Пятница, 15 декабря 2017 года

Погода 1..3 С о

«Мужское - женское» Марии Метлицкой

Культура 12:17, 04 декабря 2017
  «Мужское - женское» Марии Метлицкой

2 декабря в магазине «Кругозор» состоялась презентация романа Марии Метлицкой «Его женщина».
Каждой книге москвички Марии Метлицкой присуще особое свойство: она затягивает читателя в свое чтиво и… долгое время держит его «под обложкой». И ты начинаешь ощущать себя героем ее романов, повестей и рассказов, невольным соучастником автора, подглядывающим в «Чужие окна». По статистике, 90 процентов мужчин и женщин признаются в невольной слабости – хотят узнать, как живут другие.

Читая книги Марии,, невозможно остаться равнодушным, даже если… очень захочется! Каждого персонажа, неважно, положительного или отрицательного, она любит одинаково. Главные образы очень детальны. Это позволяет публике максимально погрузиться в мир книги. Часто ее произведения оставляют место для загадки. И на финальной странице автор дает герою выбор: оставаться на месте или двигаться к добру и свету.
«Вы еще не знакомы с моим творчеством? Тогда у вас только счастье впереди!» – уверена  Мария Метлицкая.

          «Чем больше читают автора, тем он счастливей»

- В современной литературе существует понятие «женской прозы». Женская – потому что женщина написала книгу? Или же это гендерное, скептическое отношение мужчины к творчеству представительниц слабого пола? Ни для кого не секрет: многие авторы-мужчины и критики заранее относят созданное женщиной произведение к некачественной прозе.

- Словосочетание «женская проза» всегда звучит с легкой иронией, но ничего ужасного в этом нет, - не скрывает Мария. - Мои героини – женщины, и это - часть человечества, которую я люблю больше, чем мужскую, и отношусь к ней с большей симпатией. Простите меня, мужчины! Кто у нас ходит в театр, на выставки и творческие вечера? Ходят – женщины. Читают – женщины! Хотя рациональное зерно в вопросе, который мне часто задают, есть: «женскую прозу» унижают – серьезные критики стараются обходить авторов-женщин стороной.

По-моему, есть хорошая проза, и плохая. Лишь гении не подлежат гендерной, критической оценке «мужское – женское». Марина Цветаева, как и Анна Ахматова, – поэты не женские, всечеловеческие!

Недавно профессор из Санкт-Петербурга Маша Черняк задалась вопросом, что такое, по моему мнению, массовая литература? Я ответила честно: массовая литература – это авторы с большими тиражами. Привела в пример Дарью Донцову, которую сегодня ругают все, кому не лень. Мы стыдливо забыли, что Донцова дала многим людям таблетку счастья и поддержала морально в трудную минуту, помогла найти выход из критической ситуации. Хотите вы того, или нет, но в ее произведениях есть душа!

Я положительно отношусь к массовой литературе – чем больше читают автора, тем он счастливей. В обратном вы меня не убедите!

Критикам ближе интеллектуальная литература, и я, как профессионал, сразу же открываю последнюю страницу и вижу: «тираж - 1000 экземпляров». Книгу, которую с удовольствием прочла я, прочтут еще 999 человек, потому что она – не для всех. Массовая литература – простая и трогательная, как песни Анны Герман.

Давайте договоримся так: нам нравится книга, и мы ее читаем. А как это называется? Не все ли равно!

«Дискета – мой персональный Бог»

- Вы закончили мединститут, работали по специальности, а потом выбрали стезю домохозяйки. Благополучный, довольный всем человек лишь в редких случаях обращается к творчеству. Даже Антон Чехов начал писать исключительно из-за материальных затруднений. Что побудило писать Вас?

- Я – человек земной, приземленный. У меня тоже, как и у многих простых смертных, много проблем. Ухаживаю за больной мамой, перенесшей три инсульта. Хорошо, что теперь у меня есть помощник, иначе бы я не справилась… Я – жена, мама, бабушка. Ничто человеческое мне не чуждо!

Говорю совершенно искренне: однажды я тяжело заболела. Это была не измена, и не разрыв с любимым мужчиной – я потеряла ребенка. Нужно было как-то выбираться из этой кошмарной ситуации, но как? Меня завалило камнями, хоть на кладбище ползи! Решила, что на кладбище еще рано, надо жить, повоевать еще немножко. Решила найти хобби, которое отвлечет меня от грустных мыслей, занять руки работой. Пошла в Дом художников, записалась на курсы росписи тарелок и декупажа. Сидела на даче и расписывала старые шкафы, абсолютно не имея склонности к творчеству! Меня не оставляла мысль: «Это – не твое!»

Однажды, сидя на своей восьмиметровой террасе, неожиданно для самой себя начала писать в тетрадке рассказики. Муж поинтересовался: чем я занимаюсь в свободное время? Прочла ему свои вирши. Муж – человек эмоциональный, расплакался: «Это прекрасно!» Я нашла других слушателей, те вторят: «Нужно показать твои рассказы профессионалам, наверняка оценят!»

Наудачу выписала адреса несколько издательств, племянница распечатала тексты и скопировала их на дискетах. Собралась с духом и отправилась с мамой на Всероссийскую книжную ярмарку на ВДНХ. Мотались по ярмарке, как бедные родственники, пытаясь всучить дискеты хоть кому-нибудь!

У меня спрашивали: «А что у вас там?» - «Рассказы». – «Рассказы нам не нужны», - отвечали менеджеры, сидевшие у входа на литературный «Олимп». А на «Олимпе» сидели на возвышениях АВТОРЫ, презентовавшие свои книги. Могла ли я предположить, что пройдет пять лет, и я сама выйду на авансцену?! Нет!

Но у меня был мой персональный Бог – дискета. Ее совершенно случайно прочел один человек, вернее, «человека». Я не мистик, но это была совершенно мистическая штуковина. «Человека» нашла пять минут, чтобы ознакомиться с текстом, и удача улыбнулась мне! Через несколько дней раздался звонок: «Вас беспокоит издательство АСТ. У вас есть еще рассказы?». – «Есть». – «Готовьте к изданию!» Чуть не плачу: берут! С руками отрывают!

Пошли пересуды: «Так не бывает. Метлицкую проплатили. Муж постарался». Какой там муж! У супруга рейдерским захватом отобрали бизнес. Да нам кушать в ту пору было нечего. Была я – молодая женщина, которая не рвалась в писатели. Прошло несколько лет, и в разговоре один умный человек озвучил прописную истину: «У тебя получилось, потому что ты не шла к цели сложным путем и не ставила никому подножек».

Мои умозаключения подтвердила замредактора издательства: «У тебя счастливая писательская судьба…». А ведь правда: сошлись звезды, и меня издают и читают.

Правда, отношения с издательством АСТ у меня не сложились: тираж – крошечный, тысяча экземпляров, да и обложка пошленькая. Но я была безумно рада – вошла-таки в большую литературу, и с удовольствием крутила в руках книжки, а написала-то всего две! На что муж пробурчал: «На бумагу «Снежинка» и ручки мы потратили больше, чем ты заработала». Истинная правда!

Прошло два года, и я забыла, что я – писатель. В 2010 году Москва задыхалась от жары. Первый инсульт у мамы, мне не до сюжетов, фабул и подготовки к изданию книг. И вдруг в мае раздается звонок: «Маша, Вам звонят из «ЭКСМО». Хотим предложить Вам авторскую серию. К августу напишите новую книгу, ждем!»

Компьютером не владею, так быстро написать книгу нереально! Но если жизнь дает человеку шанс, им нужно непременно воспользоваться! Вот так со мной произошло «обыкновенное чудо», и теперь ежегодно у меня выходят три книги. Писательский труд – это не рабство на галере, я сама себе хозяйка, работаю по четыре – пять часов в день, придерживаясь «дедлайна» - физически не могу подвести людей, которые от меня зависят!

«Я - профессиональный читатель!»

- Вы находите время читать других авторов?

- Читаю с восьми лет, даже выложила в сеть Facebook снимок, где мне семь лет: лежу на диване с книжкой и вазочкой ржаных сухариков. Читаю каждый день, и с большой осторожностью отношусь к женщинам, которые заявляют, что им некогда взять книгу в руки. Пятнадцать минут перед сном, в поезде – читающий человек всегда найдет время прочесть несколько строк в день.

Раз в месяц непременно посещаю книжные развалы. Перед походом в книжный магазин мониторю новинки и знаю, что именно хочу купить.

- У Метлицкой есть любимые писатели?

- Конечно! Например, моя приятельница Маша Трауб. Я не согласна с мнением критиков, что я – «повзрослевшая Трауб». Иногда меня сравнивают и с Викторией Токаревой. Страшно робею: для меня Токарева - патриарх, учитель. Она для всей женской аудитории была глотком свежего воздуха – говорила на понятном женщинам языке, остроумно, тонко, остро!

Мы – разные, хоть аналогия с Токаревой лично для меня большой комплимент. Что касается Маши Трауб, она более физиологична и жестка.

- Как профессионал, что посоветуете почитать на досуге?

- Одно из моих последних открытий – Ирина Муравьева. Сильный автор!

Гузель Яхина - замечательная писательница! «Зулейха открывает глаза» - тяжелый роман, но я осилила его дважды. Яхину перевели на все языки, поставили в театрах, и теперь я с трепетом жду вторую книгу Гузель! Понимаю, почему она медлит с новым произведением – Яхина настолько высоко подняла планку, что ей нужно быть готовой к новому подвигу. Прочтите роман «Зулейха открывает глаза». Это - гениально!

Проза жизни

- Вас читают не только женщины, но и представители сильного пола. Чем вам удалось покорить читателей – мужчин?

- На презентации в издательстве «Молодая гвардия» мне задали подобный вопрос. Понравилось замечание одной женщины, которая сказала: «Проза Метлицкой – это не женская литература. Это – проза жизни». Мужчины стесняются и не хотят признаваться в том, что читают книги подобного формата. А ведь есть и такие! И меня это обстоятельство радует. Некоторые вообще не скрывают, что с нетерпением ждут моих новых книг.

Знаете, почему меня читают мужчины? Хороший знакомый, проштудировавший сборник моих рассказов, разоткровенничался: «Я стал лучше понимать жену». У меня есть рассказ про аборт. Так вот, мой приятель признался: «Я и представить себе не мог, что чувствует женщина в этот момент. Ты открыла для меня сокровенные тайны женской психологии».

«70 процентов выдумки и 30 – личный опыт»

- Вы придумываете своих персонажей и сюжеты произведений, или берете их из реальной жизни?

- Говорить о том, что темы и сюжеты мне посылает Господь, пафосно. Честное слово, не понимаю, как происходит этот процесс. Иногда интересные видения ко мне приходят во сне, а сплю я очень тревожно. Моя подруга смеется: «Я уже лет 30 страдаю бессонницей, и ничего интересного во сне не увидела!». На что моя мама резонно заметила: «Потому что Маша – писатель, а ты – нет».

- Толчок к написанию рассказа?

- Это может быть любое ключевое слово. Слышу какую-то фразу, и у меня в голове происходит щелчок. Однажды я сидела в аэропорту Шереметево. Вижу пару – стройную женщину лет сорока в платочке и мужчину. Чувствую, что между ними разлад. Женщина подходит к окну, она не хочет приближаться к мужчине, с которым летит в Иерусалим (мое предположение), «в одной связке»! А он спокойно сидит и что-то мониторит в айфоне… Вот и все, что я увидела! Подумалось: страдающая от бесплодия женщина хочет использовать последний шанс, вымолить в Иерусалиме ребенка. Вот из какого сора появляются на свет мои произведения.

Однажды я прочла у Высоцкого: «В моих стихах 90 процентов выдумки и 10 процентов жизненного опыта». Мне кажется, у меня в рассказах, романах и повестях 70 процентов выдумки и 30 – личный опыт. Это – правда!


Автор: Анастасия Петракова


Загрузка комментариев...
Читайте также
Федеральный  центр  травматологии, ортопедии и эндопротезирования поздравили с 5-тилетним юбилеем
6 минут назад
В торжественном собрании принял участие Губернатор Алексей О...
Пожар в доме унес жизни двух смолян
56 минут назад
Трагедия произошла 15 декабря в шестом часу утра в деревне П...
В Смоленске иномарка «подрезала» трамвай
сегодня, 17:00
Дорожно-транспортное происшествие с участием «Ауди» и трамва...
В Смоленске сотрудники органов ЗАГС отметили профессиональный праздник
сегодня, 16:40
В Культурно-выставочном центре имени Тенишевых состоялось то...

Опрос

В Госдуме предлагают ввести социально-психологическое тестирование среди учащихся школ на предмет употребления наркотиков. Ваше отношение к этому?


   Ответили: 1174