Пятница, 09 декабря 2016 года

Погода -2..-4 С о

Смоленск: "Скорбное бесчувствие власти", или почему гибнет российское кино?

Культура 13:53, 29 августа 2011

Почему российское кино идет в кинотеатрах по остаточному принципу, а посещаемость иностранных фильмов выше? Где режиссеру и продюсеру взять деньги на производство картины? На эти и другие вопросы ответили участники мультимедийного видеомоста Москва-Санкт-Петербург-Смоленск, проведенного накануне Дня российского кино при поддержке компании ОАО Ростелеком (Смоленский филиал). Участники видеомоста, а это легенда отечественного кинематографа  Марлен Хуциев (Смоленск), профессор ВГИК Сергей Лазарук, режиссер Николай Лебедев, режиссер, сценарист и продюсер Андрей Малюков,  народные артисты России Ирина Мирошниченко и Сергей Безруков (Москва), режиссеры Алексей Герман и Александр Сокуров (Санкт-Петербург).
Вопросы, поднятые участниками видеомоста, ставились весьма жестко и безапеляционно: «Российское кино гибнет, перестаньте лить сироп и притворяться, что у нас все хорошо. Нет». 
Если символ мощнейшего  российского, преимущественно авторского кино «Ленфильм» отдают в частные руки, что означает фактическое уничтожение интеллектуального и творческого потенциала киностудии, а в большинстве кинотеатров страны не увидишь русских фильмов, за исключением пустых кассовых поделок-комедий, о каком возрождении кинематографии можно вести речь?! Нет у российского кино будущего, пока власть не перестанет быть «скорбно-бесчувственной» по отношению к культуре и искусству. Ведь культура – последний не разграбленный бастион русского народа.
Алексей Герман: «Вы еще увидите, как Эрмитаж станет частным!»
Марлен Хуциев:
- Почему прокат забит иностранной продукцией, нужно спросить у тех, кто забивает его этими фильмами. Что  же касается поддержки, если мы произносим слова «отечественный кинематограф», то Отечество и должно поддерживать наше кино.  Когда говорят, должна ли власть поддерживать кино, или не должна, не торопитесь   забывать о том, что власть – это орган, делегированный обществом для осуществления конкретного руководства в стране. Если этот орган признает кинематограф существенным и важным - для страны, воспитания подрастающего поколения и просвещения, даже просто для эстетического удовлетворения, давайте думать об этом серьезно!  Лично у меня вызывает недоумение титр: «Фильм снят при поддержке Федерального агентства по культуре и кинематографии Министерства культуры РФ». Или – «При поддержке Фонда культуры».  Так если это реальная поддержка, то те фильмы, которым предшествует этот титр, должны обеспечиваться 100-процентным  финансированием! В противном случае получается двусмысленная ситуация: «мы картину поддерживаем, а дальше ищи…  сам.  Как хочешь и где хочешь». Эта система, на мой взгляд, пагубна. Власть на то и власть, что должна ощущать свою ответственность за кинематограф, который является одним из важнейших  аспектов культурной жизни страны. Другого мнения у меня нет.  
Алексей Герман:
- Дело не в том, дают нам деньги, или не дают нам деньги. Беда в том, что зрителя «посадили» на иглу». Мирового зрителя, а больше всего – российского.  На экране дерутся, вышибают друг у друга челюсти, а мы еще удивляемся, отчего так жестоко дерутся наши подростки? И самое неприятное, что  на этой «игле» российский кинематограф проигрывает. «А» – иглы плохие, «В» – не умеем, как они там, за океаном, до такой степени цинизма опускаться.  А если не драки и не мщение за своих родственников,  тогда зрителю смотреть картину и неохота уже.  Зачем  время терять, ходить на какие-то «Овсянки», когда можно обойтись и без этого? 
И в то же время во Франции продюсер, который продвигает американское кино, платит гораздо большие налоги, чем продюсер, который показывает французское кино - достаточно сложное и неплохое. И на этой разнице и существует французский кинематограф, зритель наслаждается национальным искусством и подтверждает это, выстраиваясь в очереди. У нас ничего подобного нет – в России дикий капитализм. 
Большие деньги на большое кино государство никогда не даст. На что угодно даст, на это – нет, потому что если бы мы только восхищались кино как искусством… Но кино не может быть построено на восхищении. Нет. Оно строится на реалиях жизни, в которой мы живем, а это… никому не нужно. Если царь написал на пушкинских рукописях «Борис Годунов»: «лучше бы переделать в духе Вальтера Скотта», то почему вы считаете, что современные цари  должны подходить к этому вопросу иначе? 
Я пришел не прожектерские проекты строить и уговаривать Путина выделить нам большие деньги, объяснив ему в который уже раз, что кино дает душевный рост, необходимый обществу, а не только физический. Хорошо, когда нация спортивная. Но гораздо лучше, когда мышцы появляются в голове, а это без кинематографа невозможно, потому что не везде в России есть театры, и  уж точно не повсюду хорошие. 
Нашу студию, я говорю о «Ленфильме», путем разных недостойных методов и вранья «кладет» в карман очень богатый человек.  И сегодня, когда говорят о форме собственности, которая ожидает киностудию, постоянно упоминают формулировку «гражданско-частный капитал». Не сомневаюсь, что впоследствии появится другая формулировка - «частно - государственный». А затем слово «государственный», как это обычно бывает, исчезнет вообще. Студия переходит не к крупнейшему продюсеру и не к известному во всем мире режиссеру, а к человеку, который выполняет чье-то «ответственное» задание, поставляя «мыло» на экраны телевизоров страны.  Так что же, будем и дальше раздавать государственное, национальное достояние? Вы еще увидите, как Эрмитаж станет… «частно - государственным»!  Вот поэтому и не хочу, чтобы у вас было приподнятое настроение  при таком состоянии кино! Меня не для этого позвали. Я всего лишь попытался рассказать людям  о том, в какой драматической ситуации находится старейшая киностудия «Ленфильм», захват которой происходил по следующей схеме. Сначала СМИ неожиданно дружно начали писать о том, что она разваливается, а в это время на «Ленфильме» снимались картины, но это обстоятельство почему-то никого не интересовало. То, что «Ленфильм» является единственной   студией в России, которая сейчас посылает картины на Венецианский кинофестиваль (пример - «Фауст»  Сокурова), об этом тоже никто не говорит. Пишут под копирку: «все разрушается и разваливается». Неужели вы не понимаете, что пресса штампует лживые статьи за грязные деньги? Мы хотели написать письмо Путину, но одна из центральных газет предложила заплатить за публикацию этого письма…  Наверное, наша боль (без денег) уже никого не трогает. 
Александр Сокуров: «В России сознательно разрушается кинопроизводство!»
Александр Сокуров: 
- У нас нет оснований чему-либо радоваться, когда в стране нет проката, зато унизительная тенденция к централизации производства кино очевидна. Где почерпнуть оптимизм, когда мы видим, в каком состоянии находится телевизионное кино и в каком состоянии пребывает актерское сообщество? Когда некая загадочная дама из Министерства культуры РФ публично, на всю страну заявляет, что в министерстве согласны с тем, что «Ленфильм» растворится и перестанет существовать? За какие деньги Министерство культуры России стало поощрять разрушительные, деструктивные тенденции? Почему реально существующая служба должна погибнуть, и все это происходит не на периферии, а в Петербурге, где проводится огромный объем реставрационных и  восстановительных работ, строятся новые театры? За последних двадцать лет государство не вложило ни копейки в  существование студии как экономического объекта, поэтому «Ленфильм» и находится в столь плачевном состоянии. Санкт-Петербург  был готов взять студию, но городу и Матвиенко ее не отдали. 
Вы прекрасно понимаете, что означает влияние «Ленфильма» на национальную культуру. Чтобы отечественное кино выжило, стране необходимо несколько альтернативных студий! Нужно создавать новую систему проката, альтернативную государственной.  Особенно учитывая то обстоятельство,  что очень скоро будет существовать только московское телевидение, московская политика,  московская пресса и только московский кинематограф. Угробили Свердловскую студию, перестало существовать документальное кино Дальнего Востока и Сибири, не создано ни  одной студии на территории Кавказа, к чему я несколько раз призывал. И теперь на очереди «Ленфильм»! В конце концов, останутся только «Мосфильм» и Русские Всемирные Студии. Куда пойдут дебютанты, люди других художественных направлений и пристрастий, в каком направлении двинется  национальное кино? К частным владельцам, что ли? 
В области кино происходят совершенно абсурдные вещи. Абсолютно в тупиковом положении находится финансирование производства картин! Сколько дебютов должны были запустить в этом году? Два на всю страну. На деньги,  выделенные Фондом кино, сколько снято фильмов, которыми можно было бы хоть как-то гордиться? Боюсь, что ни одного. Я  бы задал этот вопрос Константину Эрнсту: взял бы  он хоть одну картину, которая была выпущена за прошедший год в условиях нового финансирования? Думаю, ни одной бы не взял. Ни одной! В России сознательно разрушается кинопроизводство, а кинематографисты существуют вне системы национального проката.  С моей новой картиной «Фауст» мы не можем пробиться до лета следующего года ни в один кинотеатр! Не понимаю, что я должен праздновать? Развал студии, на которой я отработал больше тридцати лет и фильм, который не могу показать стране, для меня - праздник? 
Если в стране не будет существовать национальная культура и национальное кино, никому такая  Россия не нужна. Год за годом мы проигрываем абсолютно все соревнования во всех сферах, сдаем позиции в науке и в экономике, но только в культуре мы можем быть адекватными наследниками богатейшего культурного пласта, накопленного веками. Если затравим культуру, Россия погибнет. 
Часто говорят о так называемом патриотизме. Так создайте, родные мои, страну, в которой культуре будет уделено особое место, и тогда молодые будут гордиться этой страной, а пока нам гордиться нечем. 
Почему люди не смотрят русское кино? Да потому что по общему уровню культуры мы сегодня приблизились к 1927 году. Мы деградируем.  В области культуры нет мира, перестаньте праздновать – идет война! Еще раз акцентирую внимание на том, что культура способна существовать только на альтернативных вариантах. Думаете, мне бы многое разрешили на «Мосфильме»? Посмотрите на судьбу Марлена Хуциева, вспомните, как обошлись с  великим мастером. Поддержите нас, Владимир Владимирович, потому что нельзя так обращаться с русской культурой!
И вообще, занимайтесь реальными делами, а не прожектами. Надоело! 
Алексей Герман:
- «Мосфильм»  не является производящей кино структурой. Основная функция этой структуры - оказание услуг. Если у тебя есть деньги, тебе предоставляют студию, деньги закончились – до свидания. В то время, как за последние годы «Ленфильм» произвел десять картин, «Мосфильм» - всего пять. 
Андрей Малюков:
- На протяжении долгих лет Марлен Хуциев не может закончить картину, важную и принципиальную и для него, великого художника, и для всей страны. А происходит это потому, что продюсеры, которые в разное время пытались быть рядом с  проектом Хуциева, оказались… малопорядочными. Чудовищная ситуация, балансирующая на уровне уголовного преступления! Такая же ситуация происходит и с другими проектами. До тех пор, пока в России не будет национального проката, ничего не будет вообще. И кинопроизводства тоже. Что касается ситуации с питерской студией, давайте скажем так: территория «Ленфильма» - это территория национального заповедника, и туда никто не имеет права шагать.
Сергей Безруков: «Зритель, подсаженный на попкорн, не будет лузгать семечки»
Сергей Безруков:
- Полностью поддерживаю Александра Сокурова и Алексея Германа – положение сложилось чудовищное:  в прокат, да и в само производство кино стремительно вошел беспощадный бизнес. Я, как продюсер, бьюсь со своей сказкой два с половиной года и не чувствую никакой поддержки государства, когда заходит речь о кино для детей. Бьешься и понимаешь, что ситуация действительно страшная, аховая, потому что в российском прокате наше кино уже не нужно. Кинотеатры стали частными, а за частным капиталом стоят, как правило, американские кинопроизводители. Кино стало продуктом, но оттого и странно рассуждать о кино как о продукте - есть и духовная пища. Я никоим образом не обижаю прокатчиков, они занимаются бизнесом и  по-своему правы. Обычно они говорят: «сделайте из российского кино продукт, который мы сможем продать». Нельзя так рассуждать! Мы все равно не сможем тратить на кино такие огромные бюджеты, как американцы, потому что у них для проката существует весь мир, а у нас – одна седьмая суши. Россия хоть и необъятная, но с земным шаром сравниться не сможет. 
Есть еще одна проблема - нашего зрителя очень сильно подсадили на поп-корн. Зритель, подсаженный на попкорн, никогда не будет лузгать семечки. Именно поэтому нам нельзя нам ориентироваться только на пожелания прокатчиков и делать из кино бездушный  продукт для торговли. Слава Богу, остаются авторское кино, фестивали, и наши картины еще показывают во всем мире… Единственный шанс убедить прокатчика взять картину – это успех на кинофестивале  мирового, европейского, что позволяет устроить  рекламную компанию «продукта». Хвала тем продюсерам, которые в столь сложной ситуации еще пытаются снимать кино, и у них получается совмещать «продукт» и идею, искусство!
Недавно с Андреем Малюковым закончили «Матч». Фильм патриотичный, бьющий по нервам, настоящий во всех смыслах,  но вся беда в том, что его тоже нужно… продать! Звучит кощунственно.  Как продать историю борьбы героического киевского «Динамо» с фашистскими захватчиками?! Продать историю подвига, чтобы убедить прокатчика взять фильм и заставить молодежь от 14 до 25 лет (это – основная зрительская аудитория)  его посмотреть? Поэтому не стоит забывать о том, что за производством кино и прокатом, кроме прокатчика, стоит власть. Вспомните фразу Владимира Ильича Ленина, что «из всех искусств важнейшим является кино (и цирк)», и многое станет понятным. Сразу возникает этакий бермудский треугольник: власть – финансирование - прокат, в котором уже многие утонули. 
Марлен Хуциев:
- Все, что я говорил о роли власти, напрямую соотносится с ситуацией, сложившейся на киностудии «Ленфильм». У государства много забот, но культура – чрезвычайно важное обстоятельство в жизни нашего общества. Это кровеносная система, которая позволяет организму быть живым, дышать, думать, двигаться. Вся моя жизнь в кинематографе началась в детстве, когда я в первый раз в жизни  попал в кинозал… Засветился экран, и  возникло слово «Ленфильм». Следующим словом было - «Чапаев». «Ленфильм» - символ русской культуры, одна из величайших мировых киностудий, и я считаю, что государство должно проявить по отношению  к ней трепетную заботу. «Ленфильм» должен оставаться «Ленфильмом»!

Оценить новость
Рейтинг 0 из 5 (0 оценок)


Загрузка комментариев...
Читайте также
В Смоленске открылась персональная выставка Ю.Г. Мелькова «На родной земле»
4 минуты назад
7
В Культурно-выставочном центре имени Тенишевых открылась пер...
В Смоленске подвели итоги областного конкурса педагогов
36 минут назад
54

Награждение прошло в Смоленском педагогическом колледже.

В Смоленской области сотрудники ГАИ встали на коньки
сегодня, 19:00
69

В Рославле в ледовом комплексе «Снегирь» сотрудники...

Хранители дворянского рода
сегодня, 17:43
266
По данным историка Дмитрия Будаева, во второй половине XIX в...

Опрос

Новогодние желания, которые вы загадывали в прошлом году, исполнились?


   Ответили: 165