Суббота, 03 декабря 2016 года

Погода -10..-12 С о

Родион Нахапетов об Эрике Робертсе, «Вине из одуванчиков» и о себе

Культура 12:00, 22 октября 2008

С тех пор уже почти 20 лет новой Родиной Нахапетова считается Америка. Так ли это на самом деле? Об этом и многом другом корреспондент «РП» попытался узнать у самого Родиона Рафаиловича, представившего на смоленском кинофестивале «Золотой Феникс» свою последнюю картину «Заражение».

- Это одна из легенд, что я постоянно живу в Америке. На самом деле по эту сторону океана я бываю чаще, чем по ту. Если позвонить мне в Москву, то почти всегда можно застать дома; у меня огромное количество проектов и планов, связанных с Россией. Да и жена моя (гражданка США Наташа Шляпникофф. - Прим. автора), русская по происхождению, с радостью приезжает сюда, общается с нашими многочисленными друзьями. Свою американскую жизнь сейчас я воспринимаю скорее как своеобразную поездку за город на выходные: можно иногда развеяться, переключить внимание. Но в целом я смело могу сказать, что остался русским по духу, и горжусь этим.

- А Нахапетов-режиссер также остался истинно русским или научился снимать кино по-американски?

- Я мыслю как российский режиссер и считаю это своим достоинством. Ведь русские, как мне кажется, более чувствительны и интересны. И я не собираюсь менять глубину на поверхностность.

- При таком подходе не возникнут трудности в работе с зарубежными актерами, ведь менталитет и отношение к профессии у них другие?

- Да нет, работая с американскими актерами, я понял, что они в плане техники ничем не отличаются от наших. Часто пытаются сравнивать школы. Мне это кажется бессмысленным, потому что школа одна, и она учит быть естественным, глубоким, убедительно передавать характер и заставлять зрителя поверить в то, что все происходящее на экране реально. А вот в профессионализме им действительно не откажешь. Тот же Эрик Робертс или Гари Бьюзи, несмотря на свои взрывные характеры, работают потрясающе. Никогда не было такого, чтобы Робертс приходил неподготовленный и говорил: «Подождите, подождите, не начинайте работу, мне еще надо выучить слова». Даже когда съемки начинались в пять утра, а предыдущие заканчивались в десять вечера, он всегда был собран и знал текст наизусть. Такое ответственное отношение к делу, к режиссерским установкам, поведению перед камерой, общению с другими членами группы подкупает. Этому стоит поучиться.

- А языковой барьер между артистами из разных стран на съемках фильма «Заражение» не мешал?

- О, это был очень интересный процесс, особенно когда шел диалог и один актер должен был перебивать другого. Ребята выработали целую систему подсказок друг другу. Например, один говорит, говорит, говорит, потом делает рукой какой-то условный жест, и в разговор вступает второй персонаж. Иногда подмигивали или ногой толкали. Весело, конечно, но и трудновато. Хотя сейчас многие русские актеры если и не говорят по-английски, то точно понимают.

- В последнее время вы снимаете свои фильмы именно в России. Здесь вам работается легче?

- В чем-то да. Помогают друзья и популярность, завоеванная в прошлом.

- По мнению многих критиков, в прошлом остались и лучшие годы российского кинематографа. На ваш взгляд, способен ли он вернуть себе былое качество и славу?

- Безусловно, будущее у российского кино есть, оно вырулит на правильную дорогу и отправится по ней в прекрасное далеко. Несколько настораживает засилье иностранных фильмов, но это уже следствие экономических процессов, а не творческих. Иногда наш продукт просто не выдерживает в прокате схватки с каким-нибудь американским киномонстром, обладающим бюджетом в 150 - 200 миллионов. Спорить с этим процессом пока бесполезно.

В последнее время и у нас пытаются делать «денежные» блокбастеры, но переплюнуть Голливуд в плане затрат невозможно. Да и зачем? Как говорится, не в деньгах счастье... кино.

- В то же время сами вы, отдавая дань моде и времени, снимаете как художественные фильмы, так и телесериалы. Что же вам все-таки ближе?

- Я признаю сериалы как киножанр только в том случае, когда они способны задеть душу человека. К простому набору штампов, типа многочисленных «ментовских» саг, я отношусь как к мусору, который надо выметать с экранов. Сам я мыслю прежде всего категорией фильма. Там за полтора часа можно полноценно прожить, прочувствовать определенный отрезок жизни, в отличие от длинных-длинных сериалов, в которых к последней серии забываешь, что было в первой.

- Между тем коммерциализация проникла во все сферы жизни в России. Как вы вообще относитесь к нынешнему состоянию страны?

- К сожалению, я не знаю Россию так, как ее знает, например, президент Медведев. Он ездит по разным регионам страны, знаком с ее подноготной, в курсе, где и какие трудности существуют. Я могу судить только поверхностно. И здесь некоторые вещи мне кажутся ненужными и даже вредными. Например, огромное количество американизмов в языке или обилие иноязычной рекламы. Поначали пугало растущее хамство и неуважение к старшим, но со временем то ли сталкиваться с этим стал реже, то ли привык... Но это все мелочи. Нужно позитивно смотреть на жизнь, иначе превратишься в ворчливого старика. А я люблю Россию, и всё. И объяснить это невозможно.

О детях

- Поддерживает ли ваша младшая дочь Катя отношения со своими старшими сестрами? (От первого брака с Верой Глаголевой у Родиона Нахапетова есть две дочери - Аня и Маша. - Прим. автора.)

- Да, наши девчонки относятся друг к другу с огромной симпатией, всегда перезваниваются, общаются. Катя, например, несколько раз пыталась пробиться на «Фабрику звезд». Она прекрасно поет, однажды дошла до последнего тура. И кто, как вы думаете, были ее самые преданные болельщики? Конечно, Аня, Маша, Настя (дочь Веры от второго брака) постоянно приходили ее поддерживать. Я рад, что удалось сохранить родственные связи. Кстати, Вера и Наташа тоже общаются между собой.

О литературе

- Произведения каких русских и американских классиков вы хотели бы еще экранизировать?

- У меня сейчас в загашнике есть несколько сценариев, готовых к производству. Давно хочу, например, создать картину по одной из повестей моего любимого Андрея Платонова. Но пока это лишь мечта. Вопрос, как всегда, упирается в деньги. Зато сейчас я работаю вместе с великим Реем Брэдбери над его автобиографической повестью «Вино из одуванчиков». Будучи студентом режиссерского факультета, я сделал киноверсию одного из эпизодов этого произведения. Так случилось, что ее увидел Брэдбери и сказал: «Ты будешь делать этот фильм!» Конечно, дело непростое. Получится что-либо или нет, покажет время, но главное для меня в этом проекте даже не результат, а каждодневное общение с литературным мэтром. Это уникальный человек, который, несмотря на свой возраст, любого заражает своей энергией и оптимизмом.

Елена Глуховская.

Оценить новость
Рейтинг 0 из 5 (0 оценок)


Загрузка комментариев...
Читайте также
Смоленский «Автодор» забил 15 голов липецкому ЛГТУ и вернулся на первое место
сегодня, 16:54
87
В субботу во дворце спорта «Юбилейный» смоляне з...
В Смоленске сняли с поезда и госпитализировали 16 калининградских детей
сегодня, 13:57
805

В ночь на 3 декабря детей госпитализировали с признаками ротавирусной...

В Смоленской области выбрали лучшую студенческую семью
сегодня, 12:37
196
Второй год подряд в регионе прошел конкурс, направленный на ...
Смоленский «Славутич» проиграл саранской «Мордовии»
сегодня, 12:10
153
Второй матч в Смоленске завершился со счетом 2:1 в пользу го...

Опрос

Какой подарок вы хотели бы на Новый год?


   Ответили: 406