Понедельник, 05 декабря 2016 года

Погода -7..-9 С о

Игорь Голубев: Женщины - моя слабость!

Культура 12:00, 07 марта 2006

Он хорош собой, умен, чертовски обаятелен. Обладает потрясающей харизмой. Его обожают не только женщины, но и... мужчины! Восхищенные его игрой, восторженные поклонники и поклонницы забрасывают цветами, дарят дорогой коньяк. Причина особой любви и обожания публики проста - ведущий актер Смоленского государственного драматического театра имени А.С. Грибоедова Игорь Голубев - талантливый актер. Игорю 35 лет, и 12 из них он отдал подмосткам драмтеатра. Поистине щедрый подарок!

- От «звездной болезни» голова не кружится?

- О «звездной болезни» актера обычно говорят те, кто его хорошо знает. Или те, кто его... не любит. Лично я не знаю, что это такое.

- Ваша любимая роль, любимый спектакль...

- Сазонов, «Страсти роковыя». Недавно в сотый раз его играл. Да у меня все спектакли любимые. И роли. Просто некоторые роли выделяешь особо, потому что они тебе труднее дались либо с ними связаны приятные или не очень воспоминания. Все роли люблю! Для этого учился и живу.

- Бывают ли у вас профессиональные неудачи?

- Я всегда собой недоволен, потому что отношусь к себе объективно. Даже не знаю, рассказывать или нет. Недавно был в Москве и совершенно случайно попал на кастинг, который проводила одна московская киностудия. Вообще-то я зашел туда, чтобы познакомиться с режиссерами, а тут общие знакомые взяли и запихнули меня на кинопробы. На главную роль! Вижу - сопротивляться бесполезно. Сунули в руки незнакомый текст: «Давай, иди, завоевывай режиссера!» Тот с ходу за Юлию Меньшову начинает играть со мной роль. Ужас полнейший! Полчаса мучились с этой сценой. Смотрю, бросают косые взгляды: «Ты что, текст не знаешь?» Бледнею, краснею, а ведь и правда, слов не знаю - все получилось спонтанно! Обычно на кастинг люди приходят подготовленными и тексты у них от зубов отлетают... Словом, меня поблагодарили за смелость, сказали, что перезвонят, и, естественно, не перезвонили.

- Обиделись, наверное, страшно?

- Смысла не было обижаться. Но если я что-то делаю плохо, мне от этого не легче.

- Приходилось ли вам забывать на сцене текст? Если да, то как вы выходили из столь щекотливой ситуации?

- Ну почему актерам всегда задают вопрос: «А как вы учите такие длиннющие тексты?» Я ж не знаю, как это компьютерщики умудряются запоминать сложнейшие программы? Каждому свое. Просто какая-то часть мозга у меня к заучиванию текстов приспособлена, вот я и не испытываю проблем с запоминанием роли. Впрочем, и у меня был случай, о котором не очень приятно вспоминать. Я говорю о постановке по пьесе Дударева «Не покидай меня...». Роль давалась легко, на репетициях обкатали спектакль до автоматизма. Играю, все идет хорошо, и вдруг - бум! Полная вырубка текста! Белый лист перед глазами. Девчонки с ума сходят, не знают, что со мной творится. Ничего, выкрутились. До сих пор не знаю, что со мной было. Наверное, первый звоночек... Когда у Армена Джигарханяна спросили, почему он больше не хочет играть в театре, он грустно так улыбнулся и ответил: «Самое страшное - подвести партнера на сцене. Представляете, и я стал забывать текст». По молодости всегда злился на стариков, забывавших слова. У нас был один актер, царствие ему небесное... О покойниках плохо не говорят, но я ж не плохо говорю, а по-доброму, с юмором. Мы играли «Памелу», и этот милый старик все время нас на коротком поводке держал, не давал расслабиться. Мог перескочить на две сцены вперед, а мы, как партнеры и друзья, чтоб спасти спектакль, свою и его честь, цеплялись за реплику и шли дальше. Самое интересное, неожиданно он «просыпался», вспоминал злополучную фразу и забабахивал ее не к месту. Мы не знали, то ли смеяться, то ли плакать.

- Одолевают ли Игоря Голубева поклонницы?

- В Смоленске нет. А в Туле проходу не давали. Автографы брали на улицах, готовы были носить на руках. И неудивительно: считай, на каждом углу висели наши портреты или афишки спектаклей, даже в трамваях. А здесь такого нет. Впрочем, было дело - однажды меня целой серией анонимных признаний забомбили. Практически после каждого спектакля приносили очень странные записки. Я так и не узнал, кто это. Обычно поклонницы горят желанием встретиться с любимым артистом, а тут - что-то такое было... На грани безумия.

- Кого вам хотелось бы сыграть, да все удобный случай не подвернется?

- Наверное, нормальный актер должен хотеть кого-то сыграть, мечтать о какой-то роли. Я - нет. Любая роль хороша, лишь бы играть ее интересно было. Помнится, приехал Ледуховский, предложил роль в спектакле «Три-сес-тры». Я на кухне Ледуховскому сказал совершенно откровенно: не трогает меня Чехов. Не смогу его сделать интересным, современным. Однако режиссер сумел так построить репетиции, что я загорелся и почувствовал глубину характера Тузенбаха. Словом, играл с большим удовольствием. Да можно хоть о Гамлете мечтать, а режиссер возьмет и сломает твою мечту, и ты проклянешь все на свете... Ведь мы всецело зависим от режиссера. Актеру навязывают правила игры, и если ему эти правила нравятся, роль получается хорошо.

- И все же, мне кажется, актер должен вносить свои коррективы в рисунок роли...

- Знаете, режиссеры... обычно говорят: «Вот, хороший был бы спектакль, кабы не актеры-бездари!» Актеры кивают на режиссер: «Да что он там наставил, эту роль нужно играть по-другому!» Когда я был молодым да горячим, тогда, бывало, спорил с режиссером, отстаивая свою точку зрения. И только с возрастом понял, что в неудачах следует прежде всего винить себя. И понимать режиссерские задачи, поскольку лишь одному автору спектакля дано увидеть постановку целиком.

- Говорят, что актер теряет за спектакль до двух килограммов живого веса. Не замечали за собой ничего подобного?

- Нет. Специально не взвешиваюсь, но бывают спектакли, на которых физически выкладываюсь полностью. Кстати, после «Страстей роковых» мы приходили в гримерки мокрыми. Однажды Де Ниро пожаловался Оливье: «Слушайте, я не могу выйти из образа! Мне два дня после этого нужно водку пить!» А тот ему и говорит: «А вы играть не пробовали?» Мы не устаем, потому что с возрастом приходят профессионализм и понимание, как добиться наилучшего эффекта меньшими усилиями. Но вообще я всегда стараюсь работать на сцене с полной отдачей сил. И особенно утомляюсь после премьеры нового спектакля.

- Вы все время говорите про свой возраст. Смешно такое слышать от молодого человека!

- Не только я, все мы - Кузьмищев, Ульянова - молодые актеры! До сих пор молодые, хотя моим коллегам уже за сорок. И такими останемся, пока нам на смену молодежь не придет. А в драме почему-то давно уже кровь не обновлялась.

- Вы суеверный человек?

- Да. Накануне спектакля никогда не бреюсь и не мою голову. «Ромео и Джульетта» - единственное исключение из правил: приходится целоваться, и, если я буду колючим, исцарапаю свою партнершу. Суеверия - жуткий бред! Но почему-то, если на сцене что-то не получилось, находишь в суевериях оправдание: «Ага, помыл голову, вот тебе!» И наоборот. Логики никакой, но у артистов вообще с логикой проблемы.

- А вам не хотелось все бросить и уехать в Москву?

- Я играл на подмостках одного из московских театров, но ничего хорошего из этого не вышло. Я не могу играть и не получать удовольствия от творчества. Да и актеры в Москве получают такие же крохотные зарплаты, как и здесь, только там прожить на них невозможно. Видимо, я прирос к Смоленску крепко-накрепко: как только семья появилась, то и уезжать куда-либо расхотелось.

- У вас есть человеческие слабости?

- Женщины - раз, женщины - два, женщины - три! А еще я курю. Борюсь с этим злом всю жизнь, но бросить курить не получается: какая-то слабина в характере есть. Зато не пью. В смысле не алкоголик.

- Что помогло завоевать любовь публики?

- Всему виной потрясающее везение и господин Случай. Я случайно оказался в Смоленске. Что мне мешало остаться в Москве? Ни-че-го! Да зацепился бы и работал себе потихонечку. У нас многие уехали в столицу. Приезжают, рассказывают, какие там драки актеры за роли устраивают. А здесь я могу играть все, что захочу. Однажды в детстве у меня спросили, кем я хочу стать. Я долго думал и почему-то сказал: «Милиционером». Ну очень мне хотелось на милицейском «бобике» ездить! Человек может хотеть быть кем угодно - космонавтом, врачом, миллионером... И все равно станет только кем-то одним. Только актерская профессия дает возможность побывать во всех шкурах сразу. По крайней мере, поиграть, как это делают дети.

- Чем вы нас в ближайшее время порадуете?

- Пока ничем. Я не занят в новой постановке. Почему - спросите у наших режиссеров. Вот в драмтеатре «Мария Стюарт» грядет, может, и мне перепадет роль. Кстати, новая постановка по Рею Куни «Все будет хорошо», премьера которой состоится в День театра, обещает быть интересной. По крайней мере, пьеса шикарная. Я видел постановку по этой пьесе с Евгением Мироновым в главной роли. Потрясающая вещь! Дай бог, чтобы у режиссера все получилось. Если получится, зрителя ожидает масса удовольствия.

Оценить новость
Рейтинг 0 из 5 (0 оценок)


Загрузка комментариев...
Читайте также
В Смоленске российские и белорусские аграрии делятся опытом льноводства
55 минут назад
63

В регионе проходит первая международная научно-практическая...

Школе №4 Смоленска исполнилось 65 лет
сегодня, 20:00
276

В этом году средняя школа №4, на базе которой была создана...

Четырех смолян нашли повешенными
сегодня, 18:17
1477

Со 2 по 4 декабря в регионе обнаружили тела двух пенсионеров,...

В Смоленске суд оштрафовал пилота-нарушителя
сегодня, 17:41
329
Мужчина, не имевший сертификата летной годности на воздушное...

Опрос

Какой подарок вы хотели бы на Новый год?


   Ответили: 594