Понедельник, 05 декабря 2016 года

Погода -7..-9 С о

Народная

Культура 12:00, 06 сентября 2007

В репертуарном багаже этой смоленской актрисы великое множество как комедийных, откровенно фарсовых ролей (бабка Феня в спектакле «Арестуй меня, потом я тебя...» - лучшая роль сезона 1989/1990 гг., Серафима в комедии «Самоубийца» по пьесе Н.Эрдмана), так и исполненных тончайшего психологизма работ (главная роль в трагикомедии «Контесса» М. Дрюона, роль Варвары Ивановны в «Касатке» А.Толстого). Она поистине народная артистка, народная не по статусу, а по таланту и призванию.За 45 лет, отданных смоленской сцене, народная артистка РФ Людмила Сичкарева сыграла более ста ролей, причем половина из них - главные. И ни одной проходной, невыразительной, скучной! Каждая роль - взрыв, выстрел, оставивший яркий след в памяти российских театралов. Сегодня Людмила Александровна отмечает 70-летний юбилей...

Внешнюю экстравагантность роли актриса подкрепляет психологической продуманностью, выверенностью каждого жеста и интонации. Так, бывшая железнодорожница Сверчкова («Аккомпаниатор» А.Галина) с ее комичными подозрениями относительно тараканьего яду, блестяще сыгранная Сичкаревой, столь смешна, что, несмотря на всю серьезность поднимаемых в спектакле проблем, чуть ли не каждое слово Сичкаревой сопровождается взрывом смеха. Так что не зря театровед И.Муравьева, зам. главного редактора газеты «Дом актера», назвала эту работу ярким событием в театральной жизни России.

- Людмила Александровна, что для вас театр?

- Образ жизни. Самая главная часть бытия, без которой невозможно ни-че-го! Любовь всей моей жизни, которой я никогда не изменяла. Я выросла в актерской семье, где главной семейной ценностью был театр. Не только мои родители, но и бабушка с дедушкой работали на подмостках, так что страсть к сцене мне передалась с генами.

- Вам с детства знакомы и глянцевая сторона театра, и его изнанка - нервные срывы, интриги закулисья...

- Когда играешь, отдаешь себя всецело и без остатка зрителю, не щадишь своих душевных сил, но как хорошо становится потом... Бывает, собираешься в театр, давление шалит, там кольнет, здесь хрустнет. Переступаешь порог гримерки, садишься за столик и начинаешь потихоньку сосредотачиваться. Третий звонок - и у тебя уже ничего не болит, ты забываешь про давление и лишь чувствуешь, как твой пульс зашкаливает за 200 ударов в минуту. Выходишь на сцену и преображаешься! Ты снова молода, наэлектризована счастьем. Ты ЖИВЕШЬ!

- Сцена - как наркотик?!

- Да! Я себя гораздо хуже чувствую, когда сижу без работы. Ощущаешь невольную тревогу, начинаешь прислушиваться к своему внутреннему голосу, который не всегда шепчет лестные слова. И жизнь сразу же становится серой и неинтересной.

- В последнее время у вас много работы?

- Я бы не сказала. Дело даже не в «много», а в ее качестве. Над хорошей ролью можно работать годами, переосмысливая ее глубинное содержание. Главное, чтобы роль была с ниточкой... Где судьба! И совершенно не важно, маленькая роль или большая. Я очень люблю эпизоды, но яркие, запоминающиеся! Самое интересное в работе актера - репетиции, когда плоская поначалу роль в диалогах с партнерами начинает обрастать плотью и образ становится осязаемым. Казалось бы, мы - профессионалы и не одну собаку... на сцене съели, но каждый раз оказываемся наедине с белым листом. Здесь не помогут ни возраст, ни опыт и мастерство. Вновь и вновь приходится играть заново, потому что новый режиссер создает свою заводь, и ты, попав в нее, обязан научиться плавать. Новая роль - как прекрасное дитя, в которое тебе придется вдохнуть жизнь. Многие думают, что жизнь актерская простая. Ан нет! И каждый раз, играя роль, волнуешься, будто в первый раз, и с годами волнение лишь нарастает - слишком велик груз ответственности.

- Зрителя не обманешь...

- От зрителя действительно многое зависит, и нередко не актеры, а публика нас заводит... Выходишь на сцену и сразу же чувствуешь настрой зала, культурный уровень присутствующих. Достаточно провести на подмостках три минуты, и все становится ясно. Спрашиваешь у коллег: «Какой сегодня зритель?» - «Много случайных, пришли поразвлечься...» - «А, не беда, прорвемся!» Однажды на гастролях мы давали «Аккомпаниатора», и в зале была одна женщина, которая повела за собой весь зал. Она так заразительно смеялась, так тонко, эмоционально воспринимала каждый эпизод, что к финалу все зрители начали дышать «в унисон», впитав в себя постановку без остатка. Это было потрясающе! Огромное значение имеет и человеческая культура. Если люди воспитаны в любви к театру, к музыке и книгам, с ними интересно работать. А в наше время с культурой плоховато, особенно у молодежи, чрезмерно увлеченной житейскими проблемами. Обвинять молодых грешно - им самим приходится всего добиваться в нынешней непростой жизни. Но мое сердце вот чем успокоилось: недавно я посетила маленький спектакль, который устроили работники одной из детских библиотек. Малыши самозабвенно играли сказку. Я даже всплакнула... И поняла: вот оно, не потерянное поколение. Я благодарна библиотекам, «возделывающим» детские души. Власть имущие, поддержите этих бескорыстных, благородных тружеников!

- Многие актрисы очень тяжело переживают период возрастных ролей...

- Я - характерная актриса и даже в молодости с радостью играла старушек. В первом спектакле «Дом Бернарды Альбы», сыгранном мною на смоленской сцене, я с радостью преобразилась в 80-летнюю сумасшедшую старуху Хосефу! А мне в то время было 27... Характерные роли - более емкие, яркие, глубокие. И таких возрастных ролей на моем счету великое множество...

- А какая любимая?

- Да все роли любимые. Я трудно переживаю расставание с ролью... Как же мне было жаль «Дорогую Памелу...», этот поистине бессмертный спектакль. Но и ему пришел черед сойти со сцены. Мы запустили его в середине 90-х. На страну обрушивались один за другим политические и экономические катаклизмы, а мы - играли. Смеялись сквозь слезы, когда было совсем не до смеха, сжимая рвущиеся нервы в кулаке... Денег у театра совсем не было, зарплаты задерживали, и декорации мастерили чудом, практически из ничего, станок-то совсем плохонький был, аварийный. И даже костюмы сшить было не на что. Помню, нашла себе платье - надевала его, когда мне и тридцать еще не стукнуло. И как в него влезла, ума не приложу! Платьишко привели в порядок, вот и стала я в нем играть свою любимую Памелу Кронки. Правда, на пятый-шестой сезон взмолилась: «Послушайте, расставьте вытачки, я же не могу ко второму акту на два килограмма похудеть!» Причин расставания с ролью масса: уезжают партнеры, уходит зритель. И спектакль уходит... Не хочу о грустном вспоминать! Хорошо, когда есть видеозапись, и ты хоть изредка можешь посмотреть дорогую твоему сердцу постановку. Раньше у актеров подобной возможности не было, вот так и ушел бесследно в небытие мой любимый спектакль И. Южакова «Арестуй меня, потом я тебя...» по пьесе В.Котенко. Скандальная постановка, яркая, интересная! Нашумевшая... Не зря впоследствии этот спектакль был награжден премией Министерства культуры. Смешно вспоминать: текст «Арестуй меня...» правили прямо на ходу! В первом акте я лежу за высоким забором, а в это самое время мне подсовывают новый текст. На ходу запоминаю слова и прыгаю через забор, потрясая огроменным наганом! В спектакле был чудесный эпизод, когда моя героиня бабка Фенька с чувством произносит такую фразу: «Я сижу, смотрю в окошко, беру наган и делаю - пух! пух! пух! Понарошке...» И с таким сожалением она говорила это «понарошке», с бо-о-о-льшим сожалением! Согласитесь, с подобными ролями сложно расставаться. Жаль. Но время прошло... Единственное, что остается, это вечная-бесконечная классика. Хотя и классику мы играем сейчас иначе. По-старому как-то неинтересно, а по-новому - не дай бог, можно и автора похоронить.

- А как вы относитесь к драматургическим новациям, к авангарду?

- Я не принадлежу к ортодоксам, которые готовы голову сложить в борьбе за старые традиции. Искусство театра - живое, и оно должно быть подвижным. Кому интересно мертвячину смотреть? Бывало, приедут в Смоленск гастролеры с классикой, и так скучно становится... Даже мне, человеку, который сыграл великое множество классических ролей, и то уснуть на таком пронафталиненном спектакле хочется. А уж молодым и подавно. Все, что талантливо, интересно поставлено и сыграно, я воспринимаю с восторгом. Если современная интерпретация классической драматургии не перечеркивает автора и раскрывает новые горизонты восприятия произведения, почему бы и нет? Только не надо портить классику, пожалуйста!

- Удалось ли Людмиле Сичкаревой реализовать все свои мечты?

- Вряд ли. Безумно интересны те роли, которые еще не сыграны. И в то же время болезненно переживаешь другое: обернешься назад, и вдруг наступает прозрение - когда-то ты эту роль сыграл не так, а поезд ушел, спектакль умер, и ты уже ничего не можешь изменить. Незаживающая рана...

- Есть ли на свете роль, которую вам очень хотелось бы сыграть, но пока она остается «за кадром»?

- Актеры - люди подневольные. Мы себе не принадлежим, и наши судьбы - во власти режиссера, времени, обстоятельств. Зачем предаваться мечтам, ведь я уже не девочка, не так ли? Как карта ляжет!

Оценить новость
Рейтинг 0 из 5 (0 оценок)


Загрузка комментариев...
Читайте также
 Алексей Островский взял под контроль лечение калининградских детей
вчера, 21:37
157

Напомним, в ночь на 3 декабря детей сняли с поезда «Москва-Калининград»...

В Ельне захоронили останки неизвестного солдата
вчера, 16:52
246

Безымянный герой погиб в 1941 году в боях у деревни Печерская...

В понедельник смолян ждут мокрый снег и метель
вчера, 14:06
591
5 декабря в Смоленской области будет ветрено, утром и днем о...
Смолянин проломил собутыльнику голову бутылкой
вчера, 12:58
786
Двое мужчин повздорили в кафе. В результате драки одного из ...

Опрос

Какой подарок вы хотели бы на Новый год?


   Ответили: 481