режиссерских предпочтений «гармонии шума», написанного прогрессивным человечеством. Недавние работы режиссера - гоголевская «Женитьба» и тургеневский «Нахлебник». Дай бог, не последние. На вопрос, на каком театральном языке нужно разговаривать со зрителем сегодня, Кузьмищев со свойственной ему прямотой и резкостью отвечает: «Да на любом языке, лишь бы разговор не был примитивным, пошлым. Мир такой разнообразный, на сцене есть место и авангарду, и психологическому театру. Жаль, что сегодня человек не может высочайшую, самую глубокую мысль донести до каждого. Пророком быть не-воз-мож-но! Помилуйте, кому в XXI веке придет в голову выйти на площадь и вещать: «Ребята, так жить нельзя! Не делайте этого, остановитесь!»? Тебя в этом замученном мире никто не услышит. И я мир не осуждаю, деваться все равно некуда! Я другого мира не видел, и вы в ином измерении жить не будете, поэтому нужно его принимать таким, какой он есть. Хоть на голове стой, но сумей предложить людям ИНТЕРЕСНЫЕ мысли для размышления!»

Бал монстров и игры мотыльков

В 2012 году Олег Кузьмищев так и поступил - поставил, пожалуй, один из лучших спектаклей драмтеатра - интеллектуальный трагифарс «Королева красоты» по одноименной пьесе ирландского драматурга Мартина МакДонаха, удостоенной премии Лоуренса Оливье. Постановка вызвала неподдельный интерес у зрителя. Еще бы! Мак-Донах - новое явление в современной драматургии. Как сказал о нем один британский театровед, «это первый великий драматург ХХI века, который привнес в театр новый язык, новую поэтику, иные, порой весьма нестандартные взаимоотношения между героями».

«Мне кажется важным затронуть вечную, тургеневскую проблему отцов и детей, не опускаясь при этом до буквального, плотско-физиологического, психического конфликта, - считает Олег Кузьмищев. - До каких пор ты имеешь право влиять на другого, зависимого от тебя человека, которого впоследствии ждет свой жизненный путь? Разве ты знаешь, что творится в чужой душе? У нас была изначальная задумка назвать спектакль «Королева Лир», тем самым приоткрыв взаимоотношения между матерью и дочерью, которую мать насильно удерживает и подминает под себя. Образно говоря, «Король Лир» наоборот. Но причина, почему мать ее не отпускает, остается между строк. Зрителю предлагается «прочитать» этот невидимый текст и понять, почему все это происходит».

Кузьмищев не захотел раскрывать карты, предоставив возможность зрителю самому прочесть и понять иероглифы смысла, начерченные им (и художником-постановщиком Николаем Агафоновым) на ткани спектакля, душную атмосферу которого оттеняет изысканная стилизация под ирландский фолк.

Фабула «Королевы красоты» закручивалась спиралью вокруг семейной трагедии. Морин (Инна Флегантова) истязает больную мать, Мэг Фолан (Галина Круть) а та, брошенная детьми, забывшими даже дату рождения своей матери, отыгрывается на сорокалетней дочери, запутавшейся в цепких силках одиночества и тоски надвигающегося безумия. Казалось, что слепая ненависть пронизывала каждый сантиметр сценического пространства, разделенного грязным стеклом, пленившим мечтающих о любви мотыльков!

Критики высоко оценили постановку Олега Кузьмищева - «Королеву красоты» постигла судьба «фестивального» спектакля. А, как известно, на фестивали везут лучшее. Олег Кузьмищев лишен боязни, что зрители не примут его спектакли: «Назовите меня циником, но я равнодушно отношусь к таким вещам. Мне интересен зритель, который кричит из зала: «Я понял! Спасибо!». Для этого ты и живешь».

Принцип «биологического разнообразия»

Что соблазнительнее на вкус изощренного в яствах гурмана: сочные баварские сосиски и франкфуртская кислая капуста, ароматный жульен, запитый бокалом бордо, или все-таки обезжиренный йогурт на завтрак, обед и ужин? Настоящий гурман предпочитает разнообразие в еде и в… постели! Именно такого принципа «биологического разнообразия» во всех отношениях придерживается главный герой пьесы Марка Камолетти «Боинг-Боинг» Бернар (Арсен Казарян), закрутивший роман с тремя сексапильными стюардессами. Они взлетают, садятся, но никогда не встречаются! В 2011 году на сцену драмтеатра приземлился «Боинг-Боинг» Олега Кузьмищева, порадовавшего зрителя идеальным спектаклем для легкого и непринужденного отдыха. «Нужно было поставить что- то комедийное, и я решил: «Почему бы не рискнуть?» - еще ни разу в жизни не брался за комедию, - признался Олег. - Да и зачем кривить душой, оправдываться: «Мы делаем то, что хотим». Нет. Время такое, людям надо веселое. На смешные спектакли приходит больше зрителей, такие постановки дольше живут».

«Боинг-Боинг» довольно долго не сходил со сцены. Ситком, но на редкость изящный и стильный благодаря безупречному вкусу художника-постановщика Светланы Архиповой и музыкальной оправе Дмитрия Монахова, к которой приложил руку Олег Кузьмищев. Режиссер лично вплел в звуковую палитру постановки свойственные именно ему, и больше никому музыкальные компоненты, придавшие комедии витающий в воздушном пространстве оттенок эротизма.

«Чихать я хотел на все, что пытается меня сломать!»

В 2013 году он реализовал свой давний замысел - поставил чеховского «Иванова»: «Из множества пьес выбираешь ту, реализация которой дает возможность донести свои мысли и чувства до людей. Откладываешь пьесу в сторону и потом, при случае, снова возвращаешься к ней. Удобный случай представился - я вернулся к чеховскому «Иванову». В этой пьесе заключен космос…»

Кстати, после премьеры первого драматургического опыта Чехова, состоявшейся в 1887 году, разразился… скандал. «Иванова» называли «глубоко безнравственной, нагло-циничной, отвратительнейшей стряпней».

В герое пьесы критики увидели «вопиющего мерзавца»! Более того - «психически больного субъекта», хотя сам Антон Павлович неоднократно упоминал, что аккумулировал в пьесе драму целого поколения «надломленных, тоскующих, живущих без цели, но рвущихся к ней людей».

«Лично я не вижу ничего анормального в поведении Иванова, - признался режиссер. - Вполне вменяемый человек, который попал в беду. Потерял смысл жизни, внезапно осознав, что его проекты и попытки быть оригинальным, замахнуться на весь мир привели к краху. Общипали Иванова со всех сторон, вот он и… устал? Нет, наш Иванов не утомлен жизнью. Он кусается, сопротивляется, застрелившись в финале. Плевать он хотел на всех. Надоел ему этот балаган!»

Тогда мне показалось, что Олег Кузьмищев сделал спектакль «для себя» и «под себя», аккумулировав свои переживания и мысли в Валерии Брыксине. Он не скрывает: «Чихать я хотел на все, что пытается меня сломать. Сломаюсь сам, как ветка. Но это не значит, что боюсь этого».


Автор: Анастасия Петракова


Добавьте «Рабочий путь» в ваши источники в Яндекс.Новостях




Загрузка комментариев...
Читайте также
Кто первенствовал на легкоатлетическом турнире в Смоленске
сегодня, 21:30
Традиционные соревнования имени Героя СССР Владимира Курилен...
«Снега по колено, везде каша». Смоляне недовольны уборкой улиц
сегодня, 21:05
В социальных сетях жители Смоленской области сравнили работу...
У жителей райцентра Смоленской области из крана побежало «пиво»
сегодня, 20:46
В социальных сетях жители Рославля опубликовали пост, в кото...
Смолянку шокировал букет от любимого мужчины
сегодня, 20:27
В социальных сетях жительница Смоленска опубликовала жалобу ...

Опрос

С чем у вас ассоциируется Новый год?


   Ответили: 1127