Суббота, 15 декабря 2018 года

Погода -3..-5 С о

"Страдающее Средневековье" и Венецианский карнавал в Смоленске

Культура 12:01, 08 августа 2018
"Страдающее Средневековье" и Венецианский карнавал в Смоленске

3 августа в КВЦ имени Тенишевых открылась весьма необычная выставка «Без лица. Легендарные маски мира».

На протяжении столетий маски служили символом тайны и иллюзии, позволяя человеку «примерить» на себя желаемый облик.

Маска выражает сверхъестественную силу своего носителя, отделяет представителей иного мира от обычных людей. Например, шаман в маске становится воплощением духа, изображенного на ней; актер театра - комедийной или трагедийной фигурой с набором устойчивых черт, присущих сценическому образу. Маска могла обезличивать, скрывать, защищать, устрашать…

Арт - проект познакомит посетителей с железными карательными масками времен Святой инквизиции, примерив которые, каждый сможет понять, каково было преступить закон в средневековой Европе! Вы узнаете историю хаппури – самурайской защитной маски, а также поймете, зачем мексиканцы прячут лицо под оскалами черепов в День мертвых.

Особое внимание заслуживают венецианские маски, и не только карнавальные, но и повседневные. Арт - проект интересен и для любителей военной истории: в экспозиции представлены… ну очень необычные защитные маски танкиста и снайпера начала XX века!

Маска «чумного доктора» - один из самых зловещих экспонатов выставки История ее такова: в 1348 году Папа Римский Климент VI пригласил нескольких докторов для лечения пораженных чумой жителей Авиньона, создав прецедент, в результате которого последующие четыре столетия лекари чумы стали неотъемлемой частью жизни Европы. Врачеватели носили характерный защитный костюм, окончательный вариант которого появился в 1619 году. Костюм состоял из плаща, кожаных сапог, длинных перчаток, трости и, конечно же, клювообразной маски.

Эта маска, словно сошедшая с экрана, на котором демонстрируется фильм ужасов, изготавливалась из грубой ткани или кожи, имела стеклянные глазницы или клюв, заполненный ароматными лекарственными травами. Травки облегчали дыхание доктора, которые защищали обоняние доктора от чумных миазмов и облегчали дыхание при постоянном чумном смраде.

Считалось, что инфернальный внешний вид маски отпугивает страшную болезнь. Именно ее специфический внешний вид оказал влияние на европейскую культуру - появление знаменитой венецианской маски тому подтверждение.

Многие жители Средневековья были вынуждены носить маски пожизненно. Одним из них был пресвитерианский пастор Александр Педен, известный как пророк Педен. Все началось в 1663 году, после того как он и еще несколько сотен пасторов были вынуждены покинуть свои церкви из-за гонений, которые инициировал король Англии и Шотландии Карл II, объявивший себя главой шотландской церкви.

Правительственные войска вели охоту на тех, кто был адептом пресвитерианства и выступал против епископального устройства. Так изгои - святоши и начали скитаться по стране, проповедуя на свой страх и риск. Самым известным, харизматичным и разыскиваемым стал пастор Александр Педен. Чтобы оставаться неузнаваемым, пророк изготовил себе маску из кожи, ткани, перьев, волос и деревянных зубов.

После одиннадцати лет в бегах Педена арестовали и на четыре года заключили под стражу в шотландскую тюрьму. В 1678 году его решили отправить на корабле в США, но пастор сумел сбежать с корабля и какое-то время скрывался в Ирландии. Вернувшись на родину, Педен продолжил тайно проповедовать и умер в возрасте 60 лет непокоренным. Подлинная маска опального пастора была обнаружена в 1840 году и сейчас находится в Эдинбурге.

Конечно же, выставка лишилась бы своей прелести без знаменитых венецианских масок - традиционного символа ежегодного венецианского карнавала. Впрочем, итальянцы  использовали их и в повседневной жизни с целью скрыть лицо. Это служило самым разнообразным целям: от романтических свиданий до совершения преступлений. Последние привели к запрету ношения этих изысканных украшений вне карнавала незадолго до конца Венецианской республики.

Однако ни Арлекин, ни интриганка Коломбина не смогут тягаться с маской Гатто, отдавшей дань уважения охотникам на мышей. Все дело в забавной легенде, сопутствовавшей рождение этой маски. В те времена кошки в Венеции были явлением редким, потому-то горожане и страдали от засилья мышей. Но однажды в Венецию из Китая прибыл некий человек, и самое ценное, что у него было, так это… старый кот. Его появление оказалось как нельзя кстати! Несмотря на свой преклонный возраст, пушистый ветеран умудрился очистить дворец венецианского дожа от мышей, и дож озолотил хозяина кота.

В результате всеобщий любимец остался при дворе, а китаец вернулся на родину. Разбогатевший бедняк прибыл домой, а его завистливый сосед рассудил, что если за старого кота в Европе заплатили такими богатствами, то за дорогие шелка торговца дадут несравненно больше. И, не долго думая, отправился в Венецию. Дож пришел в восторг от товаров, и предложил за него самое дорогое. На свою беду, торговец согласился, и старенький кот опять вернулся в Китай!

На выставке смоляне увидят посмертные маски Николая Гоголя и Сергея Есенина. Но, пожалуй, наиболее привлекательна «Незнакомка из Сены» – самая загадочная в мире посмертная маска.

В конце 1880 года в Париже в окрестностях набережной близ Лувра из реки извлекли тело 16-летней девушки. Так как следов насилия не было обнаружено, за основную версию причины смерти взяли самоубийство. Личность утопленницы установить не удалось. По легенде, патологоанатома настолько потрясла красота и умиротворенное выражение ее лица, что он счел необходимым сделать с него посмертный слепок.

Посмертная слава породила и интерес к личности «незнакомки из Сены». Одни утверждали, что слепок сделан вовсе не с утопленницы, а с молодой женщины, умершей от туберкулеза в 1875 году. Или – с живой и вполне здоровой дочери немецкого скульптора, с легкой руки которого и явилась на свет эта мистификация. Как бы то ни было, начиная с 1900 года, маска незнакомки из Сены приобрела бешеную популярность и стала общепризнанным объектом искусства. Многочисленные копии слепка стали украшением домов богемы, и целое поколение немецких девушек сверяло свою внешность с образом таинственной незнакомки, чью улыбку сравнивали с улыбкой Моны Лизы. Не зря английский критик и поэт Альварес назвал эту маску эротическим идеалом тех лет!

На экспозиции есть витрины, способные вызвать трепет. Речь идет, конечно же, о «страдающем Средневековье» и его неотъемлемых атрибутах – пыточных масках. Одна из них, с характерным раструбом, служила орудием наказания за подделку дензнаков. Поддельные монеты плавились, и вся эта масса заливалась в рот фальшивомонетчика…

Карательные маски предназначались и для женщин, чье вызывающее поведение и стремление откровенно одеваться шли вразрез с устоями средневекового общества. Чаще всего именно представительниц прекрасного пола наказывали за несносный характер, сплетни, сквернословие, стремление совать нос в чужие дела и даже богохульство. Такое вот железное «украшение» для сварливых жен представляло собой конструкцию с металлическим кляпом, на внутренней стороне которого находились шипы, которые ранили рот, язык и губы при попытке заговорить. Женщину водили в маске на поводке с колокольчиком, причем это делал муж провинившейся. Иногда «железное правосудие» надевали на женщин, подозреваемых в колдовстве, чтобы те не могли невольно произносить заклинания.

Любопытный факт: палачи, за редким исключением, не надевали на казнь масок и колпаков! Колпак с прорезями для глаз – выдумка, плод фантазии авторов исторических романов, которые хотели придать образу зловещий подтекст. На самом деле, палач был всего лишь городским служащим, и жители знали его в лицо. О мести со стороны родственников казненного не могло быть и речи, потому что палач всего лишь исполнял приговор.

Если венецианские маски служили для развлечения, то у ортопедических масок времен Первой мировой войны было другое предназначение.

При пересадке тканей лицевого черепа раненых солдат органические материалы отторгались, что приводило к сепсису и мучительной смерти. Нужен был альтернативный вариант, который предложил профессор Лондонской королевской академии художеств Фрэнсис Дервент Вуд. Именно он начал изготавливать специальные протезы, которые скрывали изуродованные участки лица ветеранов войны. Маски из гальванизированной меди, покрытые эмалью под цвет кожи с чертами лица пациентов способствовали социальной адаптации вернувшихся с фронта.

Выставка продлится до 9 сентября.

Цена билета – 200 рублей, стоимость льготного билета – 150 рублей. Фото – и видеосъемка – 50 рублей.


Автор: Анастасия Петракова


Добавьте «Рабочий путь» в ваши источники в Яндекс.Новостях




Загрузка комментариев...
Читайте также
«На полном ходу – в грузовик». В Смоленской области произошло жесткое ДТП
вчера, 19:46
В социальных сетях жители Смоленского региона обсуждают жест...
ХI научная конференция «1812 год: война и мир» прошла в Смоленске
вчера, 20:28
12 декабря 2018 года в Смоленске состоялась ХI научная конференция...
«Скотина бегает по квартире и визжит диким криком». Смолянин получил от тещи свинью
вчера, 18:00
В социальных сетях житель Десногорска рассказал, что с недав...
Егерь помог задержать браконьера, застрелившего лося в Смоленской области
вчера, 18:18
В полицию Сафоновского района поступило сообщение о незаконн...

Опрос

С чем у вас ассоциируется Новый год?


   Ответили: 1724