Суббота, 03 декабря 2016 года

Погода -8..-10 С о

Вера Глаголева в поисках утраченного

Культура 13:32, 10 сентября 2014
Вера Глаголева в поисках утраченного
На открытии кинофестиваля «Золотой Феникс» смоляне увидели «Двух женщин».
…Пчела, увязшая в блюдце с янтарным медом… Борзая, стелющаяся по нескошенному зеленому лугу… Усталые от женской нелюбви глаза Рейфа Файнса, взятые крупным планом… Все это - психологическая драма «Две женщины» Веры Глаголевой, совершившей трогательное путешествие в утонченный XIX век. «Две женщины» - самоотверженная попытка воскресить Россию, которую мы безнадежно утратили.
Женщины на грани нервного срыва
Все, что делает Вера Глаголева, снято с любовью и величайшим терпением. А терпения для съемок понадобилось очень много. Поиск партнеров продолжался два года и, чтобы их найти, доказать свою состоятельность и собрать надежную команду, Вере Глаголевой и продюсеру компании «Horosho Production» Наталье Ивановой пришлось обивать пороги престижных кинофестивалей – ММКФ, Канны, Берлинале… В итоге родился международный проект, в котором приняли участие Россия, Франция, Латвия и Великобритания.
Кстати, именно в Каннах создатели фильма озвучили, где будут проходить съемки – на Смоленщине, в селе Новоспасское, в музее-усадьбе Глинки. Поистине драгоценная находка! Слишком мало в России дворянских гнезд, сохранивших свой первоначальный облик. А здесь – просто чудо: в этих темных аллеях оживают произведения Тургенева; слова, которыми Иван Сергеевич описывает природу, наполняются звуками - шорохами прогретой июльским солнцем листвы, птичьим гомоном и барабанной дробью дождя по кровле. На паркете в залах усадьбы пляшут солнечные зайчики, бескрайние поля утопают в вязких предрассветных туманах и теряются в дымке заката, от аромата малинового варенья кружится голова…
Вера Глаголева и Наталья Иванова посвятили массу времени на поиски аутентичного эпохе антиквариата – бутафории в картине практически нет, и даже оранжерея, специально построенная по случаю съемок, не выглядит грубым «новоделом». Здесь разворачиваются главные события фильма, здесь цветут белые лилии и орхидеи, символизирующие невинность и чистоту помыслов тургеневских женщин. По мнению Веры Глаголевой, «самое главное в кино – разбудить чувства». И ей это удается, возможно, благодаря дуалистическому противоречию – герои картины не выглядят карикатурно, вычурно и пошло именно потому, что их чувства и переживания не вырваны из контекста современности. Сними с них кринолины и тесные сюртуки, и получится вполне современная история любовного четырехугольника. С одной лишь оговоркой – без адюльтера.
«Работать с Файнсом - огромное счастье!»
Изначально предполагалось, что Рэйф Файнс сыграет Аркадия Ислаева, однако из-за любви ко всему русскому и желанию поддержать режиссера Файнс вышел на первый план в роли «лишнего человека» Михаила Ракитина. Друга семьи, безнадежно влюбленного в противоречивую Наталью Петровну, чье сердце до поры до времени оставалось не разбуженным. Ему уже приходилось примерять на себя русские роли в пушкинском «Онегине» и чеховском «Иванове». Чтобы овладеть правильной разговорной речью и отшлифовать труднопроизносимые звуки, Файнсу пришлось в течение нескольких месяцев по шесть дней в неделю заниматься с репетиторами. Он штудировал сценарий с боем, разбирал каждую фразу, а помогала ему в этом Вера Глаголева.
- Работать с Рэйфом Файнсом - огромное счастье, - призналась Вера Витальевна. – Он обалденный, простите за жаргонизм, но иначе не скажешь! Его игра самозабвенна, одухотворена силой актерского дара. Файнс не просто выучил русский текст, не вдаваясь в смысл произносимых фраз. Было ясно, что он проживал свою роль и чувства, прекрасно понимая, что говорит. Спасибо Рэйфу за то, что самоотверженно прошел в Москве интенсивный курс русского языка, адаптированный для актерской игры.
- С точки зрения режиссерского замысла, какие сцены в фильме были самыми сложными?
- Их много… Тургенев многослоен, в каждом эпизоде масла пластов и смыслов, и мы боялись их растерять. Наверное, самая сложная, знаковая сцена – объяснение Натальи Петровны и Верочки. Эмоциональная, взрывная!
- Музыка фильма – его душа, одна из основных координат успеха у зрителя…
- Музыку написал Сергей Баневич, я все эти годы работала только с ним – например, пронзительная тема в моем фильме «Одна война» - его рук дела. Потрясающий композитор и мелодист, мне очень с ним повезло! Правда, знали бы вы, сколько он нам с Натальей крови попил…
- «Две женщины» - своего рода, подарок смолянам. Продолжится ли в дальнейшем ваша дружба со Смоленщиной?
- Планы есть! Мы и в дальнейшем будем приезжать на кинофестиваль в Смоленск - уж точно! И будем показывать здесь свои работы. Это обязательно, я свое слово держу.
- Не только музыка, но и операторская работа вызывает восхищение…
- Мне кажется, у нас получилось очень поэтическое кино, и камера поддерживает романтику на экране. Я благодарна латвийскому оператору и большому художнику Гинтсу Берзиньшу (Берзиньш и компания «Horosho Production» работали и прежде над созданием фильма Евгения Пашкевича «Гольфстрим под айсбергом», - Авт.). Он тонко чувствует русскую классику и русскую душу. Среди русских людей вообще подлецов, как таковых, немного. Наверное, в нашей картине есть только один отрицательный персонаж – циник Шпигельский. Но когда он в финале целует руку Елизаветы Богдановны (Сильви Тестю), в нем проскальзывает что-то человеческое…
Смолян, посмотревших драму Веры Глаголевой, интересовал вопрос, кто же главный герой фильма? Вера Витальевна мягко уклонилась от ответа, сказав, что в «Двух женщинах» все герои главные. А по мне, так главный герой этой настроенческой, лирической картины – смоленская природа, которую Вера, вопреки современным тенденциям, снимала не на цифру, а на пленку. Эффект поразительный! Вся эта мягкость планов подчеркивает неторопливое течение жизни в усадьбе, леность тургеневских героев, медлительность и плавность движений. Второй герой – Любовь во всех ее проявлениях, а снимать картины о любви Глаголева умеет. «Не в обиду сказано, но мы лучше мужчин разбираемся в женской психологии. И если это история о женщине, о ее переживаниях и страданиях, нам проще все это пропустить через свое сердце», - говорит Вера Витальевна.
Зритель сладко похрапывал в кресле…
После просмотра картины становится совершенно очевидно, что ее прокатная судьба в России будет нелегкой. Зритель отвык от экранных пасторалей, медлительного течения чужой жизни, зафиксированной камерой. Ему уже не интересен поэтический язык кино, блестящая актерская игра, нашедшая выражение в полутонах мимолетных взглядов, пастельных полуулыбок и неясной грусти, мучающей «лишнего» - русского - человека. Одного из тех жалких 1,47 процентов дворян, которые, согласно переписи начала XX века, составляли золотой фонд российской интеллигенции.
Зритель умрет от скуки, утомленный диалогами и долгими крупными планами (многие смоляне выходили из зала разочарованными, кое-кто даже умудрился заснуть в кресле и сладко похрапывал, - Авт.). Ему нужна динамика, сверхскоростное развитие сюжета, убойная фабула. «Клубничка», наконец! Он запутается взглядом в шуршащих кринолинах и целомудренных корсетах, витиеватая паутина чувств, невысказанной страсти на грани нервного срыва ему чужда. Да и критики вставят свои «два цента» - фильм заштампован, затянут…
Поразительно, но картина Веры Глаголевой России не нужна. Глаголева обрекает себя на неизбежное одиночество - контакта с массовым зрителем, жующим поп-корн, не будет. Эта хрупкая с виду женщина и по совместительству режиссер со стальными нервами, пошла на безумный риск. Классику нужно издавать! Классику нужно снимать! Иначе зачем вообще жить? Чтобы пережевывать жизнь крепкими челюстями, смотреть в полупустых кинозалах голливудские комиксы?!
Фильм Глаголевой найдет своего зрителя на Западе – там любят русскую классику в противовес россиянам, которые купились на громкие пустышки.
Не зря же британец Рэйф Файнс и немец Бернд Мосс согласились сниматься в ее проекте, Глаголеву поддержала обладательница двух «Сезаров», французская актриса, писательница и режиссер Сильви Тестю.
- Ради съемки в коротеньком эпизоде она приехала в Новоспасское из Парижа, а до этого брала уроки русского, потому что это – Тургенев, - пояснила Вера Глаголева.
Сильви хотела, чтобы ее роль жалкой компаньонки Елизаветы Богдановны звучала в многоголосии ленты как натянутая струна. Не затерялась, была яркой. И чтобы чуждая русской речи артикуляция не испортила общую картину...
Кто не рискует, тот не пьет шампанского!
Двух тургеневских женщин непременно полюбят в Англии, Франции и Германии.
Удачи, Вера.
P.S. Будет забавно, если организаторам кинофестиваля «Золотой Феникс» удастся заманить в Смоленск Рэйфа Файнса, который делает вполне уверенные шаги в режиссуре. В прошлом году на МКФ в Торонто состоялся показ его картины «Невидимая женщина» о тайной любви Чарльза Диккенса. Разумеется, главную роль сыграл сам режиссер.         
Оценить новость
Рейтинг 0 из 5 (0 оценок)


Загрузка комментариев...
Читайте также
Смоленский суд арестовал 9,3 миллиарда рублей российской «дочки» IKEA
вчера, 21:01
372

Это соответствует сумме иска бизнесмена Константина Пономарева,...

В Смоленске пропал 35-летний мужчина
вчера, 20:32
802

28 ноября Михаил Капранов вышел из магазина «Магнит»...

В Смоленской области будут судить наркоторговцев
вчера, 17:42
226
Шестеро смолян привозили «спайс» из Москвы и продавали его в...
Бюджет Смоленской области прошел первое чтение
вчера, 17:32
203
Главный финансовый документ региона на предстоящую трехлетку...

Опрос

Какой подарок вы хотели бы на Новый год?


   Ответили: 375