Воскресенье, 19 ноября 2017 года

Погода 0..-2 С о

«Есть только миг…»

Культура 17:00, 21 августа 2017
«Есть только миг…»

Композитор Александр Зацепин рассказал на «Славянском базаре» о творческом союзе с Леонидом Гайдаем, взаимоотношениях с властью и ссоре с Аллой Пугачевой.

«Мне повезло, что Гайдай поссорился с Богословским»

- Как случилось, что вы написали музыку почти ко всем гениальным фильмам Леонида Гайдая?

- Мне повезло, что Гайдай на съемках «Самогонщиков» поссорился с Никитой Богословским. Образовался вакуум, и Леонид Иович предложил написать музыку мне. Ему понравилось! Что было бы, если бы той ссоры с Богословским не случилось? В «Бриллиантовой руке» и «Кавказской пленнице» просто звучала бы другая музыка.

- Александр Сергеевич, расскажите о вашей работе с поэтом Леонидом Дербеневым. Что появлялось раньше: слова или музыка?

- У меня обычно музыка раньше рождалась. В голову что-то придет, я запишу и положу. Вдруг фильм снимают - а у меня подходящая мелодия уже есть. Поэт уже потом пишет стихи на эту музыку… Однажды, правда, было наоборот. Леня Дербенев принес мне песню «Остров невезения» и предложил показать Гайдаю. Я написал музыку. Но по сценарию в «Бриллиантовой руке» должна была быть только одна песня, и ее уже записали - «А нам все равно!».

Мы принесли новый хит Леониду Иовичу, ему мелодия понравилась, но он развел руками: «Нет места! Кто мне даст столько метража?» Я быстро нашелся: «Помнишь, Миронов с Никулиным на палубе разговаривают? Давай туда!» Он согласился…

Когда не стало Дербенева, я предложил сотрудничество Ларисе Рубальской. Но она сказала, что не может писать стихи на готовую музыку… Каждому свое.

- Как вы относитесь к новым версиям своих песен в исполнении современных артистов?

- Я это только приветствую. Новая манера исполнения, новая аранжировка… Если это талантливо, то почему нет? А если просто плохая копия оригинала, тогда неинтересно. Аранжировка - великое дело. С помощью нее можно воскресить любую мелодию. Был такой композитор в моей молодости - Василий Соловьев-Седой. Он написал песню, которую исполнила ленинградская певица под оркестр народных инструментов. Прошло два года, но мелодия не стала популярной. Потом Соловьев-Седой придумал новую аранжировку и нашел Володю Трошина, который ее спел. Так мир услышал «Подмосковные вечера».

- Вас не удивляет то, что музыку к кинофильмам стали называть саундтреками?

- Что ж тут удивляться, когда я иду по крошечной улице в маленьком городе, а на вывеске написано «секонд-хэнд». Зачем? Американцы там не ходят, а люди моего поколения практически не знают английского. Можно было бы просто написать: «Комиссионный магазин». Раньше были актерские пробы, а сегодня это называется кастинг. Почему нам так нравятся заимствования, я не знаю.

«Выучить путь звезды и развести сады…»

- Музыка к фильму «31 июня» очень отличается от той, которую композитор Зацепин создал раньше…

- Это было в начале 1970-х. Моя дочь Лена училась в 9-м классе. Она пришла после школы и сказала: «Ты знаешь, папа, а мальчики сказали, что ты пишешь музыку для своего поколения!» Меня это задело. Начал переживать, что старею. «Папа, тебе надо послушать современную музыку. Раз миллионам это нравится, значит, в ней есть что-то хорошее!» И я стал слушать The Beatles, The Rolling Stones и Earth Wind&Fire. Музыку для фильма «31 июня» я пытался сочинять в их стиле.

- Ваши песни в этом фильме исполнила Татьяна Анциферова. Вы общаетесь сейчас?

- У нее очень сложная жизнь. Недавно Тане сделали операцию, во время которой задели голосовые связки. Теперь она не может петь так, как раньше. У нее умер муж, сильно болен сын: сидит в комнате и не выходит, боится… Она, конечно, бедствует. И я по возможности ей помогаю.

- Сегодня вы чувствуете в себе силы написать хит, который встал бы в один ряд с вашими песнями к кинофильмам Гайдая?

- Я уже давно не пишу песни.

- Почему?

- Нет ни поэтов, ни режиссеров, ни исполнителей… Такие певицы, как Пугачева, рождаются нечасто. Представьте себе творческую синусоиду. Вот сейчас мы внизу. Будем ждать, когда поднимемся. И потом, вы думаете, что песню так легко раскрутить? Раньше фильмы «продвигали» песни. И это был честный отбор: те мелодии, которые трогали сердца миллионов людей, оставались в народе. Кто помнит фильм «Отважный Ширак»? А песню «Волшебник-недоучка», спетую Аллой Пугачевой для этого фильма, знают все! Сценарий для картины писал Аркадий Инин. И там было две песни: одна веселая, другая лирическая. Аркадий мне сказал: «Ты знаешь, Саша, веселая умрет, а лирическая останется. Вот увидишь!» Все случилось с точностью до наоборот.

- Раз уж вы упомянули Пугачеву… Мы все помним про ваш давний конфликт с ней после фильма «Женщина, которая поет». Сейчас отношения изменились?

- Я больше не работал с ней. Но мы встречались, она выступала на моем 75-летии. Потом виделись в Юрмале... Так что периодически мы общаемся - раз-два в год. Иногда по телефону.

- Но былой обиды уже нет?

- Нет, все прошло.

Как Брежнев «Бриллиантовую руку» спас

- Что вам нравится из современной музыки?

- Я мало слушаю, потому что много работаю. Пишу мюзиклы по восемь часов в день. Поймите, музыка - это моя работа. Я ее не могу просто так слушать, сразу начинаю анализировать. Сейчас работаю за компьютером, но от него очень сильно устают глаза, а от наушников - уши.

- Как вам вообще этот технический прогресс?

- Великолепно! Представьте, я играю, а на мониторе сразу ноты появляются. 30 лет назад о таком можно было только мечтать!

- Многие композиторы признаются, что не знают нот. Как вы к этому относитесь?

- Знаете, чтобы писать музыку, не надо иметь профессионального образования. Народ же как-то сочинял народные песни. Другое дело, что мелодию надо аранжировать для инструментов, а для этого, конечно, нужно знать нотную грамоту.

- Откуда вы берете идеи для своих песен?

- Это задача поэтов. Конечно, обязательно читаем сценарий фильма. Как это было с песней «Есть только миг» в картине «Земля Санникова». Хотя… «Песенка о медведях» не была связана с сюжетом «Кавказской пленницы». И Гайдай предъявлял нам претензии: «Мы снимаем фильм на Кавказе, а песня у нас про белых медведей!» Но мы с Дербеневым легко парировали: «Песня-то студенческая! На юге жара, а они мечтают о прохладе…»

- Власть очень ругала вас за песню «Есть только миг», обвиняла в мещанстве… Часто ли приходилось сталкиваться с такими нападками?

- Нечасто. В то время было сложно просто написать песню и принести ее на радио. Ее там изучали со всех сторон. Но я не писал песни по заказу радио. И мне было проще. Когда я приносил песню, скажем в «Доброе утро», и мне говорили, что нужно какой-то куплет перепеть, я только разводил руками: «Ничего не могу сделать. Эта песня в таком варианте уже звучит в кино». И цензорам было просто некуда деваться.

Когда Гайдай снимал «Бриллиантовую руку», им были очень недовольны «наверху»: «Ну, Леня, мало того что у тебя фильм криминальный, так там и песни бандитские звучат. Тут надо все вырезать!» Но тут вмешался случай: Леонид Брежнев заскучал на даче в выходные и попросил прислать какую-нибудь новую комедию. Ему привезли «Бриллиантовую руку». Он два раза посмотрел, в понедельник позвонил в главк и сказал: «Замечательная комедия, выпускайте скорее!» А у Гайдая же еще и атомный взрыв был в конце. Ему начальство говорит: «Ты хоть его убери!» Он с сарказмом отвечал: «Я подумаю». У Леонида Иовича был такой прием: он умышленно делал «на вырез» какие-то вещи. Комиссия требовала их убрать, Гайдай соглашался, но взамен отстаивал нужные сцены. Позже этим пользовались даже на телевидении.

«Сны обманчивы!»

- В чем секрет вашей молодости?

- Ой, что вы, какая молодость? Она уже прошла…

- Вам помогает умение никому не завидовать или ежедневная зарядка?

- И то и другое. Пока делаешь зарядку - точно никому не завидуешь (смеется). Я стараюсь всегда быть радостным и веселым. Какие-то неудачи стараюсь мгновенно забыть. А еще нужно обязательно двигаться. По утрам делаю 20-минутную зарядку. В ней есть три сложных упражнения из йоги.

- Как вы отдыхаете?

- Сейчас живу у дочери во Франции, совсем недалеко от Женевы. И Лена заставляет меня ходить. Для меня это каторга! Потому, что в это время я ничего не могу делать – только смотрю по сторонам. Но полчаса в день обязательно стараюсь гулять… Раньше, в Советском Союзе, в распоряжении композиторов были Дома творчества: в Репине под Ленинградом, в Иванове, в Грузии, Армении… Там я нередко отдыхал. До обеда писал музыку, после обеда играл в волейбол, ходил на речку. А потом опять работал до вечера. Вот самый хороший отдых!

- Вам снятся сны?

- Иногда снится, что сочинил хорошую песню. Даже запоминаю ее. Утром встану, сыграю - полная галиматья. Сны так обманчивы…

- Считаете ли вы себя человеком мира или в вас живет исконно русская ностальгия?

- Конечно, я остался русским. То, что я живу во Франции, ничего не значит. Да, мне нравятся и Париж, и Рим... Но мои корни здесь, в России.

- Что вы пишете сегодня?

- Сейчас ищу трагическое произведение, чтобы создать новый мюзикл. Перечитал «Бесприданницу» Островского… Непременно хочу, чтобы это было что-то русское. Как говорил в «Бриллиантовой руке» герой Никулина о халатике с перламутровыми пуговицами: «Будем искать!»


Автор: Мария Демочкина


Загрузка комментариев...
Читайте также
71-летнего мужчину, пропавшего в Смоленске, нашли мертвым
20 минут назад
О том, что пенсионер погиб, сообщает поисково-спасательный о...
Участковый спас смолянку от нападения сожителя
сегодня, 13:36
Жители Заднепровского района написали письмо в приемную През...
У смолянина с дачи украли металлический вагон
сегодня, 13:02
50-летний житель Смоленского района обратился в полицию Ярце...
Смолянку обвиняют в ложном доносе на своего сожителя
сегодня, 12:32
31-летняя жительница Монастырщинского района обратилась в по...

Опрос

Где вы планируете  встречать Новый год?


   Ответили: 294