Вторник, 23 мая 2017 года

Погода 9..11 С о

Вера Глаголева в поисках утраченного

Культура 13:32, 10 сентября 2014
Вера Глаголева в поисках утраченного
На открытии кинофестиваля «Золотой Феникс» смоляне увидели «Двух женщин».
…Пчела, увязшая в блюдце с янтарным медом… Борзая, стелющаяся по нескошенному зеленому лугу… Усталые от женской нелюбви глаза Рейфа Файнса, взятые крупным планом… Все это - психологическая драма «Две женщины» Веры Глаголевой, совершившей трогательное путешествие в утонченный XIX век. «Две женщины» - самоотверженная попытка воскресить Россию, которую мы безнадежно утратили.
Женщины на грани нервного срыва
Все, что делает Вера Глаголева, снято с любовью и величайшим терпением. А терпения для съемок понадобилось очень много. Поиск партнеров продолжался два года и, чтобы их найти, доказать свою состоятельность и собрать надежную команду, Вере Глаголевой и продюсеру компании «Horosho Production» Наталье Ивановой пришлось обивать пороги престижных кинофестивалей – ММКФ, Канны, Берлинале… В итоге родился международный проект, в котором приняли участие Россия, Франция, Латвия и Великобритания.
Кстати, именно в Каннах создатели фильма озвучили, где будут проходить съемки – на Смоленщине, в селе Новоспасское, в музее-усадьбе Глинки. Поистине драгоценная находка! Слишком мало в России дворянских гнезд, сохранивших свой первоначальный облик. А здесь – просто чудо: в этих темных аллеях оживают произведения Тургенева; слова, которыми Иван Сергеевич описывает природу, наполняются звуками - шорохами прогретой июльским солнцем листвы, птичьим гомоном и барабанной дробью дождя по кровле. На паркете в залах усадьбы пляшут солнечные зайчики, бескрайние поля утопают в вязких предрассветных туманах и теряются в дымке заката, от аромата малинового варенья кружится голова…
Вера Глаголева и Наталья Иванова посвятили массу времени на поиски аутентичного эпохе антиквариата – бутафории в картине практически нет, и даже оранжерея, специально построенная по случаю съемок, не выглядит грубым «новоделом». Здесь разворачиваются главные события фильма, здесь цветут белые лилии и орхидеи, символизирующие невинность и чистоту помыслов тургеневских женщин. По мнению Веры Глаголевой, «самое главное в кино – разбудить чувства». И ей это удается, возможно, благодаря дуалистическому противоречию – герои картины не выглядят карикатурно, вычурно и пошло именно потому, что их чувства и переживания не вырваны из контекста современности. Сними с них кринолины и тесные сюртуки, и получится вполне современная история любовного четырехугольника. С одной лишь оговоркой – без адюльтера.
«Работать с Файнсом - огромное счастье!»
Изначально предполагалось, что Рэйф Файнс сыграет Аркадия Ислаева, однако из-за любви ко всему русскому и желанию поддержать режиссера Файнс вышел на первый план в роли «лишнего человека» Михаила Ракитина. Друга семьи, безнадежно влюбленного в противоречивую Наталью Петровну, чье сердце до поры до времени оставалось не разбуженным. Ему уже приходилось примерять на себя русские роли в пушкинском «Онегине» и чеховском «Иванове». Чтобы овладеть правильной разговорной речью и отшлифовать труднопроизносимые звуки, Файнсу пришлось в течение нескольких месяцев по шесть дней в неделю заниматься с репетиторами. Он штудировал сценарий с боем, разбирал каждую фразу, а помогала ему в этом Вера Глаголева.
- Работать с Рэйфом Файнсом - огромное счастье, - призналась Вера Витальевна. – Он обалденный, простите за жаргонизм, но иначе не скажешь! Его игра самозабвенна, одухотворена силой актерского дара. Файнс не просто выучил русский текст, не вдаваясь в смысл произносимых фраз. Было ясно, что он проживал свою роль и чувства, прекрасно понимая, что говорит. Спасибо Рэйфу за то, что самоотверженно прошел в Москве интенсивный курс русского языка, адаптированный для актерской игры.
- С точки зрения режиссерского замысла, какие сцены в фильме были самыми сложными?
- Их много… Тургенев многослоен, в каждом эпизоде масла пластов и смыслов, и мы боялись их растерять. Наверное, самая сложная, знаковая сцена – объяснение Натальи Петровны и Верочки. Эмоциональная, взрывная!
- Музыка фильма – его душа, одна из основных координат успеха у зрителя…
- Музыку написал Сергей Баневич, я все эти годы работала только с ним – например, пронзительная тема в моем фильме «Одна война» - его рук дела. Потрясающий композитор и мелодист, мне очень с ним повезло! Правда, знали бы вы, сколько он нам с Натальей крови попил…
- «Две женщины» - своего рода, подарок смолянам. Продолжится ли в дальнейшем ваша дружба со Смоленщиной?
- Планы есть! Мы и в дальнейшем будем приезжать на кинофестиваль в Смоленск - уж точно! И будем показывать здесь свои работы. Это обязательно, я свое слово держу.
- Не только музыка, но и операторская работа вызывает восхищение…
- Мне кажется, у нас получилось очень поэтическое кино, и камера поддерживает романтику на экране. Я благодарна латвийскому оператору и большому художнику Гинтсу Берзиньшу (Берзиньш и компания «Horosho Production» работали и прежде над созданием фильма Евгения Пашкевича «Гольфстрим под айсбергом», - Авт.). Он тонко чувствует русскую классику и русскую душу. Среди русских людей вообще подлецов, как таковых, немного. Наверное, в нашей картине есть только один отрицательный персонаж – циник Шпигельский. Но когда он в финале целует руку Елизаветы Богдановны (Сильви Тестю), в нем проскальзывает что-то человеческое…
Смолян, посмотревших драму Веры Глаголевой, интересовал вопрос, кто же главный герой фильма? Вера Витальевна мягко уклонилась от ответа, сказав, что в «Двух женщинах» все герои главные. А по мне, так главный герой этой настроенческой, лирической картины – смоленская природа, которую Вера, вопреки современным тенденциям, снимала не на цифру, а на пленку. Эффект поразительный! Вся эта мягкость планов подчеркивает неторопливое течение жизни в усадьбе, леность тургеневских героев, медлительность и плавность движений. Второй герой – Любовь во всех ее проявлениях, а снимать картины о любви Глаголева умеет. «Не в обиду сказано, но мы лучше мужчин разбираемся в женской психологии. И если это история о женщине, о ее переживаниях и страданиях, нам проще все это пропустить через свое сердце», - говорит Вера Витальевна.
Зритель сладко похрапывал в кресле…
После просмотра картины становится совершенно очевидно, что ее прокатная судьба в России будет нелегкой. Зритель отвык от экранных пасторалей, медлительного течения чужой жизни, зафиксированной камерой. Ему уже не интересен поэтический язык кино, блестящая актерская игра, нашедшая выражение в полутонах мимолетных взглядов, пастельных полуулыбок и неясной грусти, мучающей «лишнего» - русского - человека. Одного из тех жалких 1,47 процентов дворян, которые, согласно переписи начала XX века, составляли золотой фонд российской интеллигенции.
Зритель умрет от скуки, утомленный диалогами и долгими крупными планами (многие смоляне выходили из зала разочарованными, кое-кто даже умудрился заснуть в кресле и сладко похрапывал, - Авт.). Ему нужна динамика, сверхскоростное развитие сюжета, убойная фабула. «Клубничка», наконец! Он запутается взглядом в шуршащих кринолинах и целомудренных корсетах, витиеватая паутина чувств, невысказанной страсти на грани нервного срыва ему чужда. Да и критики вставят свои «два цента» - фильм заштампован, затянут…
Поразительно, но картина Веры Глаголевой России не нужна. Глаголева обрекает себя на неизбежное одиночество - контакта с массовым зрителем, жующим поп-корн, не будет. Эта хрупкая с виду женщина и по совместительству режиссер со стальными нервами, пошла на безумный риск. Классику нужно издавать! Классику нужно снимать! Иначе зачем вообще жить? Чтобы пережевывать жизнь крепкими челюстями, смотреть в полупустых кинозалах голливудские комиксы?!
Фильм Глаголевой найдет своего зрителя на Западе – там любят русскую классику в противовес россиянам, которые купились на громкие пустышки.
Не зря же британец Рэйф Файнс и немец Бернд Мосс согласились сниматься в ее проекте, Глаголеву поддержала обладательница двух «Сезаров», французская актриса, писательница и режиссер Сильви Тестю.
- Ради съемки в коротеньком эпизоде она приехала в Новоспасское из Парижа, а до этого брала уроки русского, потому что это – Тургенев, - пояснила Вера Глаголева.
Сильви хотела, чтобы ее роль жалкой компаньонки Елизаветы Богдановны звучала в многоголосии ленты как натянутая струна. Не затерялась, была яркой. И чтобы чуждая русской речи артикуляция не испортила общую картину...
Кто не рискует, тот не пьет шампанского!
Двух тургеневских женщин непременно полюбят в Англии, Франции и Германии.
Удачи, Вера.
P.S. Будет забавно, если организаторам кинофестиваля «Золотой Феникс» удастся заманить в Смоленск Рэйфа Файнса, который делает вполне уверенные шаги в режиссуре. В прошлом году на МКФ в Торонто состоялся показ его картины «Невидимая женщина» о тайной любви Чарльза Диккенса. Разумеется, главную роль сыграл сам режиссер.         
Оценить новость
Рейтинг 0 из 5 (0 оценок)


Загрузка комментариев...
Читайте также
Студент смоленского училища выиграл «золото» на турнире серии «Большого шлема» по дзюдо
21 минуту назад
33
Смоляне сдали полиции пьяного водителя
38 минут назад
128
Как оказалось, 57-летний мужчина не в первый раз садится за ...
Цены на бензин в Смоленске «замерли»
сегодня, 16:33
86
Третью неделю цены на смоленских заправках не меняются.