Четверг, 23 марта 2017 года

Погода 0..2 С о

Авангард культурного арьергарда

Культура 16:43, 16 сентября 2015
Авангард культурного арьергарда

Ершистый, дьявольски талантливый, энергичный…   Будем знакомы:
народный артист России, звезда МХТ имени Чехова и один из самых любимых актеров Никиты Михалкова Авангард Леонтьев.  
«Я привык выражаться радикально, и в этом я авангардист», - с места в карьер предупредил журналистов Авангард Николаевич.

- Имя человека накладывает отпечаток на его судьбу, а у вас оно авангардное. Значит, и жизнь у вас такая?

- Я не в авангарде, хотя с удовольствием ломал бы традиции, уподобившись художникам-авангардистам. Но у меня, приверженца русской актерской школы, не получается создавать новую эстетику. Я – традиционалист, и своего имени в профессии не оправдываю. Иногда наши с Олегом Табаковым ученики играют убедительней меня, и это немного досадно: я не могу, как они, а они – могут! Лучшее утешение для педагога!

- Что побудило вас податься в педагогику?

- Оторвать пуповину было очень тяжело - когда закончил Школу-студию МХАТ и поступил в «Современник», все равно продолжал торчать в стенах alma mater. Меня увлекала атмосфера! Как в ней остаться? Вот и пошел по педагогической линии. Мне повезло с учителями - Анной Бовшек, Павлом Массальским, Иваном Тарханов, Анной Комоловой, Александром Комиссаровым. Великие мастера, работавшие со Станиславским и Немировичем-Данченко!

- Набирая курс, ошибались в студентах?

- Процент ошибки равен арифметической погрешности. Как говорила ученица Константина Станиславского и Евгения Вахтангова Анна Гавриловна Бовшек, «птица видна по полету». Человек открыл рот, и сразу понятно, что он из себя представляет. Скрывать не стану: отсев после первого или второго курса неизбежен. Если у человека нет перспективы, лучше ему об этом честно сказать. Иначе потом придется всю жизнь страдать в массовке.

- В юности у вас не возникло проблем с выбором профессии - вы с детства хотели быть актером…

- Повлияли гены. Мой отец, Николай Иванович Леонтьев, занимался в самодеятельности в Орле. В 1919 году он переехал в Москву и поступил на Высшие режиссерские курсы к Всеволоду Мейерхольду. Да вот беда: мать не захотела, чтобы отец вращался среди артисток. Папа обожал маму, пошел на уступки и стал инженером-строителем. А мама и сама не промах: занималась в танцевальном кружке - видимо, там отец ее и заприметил.

Безумно любил выступать лет с трех! Приходят гости, я тихонечко забираюсь на стул (меня и просить не нужно) и начинаю читать стихи. Однажды старший брат привел меня на елку в клуб Совета министров. Оказывается, я выиграл в конкурсе конфетку, прочитав басню Сергея Михалкова. То-то я удивился: «Какую басню?!» Брат так и не вспомнил. Будучи пионером, поступал в Школу-студию МХАТ с басней Михалкова «Полкан и Шавка». И сегодня до сих пор ищу, где бы выступить. Наша культура обмелела, и количество мест, где можно прочесть стихи, ограничено. Поэтому сам ищу «рынок сбыта» своих талантов - обзваниваю филармонии в регионах. В прошлом сезоне побывал и в Смоленской областной филармонии. Мне сказали, что… трубы проржавели, и мне ничего не светит. Но я все равно надеюсь выступить в Смоленске с литературным концертом!

- Никогда не возникало мыслей заняться режиссурой?

- Потребности нет. Студенты заставили... Хотелось, чтобы ребята попробовали театральную кухню, вошли во вкус и сыграли бифштекс, а не гарнир. Мои ученики должны расти, но не сидеть десятилетиями в массовке.

Я могу поставить традиционный актерский спектакль без изысков, потому что не владею тонкостями мастерства постановщика: у человека должна быть генетическая предрасположенность к режиссуре и особый склад мозга. А я – актер, который за всю жизнь сделал два с половиной спектакля. Один из них - «Не все коту масленица», который я запустил в производство в 1999 году у Олега Табакова. Постановка идет до сих пор.

Всему свое время... Сейчас уже нужно о вечном подумать!

- А вы способны уверовать в Бога, если уже о вечном заговорили?

- Я – атеист, но искренне уважаю людей, которые по-настоящему верят в Бога. Тихо, без разбивания лбов в молитвах напоказ и скандалов, ибо знают, что их вера победит не в бою, а в личном примере. Такого человека у меня не случилось - я родился в обычной советской семье. Даже моя бабушка, 1869 года рождения, ни разу в церковь на родительской памяти не ходила, хоть и была крещеной. Я уважаю любую веру, если людям легче с ней жить, и чту библейские заповеди, которые строители коммунизма интерпретировали по-своему. Ничего плохого в том нет! С другой стороны, я солидарен с академиком Сергеем Капицей, которому принадлежит поистине философское высказывание: «У меня со служителями церкви одно расхождение. Они считают, что Бог создал человека, а я думаю - это человек создал Бога».

- Вы снимались у Михалкова…

- Никита Сергеевич – идеальный режиссер для настоящих актеров. Хоть он и требовательный, но парадокс в том, что с ним очень легко: он может подсказать, как выстроить роль – в отличие от режиссеров, которые привыкли наспех и без репетиций организовывать съемки. Никита не таков! Задолго до выхода на съемочную площадку Михалков репетирует роли, как в театре, – за столом. Он называет подготовку к съемкам «застольным периодом», который длится месяцами, зато актеры выучивают текст на зубок! В последний раз я снимался у Никиты в «Солнечном ударе», и снова восхищался им на съемочной площадке. Да на Михалкова можно билеты продавать, чтобы люди приходили на съемочную площадку смотреть, как он талантливо работает, и получали от этого удовольствие.

- Интересные предложения от Никиты Сергеевича поступают?

- Я постоянно огорчаю Михалкова отказами. Дошло до того, что он даже звал меня в личные ассистенты. Говорю ему: «Ну и зачем тебе ассистент? Ты актер лучше меня…» - «Понимаешь, как человек со стороны, ты можешь подсказать, что у меня получается плохо». Я пару раз согласился, а потом взыграла гордыня: «С какой стати я себя в ассистентах хороню? Мне тоже хочется у тебя играть, Никита!»

Работать с Михалковым одно удовольствие, как бы к нему ни относились. Если бы каждая хозяйка могла пирог приготовить со стопроцентной гарантией, что он будет вкусным! Даже гениальные хозяйки иногда ошибаются, а Никита Сергеевич – никогда.

- На фестивале в Смоленске много говорят о возрождении отечественного кино. Как вы думаете, пойдет ли зритель, воспитанный на попкорне, смотреть фильмы, рассказывающие о нашей действительности?

- Не знаю. Надеюсь, кто-то пойдет. А духовного возрождения я не вижу. Мы до сих пор находимся на «экономическом дне», что вполне естественно. Если период установления советской формации занял не менее 70 лет, то и восстановление России займет не меньший период. Я имею в виду даже не экономику, а культуру. Культура – субстанция хрупкая, а русская - особенно, потому что она еще слишком молода по сравнению с европейской. Однажды я шел по Карлову мосту в Праге и, услышав слова экскурсовода, который сказал, что Карлов университет был основан в 1348 году, вспомнил, что в это время Русь стонала под гнетом татаро-монгольского ига. Куликовская битва произошла в 1380-м! И только через несколько столетий в России начали возникать первые университеты!..

Мы говорим о спасительных нанотехнологиях, но ведь россияне не так богаты, чтобы их быстро внедрить. Возрождение возможно лишь в том случае, если мы приобщим детей к прекрасной и глубокой русской культуре. Нужно, чтобы семья и школа воспитывала культурных людей, а не потребителей и рвачей, не способных разрабатывать технологии и наладить цивилизованный быт.

- Как вы относитесь к антрепризе?

- Ничего дурного в слове «антреприза» нет. Весь русский театр XIX века, исключая императорские подмостки Москвы и Петербурга, давал антрепризу! В юношеские годы Станиславский приезжал в Малый театр посмотреть хотя бы один акт с участием Ермоловой, потому и выбился с Немировичем-Данченко в авангард, создав свою антрепризу – Московский Художественный театр. Все зависит от качества, а не от названия.

Разве позорно выходить на сцену ради куска хлеба? Просто нужно играть хорошо! Другое дело, когда играешь бездарно в комедии положений, поставленной на скорую руку… Согласен, это печально.

- Беда в том, что сегодня провинциальный театр вынужден выполнять функцию золотой рыбки на посылках у вздорной старухи – публики, которая смотрит комедии. Серьезные, глубокие постановки ей не нужны.

- Мой голос звучит за кадром на телеканале «Культура» - я озвучиваю два тележурнала «Искусственный отбор» и «Абсолютный слух», стараясь донести до зрителей мысли великих людей. Мне запомнились слова директора концертного зала Карнеги-Холл (Нью-Йорк), который сказал: «Нельзя идти на поводу у публики. Нужно ее воспитывать, постоянно удивляя высококачественной новизной». Он привел в пример высказывание гения IT-технологий Стива Джобса: «Я никогда не интересуюсь тем, чего хочет покупатель, и всегда придумываю то, что ему нужно. Брать во внимание пожелания покупателя не имеет смысла – он назовет то, к чему уже привык. Чтобы завоевать потребителя, нужно выдать нечто кардинально новое, революционное, но с условием - новинка должна ему понравиться». Именно такого принципа должен придерживаться и театр. Нельзя идти на поводу у публики, это глупо! Она все равно тебя предаст, потому что ты ей надоешь и отстанешь, угождая зрителю.

«Театр – это кафедра, с которой нужно проповедовать высокие мысли», - завещал потомкам Гоголь, скончавшийся от духовного самоистязания и утраты веры в себя. Давайте будем ориентироваться на столпы науки и культуры - они знали, что говорят!

- Какие три фильма, по вашему мнению, нужно посмотреть каждому?

- Драму Андрея Звягинцева «Левиафан», которая содержит важное послание, выраженное через режиссуру и актерскую игру. Говорите, жестко и неприятно смотреть? А разве на приеме у врача мы хотим услышать ложь? Нет, надеемся, что он скажет правду и найдет способ вылечиться от смертельной болезни. «Левиафан» - диагностический фильм про наше время, заставляющий заглянуть правде в глаза. Думал, ты цветущий? Нет, синий, как труп. На зеркало неча пенять, коли рожа крива!

Я не люблю депрессивное кино, но мою душу перевернул «Груз 200». Не нужно воспринимать фильм Алексея Балабанова плоско, как обычную бытовую драму или грязную чернуху. Это – притча, метафора изнанки жизни в СССР до перестройки, которая дала импульс народу, заставила его встряхнуться, начать читать настоящие книги и думать. Медленно, маленькими шажками идти вперед и наконец-то понять, что так жить нельзя. Неважно, что нам сейчас тяжело – мы слишком много врали до перестройки, объявившей гласность. У меня самого, хоть я и не карьерист, были партийный билет и… вторая «бухгалтерия» в голове. Я пошел в партию для того, чтобы защитить театр «Современник», который показывал нелакированную правду, и за нее клевали Ефремова.

Обязательно, слышите! – нужно смотреть фильмы Георгия Данелия. Данелия самоироничен, и это - замечательное качество, которое каждый человек должен культивировать в себе. 


Автор: Анастасия Петракова
Оценить новость
Рейтинг 0 из 5 (0 оценок)


Загрузка комментариев...
Читайте также
В Смоленске столкнулись два «ВАЗа»
4 минуты назад
9
ДТП затрудняет проезд по улице Маршала Еременко.
Смоленские предприятия будут выпускать продукцию для нужд Арктики
19 минут назад
76
Продукция двух местных предприятий включена в каталоги высок...
Смолянин напал на сожительницу с топором
26 минут назад
51
Житель Монастырщинского района угрожал убить женщину. Ей при...
Смолянка выпрыгнула из окна пятого этажа после ссоры с соседями
52 минуты назад
371

Опрос

Весна наступила, если


   Ответили: 1663